Виктория Исакова: «Актёр должен быть узнаваем, любим и знаменит»

В феврале в рамках гастролей Московский драматический театр имени А.С. Пушкина покажет в Лондоне пьесу А.П. Чехова «Вишнёвый сад». Роль Любови Андреевны Раневской в этой пьесе уже около трёх лет исполняет Виктория Исакова.

На счету актрисы более 20-ти ролей в театре и около 60-ти в кино, множество наград и номинаций на кинематографические премии. Особенно зрителям полюбились роли Виктории в фильме о трагической судьбе Марины Цветаевой «Зеркала», в телесериалах «Оттепель», «Родина», «Демон революции», «Частица вселенной», «Инквизитор», «Операция «Сатана». Она снималась у Валерия Тодоровского, Кирилла Серебренникова, Павла Лунгина, Владимира Хотиненко. И это всего лишь некоторые из имён прославленных режиссёров, фильмы которых украсила своей игрой Виктория Исакова. Но главный режиссёр её жизни муж Юрий Мороз. Предложение принять участие в его фильмах актриса всегда ждёт с нетерпением и волнением, а сами съёмки доставляют ей особое удовольствие.

– Виктория, роль Раневской в «Вишнёвом саде» – одна из ролей, которую все актрисы мечтают сыграть. Как вы отнеслись к предложению режиссёра попробовать себя в этой роли?

– Есть определённое количество важных ролей в театре, которые все актрисы мечтают сыграть. И Раневская, конечно, одна из них. Эта роль для любой актрисы знаковая, и раньше всегда игралась примами возрастными. В современном театре многое изменилось, и часто можно встретить довольно молодую актрису в роли Раневской. Когда Владимир Владимирович Мирзоев, наш режиссёр, предложил мне эту роль, мне было 38 лет. Мне казалось, что я ещё не готова – слишком молодая и не очень опытная. Но он мне сказал: «У тебя будет роль на вырост. С каждым годом ты будешь в неё влюбляться всё больше и больше». И он оказался абсолютно прав.

Когда мы только выпустили этот спектакль, я ужасно мучилась, потому что не понимала, что я играю, о чём это и про что. Все спектакли развиваются со временем. И у нас он родился по-настоящему только через полтора года после премьеры. Мы все подросли внутри спектакля за это время. Владимир Владимирович с самого начала хотел, чтобы в своих ролях мы были сами себе режиссёрами и могли каждый спектакль играть по-разному.

Только через какое-то время я поняла какую ты получаешь свободу, когда не знаешь, как пойдёт спектакль. Он действительно каждый раз играется как в первый раз и  зависит от твоего состояния. Спектакль получился очень живой и сегодняшний.

Фото: Алекс Йоку

– «Вишневый сад» первый раз показали в начале прошлого века, и многие великие актрисы, начиная с Книппер-Чеховой, за 100 прошедших лет играли роль Раневской. Руфина Нифонтова и Татьяна Доронина, Марина Неёлова и Александра Захарова, Татьяна Васильева и Рената Литвинова. Совершенно разные Раневские в совершенно разном исполнении. Как вы думаете, чем отличается ваша Раневская?

– Можешь посмотреть сотню «Вишнёвых садов», и они все будут разные. Текст один и тот же, герои одни и те же, но ты смотришь, и каждый спектакль разный. Это поразительно. Конечно, это в первую очередь зависит от того, что вкладывает в спектакль режиссёр. Мы делали спектакль про уходящую молодость и некую женскую рефлексию, про жажду любви и людей, которые тебя понимают. Раневская у нас такая вечная девочка, не умеющая взрослеть.

– Сложнее выстраивать образ, зная, что до тебя его уже выстраивали многие поистине великие актрисы?

– Нет, это не сложнее и не легче. 

– Не было задачи не повторить кого-нибудь из них?

– Даже если захочешь, всё равно не повторишь никогда. Это невозможно. В этом заложена какая-то магия.

Мы пытались рассказать про сегодняшнюю ситуацию в стране. Ведь за 100 лет ничего не изменилось, глобально мир рушится: войны, ненависть всеобщая, деньги, интеллигенция, не способная сделать ничего реального, а поступки совершают люди земные.

– Извечный вопрос: кино или театр? Что вам ближе?

– Раньше всегда говорила, что я театральная актриса. Потому что много играла в театре и не так чтобы очень много в кино. Сейчас я уже не могу так сказать. Сейчас я просто актриса, которая всегда ищет в первую очередь режиссёров, от которых идёт волна энергии и с которыми интересно работать.

Как-то давно  мне мой супруг говорил: «Артист, чтобы стать артистом, должен 10 лет как минимум отработать в театре». Я уверена, что это так и есть. Театр необходим для развития, но, чтобы стать знаменитым, надо сниматься в кино. Как только артист становится знаменитым, у него появляется внутренняя свобода и вырастают крылья.

Телесериал “Оттепель”, 2013 г.

Кино – это отдельный мир! Пребывание на съёмочной площадке – наркотик и адреналин. Каждый раз ты пытаешься вернуться к этому. Если складывается хорошая атмосфера и ощущение себя на съёмочной площадке, это ни с чем не сравнимый кайф. К сожалению, не всегда удаётся эту энергию получить, но тем не менее всегда к этому стремишься и рвёшься.

– У вас легко складываются хорошие отношения с партнёрами по сцене или съёмочной площадке?

– Это всегда лотерея. В общем-то я достаточно лёгкий товарищ в общении.

Один мудрый режиссёр сказал, что артисты – эмоциональные идиоты. У них мощнейшая жажда любви, сильнейшая потребность в любовной энергии и восхищения во всём.

– И вы от партнёров ждёте того же?

– Конечно, для меня важно, чтобы на съёмочной площадке находиться не в конфликтной ситуации или в отдалении, а в близкой связке. Партнёрство в этом смысле – очень мощная штука. Может убить тебя, а может поднять до высот невероятных. Я в этом смысле везунчик. И это большое счастье.

Фото: Алекс Йоку

– Вы везунчик не только в отношении с партнёрами. Многие актрисы мечтают выйти замуж за режиссёра, а у вас это случилось буквально в самом начале вашей карьеры.

– Это случайность. Просто ко всем прочим прелестям и достоинствам он оказался режиссёром. На самом деле достаточно сложно, когда два творческих человека вместе. И для меня всегда огромное счастье, когда у мужа находится роль для меня. Бывает же так, что не все хотят снимать своих жен.

– Нельзя сказать, что ваш муж – ваш режиссёр. В том смысле, что снимает все время только вас. У вас же не так много совместных фильмов?

– Нет, он не снимает всё время только меня. Потому что он снимает в 10 раз меньше, чем я снимаюсь. И это нормально. Иначе бы я сидела и всё время ждала. Режиссёр делает одну картину в полтора года, а актёр – 5 картин в год. Я очень горда тем, что он любит меня снимать и какие-то вещи придумывает в контексте меня. Ведь можно быть мужем и женой, но не быть друг для друга творческой подпиткой. Я обожаю у него сниматься и получаю огромное удовольствие каждый раз, когда он предлагает роль в своём фильме.

– Знаю, что недавно вы попробовали себя в новом для вас жанре и даже  приезжали в Лондон с «Беспринципными чтениями». Как вы относитесь к современной прозе?

– Когда мне предложили в качестве промо к картине «Про любовь только для взрослых» эти чтения (Саша Цыпкин написал одну из новелл к картине), я подумала, боже, какая ерунда. Как это я, актриса, которая по несколько месяцев репетирует спектакли, мучительно их рождает вдруг возьмёт листочки с текстом и будет читать рассказы? Пусть даже хорошие. Это какая-то странная для меня вроде как и не работа вовсе. Что-то непонятное. Но когда мы сделали это в первый раз… Вот зрители, вот ты один, мы друг напротив друга… Это такой обмен энергией! Ты чувствуешь, как они с тобой вместе. В этом есть какая-то лёгкость. Ты не исключаешь зрителя, а находишься с ним в диалоге постоянном, в прямом контакте.

Там ещё, конечно, есть в тексте какая-то загадка у Саши. Он очень сегодняшний, попадающий куда-то, куда надо. Люди и смеются, и плачут вместе с тобой. И это очень мощная штука.

Фото: Виктория Лебедева

– В феврале мы вновь ждем вас в Лондоне. Вы помните ваш первый приезд в Лондон?

– Когда я была в Лондоне в первый раз, он произвёл на меня гнетущее впечатление, показался абсолютно враждебным, холодным и мрачным местом. Он не принял меня совсем. Я чувствовала себя там чужой. Может быть, потому что я ждала от него чего-то, даже сама не знаю чего. Потом, конечно, всё изменилось, и я с таким наслаждением каждый раз прилетаю сюда, даже на один день! И если есть свободное время, могу просто гулять по городу. И один, и два, и четыре часа.

– Какие у вас ожидания от предстоящих гастролей?

– Ужасное волнение. Гастроли – это прекрасная штука, но ты никогда не знаешь, как будут реагировать зрители. Я понимаю, что придёт очень много русских, но и не только русских. Мне кажется, в Лондоне, в этой театральной Мекке, публика избалована театром и «Вишнёвый сад» видела уж точно огромное количество раз. Мне немного страшно, но очень хочется, чтобы всё прошло хорошо. Посмотрим.

* * *

New Style благодарит Оксану Немчук и компанию Artsbridge за помощь в организации интервью.
* * *

Гастроли театра пройдут в Barbican Centre 5-9 февраля 2019 года при поддержке Романа Абрамовича.

* * *

5-6 февраля – «Вишневый сад»

8-9 февраля – «Добрый человек из Сезуана»