Евгений Миронов: мы забыли, что такое характер в кино

 

У Евгения Миронова есть все приметы успеха: звание народного, премии — от Государственной до «Триумфа» и «Кумира»; «Золотым маскам» нет счета. Он самый востребованный актер и ему довелось работать с лучшими мировыми режиссерами. В 40 лет актер начинает новую жизнь – в качестве художественного руководителя московского «Театра наций», который называют «самой крупной открытой площадкой России». Миронов знает, из чьих спектаклей мечтал бы составить афишу. Эймунтас Някрошюс, Алвис Херманис, Роберт Уилсон, Робер Лепаж, Андрей Жолдак. Ну и Кирилл Серебренников, разумеется. Однако Театр Наций пока будет значиться исключительно на афише: выпускать проекты придется на чужих, арендованных, площадках.

теплым осенним днем мы встретились с Евгением Мироновым в Лондоне, куда известный российский актер приехал на неделю взять уроки английского. Свое решение он объяснил так: «15 лет назад Андрон Кончаловский сказал мне, что я дурак, что я должен ехать в Америку делать карьеру. Я счастлив, что я дурак, что я не поехал. Иначе это была бы другая жизнь, другой путь, мне совершенно не свойственный. Но поскольку сейчас русский театр, как и кино, представляют для иностранцев большой интерес, мне приходится общаться со многими режиссерами. Хотелось бы делать это без переводчика».

Переиграв десятки знаковых ролей в театре и кино, в декабре 2006 года Миронов стал руководителем московского «Театра наций». Неизбежные сомнения развеял педагог и друг актера Авангард Леонтьев. «Он меня одухотворил словом «будущее», – говорит Миронов. –  Мне 40 лет, кроме себя самого на этом этапе жизни меня интересуют не только новые роли». Так он стал заниматься поддержкой театральных инициатив.

Конечно, возникает вопрос, не лишатся ли зрители удовольствия видеть своего любимого актера на сцене и в кино, не превратится ли он только в руководителя театра? Миронов спешит успокоить, что все-таки новое занятие не станет главным делом его жизни (актер участвует в новом театральном проекте, есть и другие роли в театре и кино), однако все равно приходится меняться: «Актерство остается главным, но тем не менее я понял, что делаю что-то не так. Потому что я по инерции все оставшееся от других дел время трачу на театр. Теперь понимаю, что – нет – это должно стать главным. Ущерб будет. Я уже занимаюсь стульями, спонсорами под эти стулья, а самое главное – реконструкцией здания. Когда мне предложили этот театр, я пришел и не понял, что происходило  там в течение 20 лет: покрашено фойе, есть нереконструированная сцена, а самого зрительного зала нет».

За два десятка лет в театре Миронов, выпускник Саратовского театрального училища и Школы-студии МХАТ, переиграл, наверное, все значимые мужские роли. На вопрос остались ли персонажи, которых он хотел бы сыграть, Евгений ответил: «Я никогда не говорю о том, что бы я хотел. Потому что все может измениться. Мне никогда не хотелось мечтать. Никто не ожидал, что фильм по классическому произведению «Идиот» станет таким рейтинговым фильмом. На это повелись продюсеры, «Мастер и Маргарита» также собрал огромные рейтинги. Оказалось, что зрителям это может быть интересно. Такие фильмы – отдушина для артистов, мы уже забыли, что такое характер в кино. Как в американских фильмах, многие актеры используют только свое лицо, и вопросами, что это за герой, откуда он, как он попал в такую ситуацию, что он переживает и как эти эмоции передать, не задаются».

 

Миронов – человек религиозный, еще 19-летним подростком принял крещение вместе с мамой и сестрой. Наверняка христианское мировоззрение влияет на восприятие роли. «Все очень просто, – говорит актер. – Роли воспринимаются как некий путь, а не как работа или заработок, иначе становится непонятно, зачем я это делаю. Потому что эта профессия не начинается в 9 утра и не заканчивается в 6 вечера. Я живу этим. Иногда я иду на компромисс, но я пытаюсь просто осознать, что мне это даст, что мне важно в данный момент. Тогда важно прислушаться к себе».

Видимо, именно так поступил актер, когда отказался от роли Иисуса Христа в телеэкранизации романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Миронов объясняет, что Христос – слишком важный персонаж, чтобы эту роль играл известный артист, –  будут сравнивать все его предыдущие и последующие роли, отвлекаясь от темы и значения. И это была единственная причина отказа. «У меня не было боязни по отношению ко всем этим легендам. Мне на выбор была предложена любая роль: и Мастера, и Бездомного. Что-то подобное роли Бездомного я уже играл, а роль Мастера мне была неинтересна».

Наверное, самой памятной работой Миронова для российского телезрителя стала роль князя Мышкина в экранизации романа Федора Достоевского «Идиот» режиссера Владимира Бортко. По словам актера, роль Мышкина, как и все его роли, стала для него этапной. Он называет ее «счастливой возможностью» пройти дистанцию длиной в роман, несмотря на то, что роль далась ему с большим трудом. «После роли у меня были проблемы с миропониманием. Я начал все усложнять, копаться в себе. Большинство драматургов и писателей берут первый пласт, Достоевский уходит в 10-й. Когда начинаешь копать, жить становится сложнее. Это очень интересно для артиста, потому что ты обостряешь ситуацию. Ты не просто сидишь пьешь кофе, а внутри тебя – атомная война. Я полгода отходил».

Действительно, актер не ищет легких ролей. Можно сказать, что они находят его сами. Александр Солженицын предложил кандидатуру Миронова на роль Глеба Мержина в сериале «В круге первом». Как признается сам актер, эта роль ему далась труднее, чем  блистательное исполнение роли князя Мышкина. Если в Мышкине Миронова интересовали сомнения «идеального» князя, то в Мержине он не мог найти никаких недостатков. Роман написан от имени героя и нет никаких описаний его характера, о нем можно судить только по его поступкам. «Скучней для артиста роли не найти – нечего играть, – говорит Миронов и добавляет: – Как я ни искал, я не мог найти. Там одна очень сильная линия – как и у самого Солженицына –  у героя сильная воля и вера. И такая невероятная упертость, в этом он (Мержин) мог быть неприятен. Мне было интересно найти, где он безумен. Даже после встречи с Александром Исаевичем, (а я был потрясен встречей, но был и расстроен) так и не нашел того, что искал. Я думаю, что недоделал эту работу».

Сейчас Миронов задействован в спектакле режиссера  Кирилла Серебренникова «Господа Головлевы». Актер признается, что для роли Иудушки Головлева ему пришлось «многое «достать» из себя, что казалось несвойственным». В результате оказалось: актер сумел найти некоторые положительные черты в своем омерзительном персонаже – но каких усилий это стоило!

 

«Если играть роль без какого-то позитива, то для себя, как для артиста, и для зрителя, это очень тяжело и вредно.  Первые полгода я не мог найти этот позитив. Мучился ужасно, не хотел играть этот спектакль. Каждый раз шел как на плаху. Я не мог его оправдать. Мне казалось, что финал у Салтыкова-Щедрина какой-то фальшивый. Как это вдруг можно раскаяться в конце жизни, всего за пять секунд, как это сделал Головлев, – такого не может быть. Это должно было его всю жизнь мучить, но мой Головлев не такой. И тогда я понял, что мой герой должен вызывать жалость, потому что он, старик, винит всех вокруг: брата, маму, Бога. В итоге, оказавшись один и не понимая до конца, почему он один, осознает, что виноват. Его гнев против Бога вызывает у меня такую же жалость, как старые коммунисты, которые, выходя на площадь, верят до конца в старые идеалы. Мало того, это делает его не просто злодеем, а фанатиком веры. Это две разные вещи. Он искренен в своей вере, он не просто «сука страшная», которая знает, что плохо или хорошо. Это делает Иудушку антиподом Мышкина. Он также верит, как и Мышкин, в те же самые слова Библии. Просто он ее адаптирует по-своему. Эта жалость теперь дает мне огромные силы для игры, потому что я уверен в себе абсолютно. Мало того, я знаю, чем это закончится. Я уже отстраняюсь в финале, смотрю сверху на этого маленького человека».

В апреле этого года знаменитый британский режиссер Деклан Доннелан привозит в Лондон свою постановку «Бориса Годунова», в которой Миронов играет роль Самозванца. Актер признается, что очень любит британского режиссера, видел его предыдущие работы в Москве и мечтал с ним поработать. Наконец получилось. Синтез-результат, надо полагать, оказался интересным для обеих сторон. «Он (Доннелан) со своими понятиями о театре, мы, русские артисты, – со своими, своей школой. Я думаю, он сам не ожидал, что мы так интересно можем с ним работать. Мы учились друг у друга. По-моему, у нас получился его лучший спектакль. По крайней мере, в России точно. Здорово, что он так легко отнесся к этой истории. Наши режиссеры «Бориса Годунова» ставят с обязательным экскурсом в прошлое. На мой взгляд, до Доннелана такой легкостью никто не обладал».

Миронов участвовал в проектах у лучших режиссеров. Среди них Кира Муратова, Алексей Учитель, но больше всего он симпатизирует Никите Михалкову, которого описывает эпитетом «пластический». «Я привык работать с (здесь он переходит на английский) absolutely different режиссерами – плохими, хорошими. Но Никита Сергеевич каждый раз открывает в тебе новое. Открыть артиста может далеко не каждый режиссер».

 

Думает ли он, что ему удастся стать успешным режиссером? «Не знаю, – отвечает Евгений. – Боюсь убить своим показом идею, инициативу. Потому что мне не хватает терпения внимать и ждать. Поскольку я сам артист, я вижу сцену, эмоцию, и мне почему-то кажется, что я лучше вижу». (Смеется). Однако он не прочь попробовать силы в кино. «Это коллективное искусство. Нам интересно собирать команду и претворить в жизнь то, что тебе хочется», – говорит актер.

Пока актер не завел собственной семьи и остается близок к маме и сестре Оксане. Мама – билетер в Театре Олега Табакова и любимица всего театра, сестра – бывшая балерина и мама двух детей. Они до сих пор крепко дружат и держатся друг за друга. «Такое ощущение, что не порезали пуповину до сих пор. В этом есть плюсы и минусы. Мы очень болезненно любим друг друга. Все мое. Это даже не рука, не нога – без этого нельзя жить».

Leave a Reply