Владимир Мартусь. Один день на суше, десять лет в море

Капитан фрегата «Штандарт», точной копии корабля, построенного Петром I в 1703 году, Владимир Мартусь знает на своём корабле каждый винтик и каждую доску. Это неудивительно, потому что он сам возводил его, начиная от идеи воссоздания исторического парусника и работы с чертежами 300-летней давности до заготовки досок, изготовления гвоздей, обшивки и отделки корабля. В этом году исполнилось 20 лет с тех пор, как фрегат «Штандарт» был спущен на воду в Санкт-Петербурге. Парусник регулярно участвует в европейских морских фестивалях и яхт-шоу. Любой желающий может прикоснуться к живой истории, обучившись на борту морскому делу, стать членом команды и отправиться в плаванье на историческом деревянном паруснике за новыми впечатлениями и приключениями.

Photo: Dominique Saint

– Владимир, не так давно “Штандарт” участвовал в яхт-шоу в Southampton. Какие у вас остались впечатления от яхт-шоу?

– На шоу мы были скорее приглашенным аттракционом, куда уставшие от современных “пластик-фантастик” лодок приходили посмотреть настоящий исторический парусник, построенный вручную из дерева. Было много посетителей, желающих подняться на борт, осмотреть корабль, задать интересующие вопросы. Мы получили от них массу восторженных отзывов.

Несколько раз в год “Штандарт” принимает участие в такого рода шоу или морских фестивалях. Для нас это хороший отдых от корабельной рутины – в режиме учебного парусника мы ходим безостановочно, каждую неделю принимая новую группу практикантов по 30-40 человек. Наша задача как можно скорее передать им знания, которые у нас есть, сделать их членами экипажа, помогающими ставить паруса, управлять кораблем, а также принимать публику на фестивалях.

– Сколько человек постоянно находится на «Штандарте»?

– На корабле постоянный состав из пяти человек. Это две команды по 4 человека плюс капитан. Каждые три месяца команда меняется – ребята едут домой отдыхать, потом возвращаются. Только у капитана судьба немного другая, как в «Пиратах Карибского моря» – десять лет в море, один день на берегу.

Photo: Swedish Coastguard

– Часто ли возвращаются те, кто однажды прошёл обучение на корабле?

– Больше половины ребят возвращаются по второму и по третьему разу, а кто-то и по пятому и по шестому. Это увлечение очень заразно. После второго-третьего раза появляется больше опыта, и ребята могут им делиться с новичками. На корабле поощряется принцип:  «Научился сам, научи товарища» – быть в роли авторитетного моряка всем нравится. Но главное – это общение, которого всем так сейчас не хватает.

Фото: Евгений Мохорев

К нам на «Штандарт» приходят испытать приключение, попробовать что-то новое, проверить себя и с удовольствием берутся за все задачи, которые есть на корабле. Всем по очереди приходится выполнять всю работу на корабле; драить палубу и убираться, чистить картошку и готовить еду.

– Какой средний возраст практикантов у вас на корабле?

– Примерно 24-25 лет. Из профессий чаще всего это фрилансеры, программисты, люди с более менее свободным рабочим графиком. Мы часто шутим, что на курортах всё включено, а у нас на «Штандарте» всё выключено. Можно вернуться к корням и попробовать жизнь по-настоящему, как было когда-то.

– Дорогое ли это удовольствие?

– Примерно 90 евро в день. Мы стараемся, чтобы это было доступно для молодых и азартных приключенцев.

– Есть ли понятия «обычный день» в море и «на якоре»?

– Я в море уже 20 лет. То, что для меня привычно, для новичков может быть не очень комфортно – сильный ветер, ночной шторм, когда корабль сильно кренится на бок и брызги летят через всю палубу…

Распорядок всегда один и тот же: в 7:30 звонит рында к завтраку, в 8:00 подъём флага, и вся команда выстраивается на палубе. Это время, когда рассказывается распорядок дня, выслушиваются пожелание, задаются вопросы, распределяются обязанности. Я иногда советуюсь, но все решения принимаются авторитарно – капитан на корабле ответственен за всё. На земле – Бог, а на корабле – капитан.

Фото: А. Костров

– В этом году исполнилось 20 лет, как «Штандарт» был спущен на воду. А сам проект зародился ещё раньше. Когда вы поняли, что это ваша история?

– Если говорить о самом начале, то всё случилось, когда в 14 лет отец показал мне на горизонте паруса и спросил: «Хочешь так же?» После моего утвердительного ответа он привёл меня в виндсёрфинг-клуб кораблестроительного института, где я стал тренироваться. Позднее я поступил в этот институт.

На третьем курсе приятель пригласил меня пойти на деревянной копии поморского коча из Архангельска в Мурманск, на Шпицберген, а через год – вокруг всей Скандинавии. 12-метровая парусная лодка без электричества, без мотора, без рации, без спутниковой навигации (её тогда ещё не изобрели), два паруса, 6 вёсел и печка на дровах. Это было настоящее приключение. В это время ко мне попала брошюра с красивыми парусниками о морском фестивале во французском Бресте, который должен был состояться через 2 года.

Фото: Валерий Василевский

Мне очень хотелось туда попасть, а поскольку достаточной суммы на билет и гостиницу не было, я решил построить свой собственный корабль и на нём отправиться покорять Брест. Подобрал подходящий проект шхуны Балтийского моря, взяв название самого первого корабля Петра I – «Святой Пётр», нашёл спонсора и помощников. За 5 месяцев мы его построили в Петрозаводске и пришли в родной город в день, когда Ленинград переименовали в Санкт-Петербург. Очень всё красиво получилось. На «Святом Петре» мы и в Бресте побывали, и ещё 4 года ходили по Европе.    

На тот момент на Неве не осталось ни одного парусного корабля. Я понимал, что Петербургу, морской столице России нужен большой красивый парусник и был уверен, что найду поддержку для его строительства. Моей задачей было правильно выбрать, какой корабль строить. Я и по архивам искал, и с историками общался. На петровский парусник «Штандарт» наткнулся случайно, и тут всё совпало… И то, что Петр I сам его строил, и то, что это был его любимый корабль, и то, что заложили корабль в марте 1703 года – он ровесник Петербурга. Да ещё я и на модель парусника случайно наткнулся и влюбился в него окончательно.

Всё складывалось довольно удачно: на «Святого Петра» нашёлся покупатель, мы его продали, раздали все долги и ещё осталось $10,000. Немалый по тем временам начальный капитал.

Много было знаковых событий и удачных совпадений, но всё приходилось делать самим, обучаясь по ходу необходимым специальностям: надо валить деревья – учишься пользоваться бензопилой, надо строгать доски – идёшь обучаться на плотника, надо ковать крепёжные гвозди – осваиваешь кузнечное дело. Сначала я строил один, потом двое моих приятелей подтянулись, а после нам волонтёры стали помогать. Проект не оставлял никого равнодушным. Райком комсомола бесплатно выделил нам территорию, где мы заложили киль 4 ноября 1994 года. Люди откликались, увлекались и получали от этого не меньшее удовольствие, чем мы сами.

Самое сложное время было только пока не воздвигли скелет корабля – сомнения, неуверенность, сможем ли завершить начатое, а когда скелет уже стоит, все сомнения отпадают и становится ясно, что всё идёт как надо и работы когда-нибудь успешно завершатся. Появились помощники, спонсоры и просто неравнодушные люди. На спуске «Штандарта» в 1999 году было 40 000 человек.

– На строительстве корабля работали не профессионалы, а любители. Не было ли сомнений в надёжности такого плавучего средства?

– Вся команда строила «Штандарт» с мечтой пойти в дальнее морское плавание. Это самый лучший контроль качества и лучшая мотивация. Халявы никто не допускал. Все работали не на страх, а на совесть. Строили для себя. И этим всё сказано.

Фото: Александр Лисафин

– Знаю, что вы вынашиваете идею нового проекта – строительство копии самого быстроходного, самого знаменитого в мире парусника – чайного клипера Cutty Sark. На какой стадии находится этот проект?

– Проект пока на стадии мечты, обсуждения и подготовки. Я уже 4 года с разных сторон смотрю на него, всё примериваюсь и взвешиваю… К примеру, вокруг «Штандарта» я ходил 2 года. Корабль «Катти Сарк» очень большой – больше 500 тонн и подпадает под все современные международные правила и конвенции. Этого не было с маленьким деревянным «Штандартом», на который никакие правила не действовали. Здесь необходимо всё тщательно проверить и перепроверить, до того как начать валить первый лес.

Так что мы пока ждём знака и собираем команду энергичных единомышленников, увлечённых идеей, чтобы по морю пошёл настоящий корабль, перевозящий настоящие грузы экологичным способом, как в те далёкие времена, способный пересечь океан, пройти мимо мыса Горн и мимо мыса Доброй Надежды. И на стадии проектирования продумываем технические решения, куда спрятать современное оборудование, вентиляционные шахты, чтобы они не портили внешний вид корабля, и вывести выхлопы так, чтобы их было не видно и не слышно.

– Кто же будет капитаном на Cutty Sark? Готовы ли вы оставить капитанство на «Штандарте»?

– 20 лет на «Штандарте» – большой срок. Это мой ребёнок, я научил его ходить, и когда-нибудь настанет время отправляться ему в самостоятельную жизнь. Сейчас экипаж может сам и корабль водить, и практикантов собирать, и обучать их, и рекламироваться. Я психологически готов отдать командование кораблём в другие руки.

Кроме того, у меня на «Штандарте» старших помощников, ребят, готовых стать капитанами, трое, а то и шестеро. Профессиональные ребята, очень хорошо мотивированные, любящие дело, которым, пока я капитан, не куда расти. Востребованность в ещё одном корабле есть, и главное, чтобы на нём сохранилась та же дружная и семейная атмосфера, что и на «Штандарте».

– Какие традиции существуют на корабле, которые нельзя ни в коем случае нарушать?

– На корабле не принято свистеть, а то накличешь шторм. У моряков не принято бриться в море. Примета берёт начало с давних времён. Когда на парусниках пересекали экватор, в мёртвый штиль можно было на две-три недели застрять при отсутствии ветра. Тогда моряки отрезали волосы и приносили их в жертву, чтобы бог послал им ветер. Ну и у нас на «Штандарте» в море на ходу действует строгий сухой закон. Даже небольшая потеря адекватности от бокала вина может нам всем дорого стоить. Но когда мы приходим в порт, с разрешения капитана экипажу разрешается принять по рюмочке.

– А как же женщины на корабле?

– У Петра I был указ – в дальние морские плавания жён не брать, а если брать, то по числу на всех. А в Англии отправной точкой этой приметы стало то, что в английском языке слово «корабль» женского рода. Считалось, если на корабле будет женщина, то корабль станет к ней ревновать моряков и плохо себя вести. Самое простое практическое объяснение появлению этой приметы – высокая вероятность конкуренции мужской команды за внимание женщины, при которой все морские обязанности по боку. Если на на корабле одна женщина, может возникнуть реально опасная ситуация. У нас на «Штандарте» мужчин и женщин всегда примерно поровну.

– Велика ли вероятность встретить сегодня в море пиратов?

– Современные пираты – те же самые бандиты, которых вы можете встретить в любом городе. Никакой романтики в этом нет. Обычная преступность. Те же самые воришки, но только на воде. Это бедные люди, грабящие, чтобы прокормить себя и свои семьи. Моё мнение, что вся история с сомалийскими пиратами больше раздута страховыми компаниями, чем есть на самом деле. И компании, предоставляющие вооружённую охрану тоже хорошо на этом зарабатывают. Но я не вижу здесь серьёзной проблемы.

– Значит вы не боитесь встретить в море пиратов?

– Чего их бояться? Мы и сами как пираты. У нас и пушки есть.