Джон Инвердел и академия регби в Англии

 

Первая встреча с Джоном Инверделом произошла во время благотворительного ланча в регби-клубе в Хемптон Корте в честь его хорошего друга и самого заслуженного “олимпийца” Британии – пятикратного олимпийского чемпиона по гребле сэра Стива Редгрейва. Именно тогда он впервые попытался донести до меня свою страсть к игре в регби. Энтузиазм Джона очень заразителен. Его шарм и красноречие заставили меня заслушаться идеями Джона о создании академии регби, куда для тренировки смогут приезжать игроки со всего мира.

Знакомство с Джоном Инверделом повлекло за собой мое первое посещение матча регби в клубе Ишер на юге Лондона в Суррей. Высокие, сильные игроки неистово носились по полю, сметая противников. Я пыталась разобраться в правилах игры и каждый раз вскрикивала, когда очередной игрок оставался лежать на поле. Джон уверил меня, что не каждая игра настолько травматична, хотя несколько лет назад он сам получил серьезную травму лица, о чем писала вся британская пресса.

Джон Инвердел стал известен благодаря своим запоминающимся спортивным теле- и радиорепортажам со всего мира для Би-би-си – его можно было увидеть на всех важных спортивных мероприятиях года.

Он родился в семье хирурга-стоматолога, капитана Королевского морского флота Джона Инвердела, который играл в регби за клуб в Плимуте. В 1979 году, окончив университет Саутгемптона, Джон-младший получил степень в области истории. Одновременно он редактировал газету Wessex News и был капитаном теннисной команды на протяжении двух лет. Карьера на Би-би-си началась в Линкольншире. Прорыв в карьере случился в 1990-м – Джон стал ведущим одной из самых известных спортивных программ на Би-би-си-5 под названием Sport On 5. Дальше – больше: у него появилось свое собственное шоу John Inverdale Nationwide, за которое он получил награду от Sony – звание радиоведущего года в 1997 году. Инвердел – не только комментатор, но и спортсмен. Он с детства играет в регби и теннис, активно способствует развитию спорта в Англии и мечтает основать регби-академию, в которой могли бы обучаться российские таланты.

Вы всегда знали, что станете журналистом?

Да, еще со школы – я был редактором школьной и университетской газет, писать всегда было моей страстью. В колледже я год изучал журналистику, потом перешел работать на местную радиостанцию. На радио я попал случайно – я знал человека на радиостанции, у них шли пробы, на которые он меня и пригласил.

Вы стали известны как спортивный комментатор. Эту любовь к спорту вам привили в семье?

Абсолютно верно. Мой отец был игроком в регби, мама хорошо играла в теннис, хоккей и плавала, всей семьей мы много времени проводили на свежем воздухе, играя в спортивные игры. В детстве я мог либо восстать против родителей, либо начать ценить то, что они делали. Я стал заниматься спортом в очень раннем возрасте, но не хотел становиться комментатором – это означало, что играть я смогу меньше. Я отложил принятие решения до 30 лет. Тогда мне предложили комментировать Олимпийские игры в Сеуле, и я ухватился за эту возможность, потому что она предлагала мне будущее.

Я сел в йоркширском пабе с ручкой и листом бумаги и записал все «за» и «против» – решение было принять легко. Позднее я комментировал Игры в Пекине, пять кубков мира по регби, три кубка мира по футболу, кубок мира по крикету, двадцать два Уимблдонских турнира. Я счастлив, что у меня есть работа, которая позволяет мне посещать и освещать самые крупные спортивные мероприятия.

Какие Олимпийские игры вам запомнились больше всего?

Они такие разные. Например, в Атланте мы находились очень близко к месту взрыва бомбы – было неясно, что происходит, мы не знали, будут ли они продолжаться. Люди в панике разбегались – эту картину я никогда не забуду. Сидней тоже произвел потрясающее впечатление – это был мой первый приезд в Австралию. В Пекине было замечательно – интересно провести в стране целых пять недель, в то время как она и люди меняются с большой скоростью.

Вы знали, что фейерверки в Пекине были заранее записаны для трансляции во время открытия?

Мы и подумать об этом не могли. Думаю, что для китайцев было важным мероприятие, которое ничто не должно было испортить, а потому они не полагались на случай. Я до сих пор не знаю, разгоняли ли они облака. Они поняли, что если внимательно обращаться со спортсменами, то они скажут, что Игры были великолепны, если со вниманием относиться к прессе – то и они скажут, что Игры были великолепны. Беда в том, что никто не уделял внимания зрителям – еда, транспортное сообщение и очереди были просто шокирующими. Я думаю, что если Лондон уделит внимание именно этим проблемам, то нас ждут успешные Олимпийские игры.

Вы участвуете в организации Олимпийских игр в Лондоне в 2012 году?

Я принимал участие на стадии конкурса – тогда я был уверен, что это будет Париж. Очень рад, что Лондон победил. Если Би-би-си все еще будет нуждаться в моих услугах, то эти Игры станут верхом моей карьеры. Я бы очень хотел комментировать Игры, которые проходят в моей родной стране. Я и подумать не мог, что при моей жизни Игры вернутся в Великобританию. Мы уже были хозяевами в 1908 и 1948 годах, и я вырос с ощущением, что Олимпийские игры происходят где-то далеко и нужно допоздна бодрствовать, чтобы смотреть прямые трансляции. Надеюсь, что будет светить солнце и это сделает нас более улыбчивыми. Интересно, что когда в городе проходят Олимпийские игры, то его жители начинают улыбаться – они гордятся, что живут именно здесь и могут показать свой родной город всему миру.

Англия – страна спортивная, в школах проводят занятия по самым разным видам спорта. Но почему же на международном уровне вы не достигли высоких результатов ни в одном из них?

Мы играем во все подряд. Вот в Голландии играют в футбол, хоккей, занимаются скоростным катанием на коньках. А мы беремся за все и распыляем талант. Мы во многом успешны, но не превосходны. Неудачи Англии в мировом футболе – бесконечная загадка. Надеюсь, что Англия выиграет в 2010 году и Олимпийские игры ознаменуют начало золотого периода для английского спорта. Правительство мало поддерживало спорт в Англии – я надеюсь, что Олимпийские игры помогут многим людям понять, что спорт надо финансировать, от этого выигрывают все.

Вы считаете справедливым, что ваша футбольная команда хоть и называется английской, на самом деле состоит почти из одних легионеров?

Премьер-лига в нашей стране – одна из самых богатых в мире, потому и лучшие игроки приезжают сюда, где им платят больше всего. Мы обязаны деньгам от национальной лотереи успехом в Пекине – они позволили спортсменам правильно тренироваться, получать хорошую физиотерапию, лучше питаться. Какая-то часть меня скучает по старым добрым временам, когда спорт не так зависел от денег, но нужно принимать то, каким мир стал сегодня. Это может не нравиться, но нет смысла жаловаться, потому что таков путь прогресса. Спорт переместился в область индустрии отдыха и развлечений, стал большим бизнесом, материалом для статей в журналах “Hello” и “Ok” . А ведь 20 лет назад все было по-другому – к примеру, женщины не ходили на футбол или на регби. Положение спорта в обществе изменилось, и это сильно связано с деньгами.

А кредитный и финансовый кризис не изменит положение в индустрии сорта?

Одна из самых больших перемен произойдет в области корпоративных развлечений – прошли дни, когда компании легко отдавали по 700 фунтов за билет на игру регби, чтобы развлекать клиентов. Бизнесмены сокращают расходы, зарплаты игроков могут понизиться. Телевидение финансирует большинство видов спорта, но его доходы от рекламы падают, а потому телевидение покупает меньше прав на трансляцию игр, а значит, меньше денег будет потрачено на игроков и стадионы.

Вы полупрофессионально играли в регби и до сих пор поддерживаете развитие этой игры. Как вы думаете, есть ли у регби будущее в России?

Команда России еще не сыграла свои квалификационные матчи и вряд ли преуспеет в этом году. Но при хорошей подготовке я не вижу причин, по которым Россия не смогла бы квалифицироваться к 2015 году и к 2019-му иметь хорошую команду, которую будут серьезно воспринимать по всему миру. У русских в Англии есть шанс увидеть, как Россия будет играть с Англией на стадионе в Твикенхеме лет через восемь – это возможно, если будет хорошая программа и хорошее финансирование.

Вы подразумеваете организацию академии?

Да, поймите, что нельзя щелкнуть пальцами и получить прекрасный результат. Нужно долго работать, чтобы научить людей понимать эту игру. Этого нельзя достичь пока в России, нужно играть в стране, где у игры есть история.

Чтобы создать академию, нужны хорошие тренеры и спортивная база – в Англии это есть. Я думаю, для начала мы могли бы взять дюжину игроков 18-19 лет с некоторым международным опытом. Такие игроки есть. Но они проигрывают, потому что их потенциал до конца не был раскрыт. Нужно, чтобы они приехали в Англию и играли здесь каждую неделю на пределе своих возможностей. После этого они могут вернуться в Россию или в международные тренировочные лагеря и продемонстрировать, что они стали лучше, и донести до других игроков, как можно играть на более высоком уровне. Тренеры из России смогли бы приезжать, чтобы почерпнуть новые идеи и увезти их с собой обратно в Россию. Игроки, живя в другой стране, могут приобрести и полезные жизненные навыки, почувствуют, что такое братство регби. Если сегодня я приземлюсь в Сантьяго, где я никого не знаю, то в первую очередь пойду в регби-клуб, потому что знаю, что люди там похожи на меня. Я думаю, что при таком огромном человеческом потенциале Россия не может не участвовать в мировом чемпионате по регби в 2019 году! Это событие входит в пятерку самых важных спортивных мероприятий года, и просто абсурдно, что Россия не является его частью.

Как же мечта о создании такой академии может стать реальностью?

Для начала нужно несколько людей, которым понравится эта идея. Можно начать очень быстро, к следующему сезону в сентябре уже можно привезти тренироваться в Англию несколько российских многообещающих игроков. Или же взять игроков из национальной сборной, которые могли бы здесь играть за первый-второй дивизионы, тренируясь и получая новый опыт. И кто знает, может быть, Россия сможет участвовать в кубке 2011 года – для этого ей придется выиграть у Румынии и Грузии, что сложно, но возможно. В Лондоне есть четыре-пять клубов, которые могли бы принять студентов уже сейчас, каждую неделю они становились бы лучше и лучше и по возвращении в Россию могли бы показать, что за четыре месяца можно научиться большему, чем за пять лет. Я убежден, что такой проект привлечет большое внимание телевидения и прессы, которые захотят увидеть процесс формирования новой национальной команды.

А зачем же Великобритании создавать сильного конкурента?

Это хорошо для развития спорта – постоянно играют одни и те же команды и игроки, а потому многие верят, что если добавить в обойму команды Японии, России, Америки и Канады, то игра будет выглядеть более зрелищно. Многие в мире еще не понимают, какая это прекрасная игра, – мною движет желание донести это знание до всех.

Leave a Reply