Человек многих талантов

Что общего между пододеяльником, воком, креслом «Матадор» и давилкой для чеснока? Все эти полезные предметы ввел в Англии в обиход в минувшем столетии человек по имени Теренс Конран. Ему же принадлежит честь открытия первого в Британии музея современного индустриального и архитектурного дизайна, а также сети магазинов Habitat, Conran Shop, Heal’s, МоtherCare и более 50 ресторанов. Недавно крестному отцу современного британского дизайна исполнилось 80 лет. К юбилею в Музее дизайна в Лондоне открылась ретроспективная выставка творений Теренса Конрана – дизайнера, предпринимателя, ресторатора, писателя.

Экспозиция, отражающая шестидесятилетний творческий путь Конрана, впечатляет диапазоном: здесь представлены его ранние дизайнерские работы для знаменитого Фестиваля Британии 1951 года, мебель, посуда, светильники и прочие предметы обихода для основанной им сети магазинов Habitat и Сonran Shop, дизайн интерьеров самолета Concorde и аэропорта Heathrow, а также рисунки, разработки, эскизы и проекты, книги, фотографии, плакаты, даже воспроизведен интерьер студии этого «человека многих талантов». Не менее интересно проследить и эволюцию стиля дизайнера – от аскетичной строгости 1950-х, динамичного красочного поп-арта 1960-х до пуританского минимализма 1990-х.

«Люди не знают, чего хотят, до тех пор, пока им это не предложат»,

– Теренс Конран

«Никто не сделал больше для того, чтобы изменить внешний облик Британии и наш собственный взгляд на дизайн, чем Конран. В том, что наши гостиные выглядят иначе, мы готовим другую еду, ездим в отпуск в новые места, большая заслуга Конрана. Он оказал огромное влияние на наш стиль жизни», – утверждает директор лондонского Музея Дизайна и сокуратор выставки Terence Conran The Way We Live Now Дэйан Суджик. «Теренс один повлиял на развитие британского дизайна больше, чем Council of Industrial Design, the Design Council и правительство вместе взятые», – вторит ему Кристофер Фрэйлинг (в устах бывшего главы Design Council такая оценка дорогого стоит!)

Конран родился в Лондоне в 1931 году, изучал текстиль-дизайн в Центральном колледже искусств и дизайна Сент-Мартин, пережил период увлечения идеями художественного Движения искусства и ремесел, популярного в викторианской Англии XIX столетия, позднее глубоко заинтересовался теориями школы Баухауз, акцентировавшими утилитарность, простоту и функциональность дизайна, его способность воздействовать на формирование жизни общества. Одна из первых серьезных творческих работ Теренса – участие (наряду с архитектором Денисом Ленноном) в проекте Festival of Britain 1951 года. Путешествия во Францию, где Конран впервые побывал в 1952 году, произвели на него революционное впечатление. Маленькие города на восточном побережье с их ресторанчиками и уютными кафе, колоритными базарами с горами аппетитных сыров, фруктов и свежеиспеченного хлеба на прилавках, столь непохожие на унылые сэндвичи его родной Англии, поразили Теренса и стали источником вдохновения многих будущих начинаний. Как, впрочем, и другие зарубежные поездки – Теренс возвращался в Англию, переполненный заморскими впечатлениями, и тут же брался за их материализацию в дизайне, мебели, ресторанах. Конран сумел не только заразить англичан своими пристрастиями, но и сделать их доступными для широких масс среднего класса. Французская кухня, итальянские светильники, мебель в скандинавском стиле – то, что давно стало естественным фоном жизни лондонцев, в послевоенной Англии воспринималось как экзотика. Конран утверждал, что интерьер – это не просто вещи, а стиль жизни. Он не замахивался на революцию или переворот в дизайне, напротив, говорил, что его целью было создание «простых, отлично изготовленных изделий по доступной цене. Они должны быть функциональны и отличаться высокими технико-эстетическими качествами».

Свой первый магазин Habitat Конран открыл в Челси в 1964 году. Это было время «свингующего Лондона» – «Битлз», «Ролинг Стоунз», Мэри Куант, Твигги, Карнаби-стрит… «Наши потенциальные покупатели – молодые люди, возможно, впервые заводящие свой дом, — образованная и интеллигентная прослойка общества», – утверждал дизайнер. В «обжитом пространстве» (Habitat) предлагались не столько отдельные товары, сколько новый «стиль жизни» – комфортной, красивой, открытой. И – по доступной цене. Почти за столетие до этого идею целостных интерьеров, образа жилья, отражающего личность владельца, пытался осуществить Уильям Морис. Но мебель и гобелены, обои и керамика, которые продавались в его салонах, стоили огромных денег и были по карману лишь очень узкому кругу состоятельных людей. У Конрана же покупатель мог подобрать себе составляющие интерьера соответственно бюджету, личному вкусу, стилю жизни, а также соразмерно масштабу жизненного пространства своего дома или квартиры. Благодаря проектам Теренса качественный дизайн перестал быть прерогативой элиты и снобов, пошел «в массы», в повседневность, оказав существенное влияние на формирование стиля жизни и вкусов английского среднего класса.

Новаторским был не только словарь элементов конрановских интерьеров – все эти минималистские полочки и кресла в стиле Баухауз, диваны и подушки, обтянутые тканями с яркими психоделическими поп-артовскими орнаментами; торговые залы Habitat, где продавались проектируемые в дизайн-бюро Теренса товары для дома, также выглядели весьма нетрадиционно – что-то вроде открытых складов, где разборная мебель была расфасована в компактные картонные упаковки. При этом Конран никогда не рассматривал Habitat как статичный бизнес – он был задуман постоянно меняющимся, связанным с модой, с новыми взглядами и идеями. Кстати, в 1992 году эта сеть магазинов с филиалами в Париже, Нью-Йорке и Токио была выкуплена фирмой Ikano группы IКЕА. Те, кто бывал на необъятных пространствах торговых залов-складов этого шведского торгового гиганта, могут легко проследить развитие конрановских идей торговли интерьерами и стилями.

И все же, несмотря на успех дизайнерской империи Конрана, его любимым занятием оставалось открытие новых ресторанов.

«Из всех предприятий, в которых я участвовал на протяжении 50 лет, начиная с дизайна и заканчивая розничной торговлей, самое большое удовольствие я получал от ресторанов. Разве можно устоять перед этим волшебным калейдоскопом: люди, еда, вино, роскошь, тяжелый труд до изнеможения и награда?»

Bibendum, Bluebird, Blueprint Café, Cantina del Ponte, Coq d’Argent, Le Pont de la Tour, Meza, Orrery, Quaglino’s, Sartoria, Zink Bar and Grill, парижский Alcazar и Guastavino’s на Манхэттене – интерьеры и кухня этих и многих других заведений ресторатора Теренса Конрана заставят склониться в поклоне не одного гурмана и ценителя кулинарных изысков.

Хороший дизайн – «это 98% здравого смысла и 2% эстетики»

Успех проектов Конрана кроется в счастливой комбинация талантов дизайнера и бизнесмена. Художественный вкус, чутье, энтузиазм и завидная работоспособность позволили ему поставить дизайн-производство на коммерческую основу. Теренс называет себя дизайнером-предпринимателем и утверждает, что хороший дизайн – «это 98% здравого смысла и 2% эстетики». И настаивает, что умный дизайн вещей, окружающих человека, способен сделать его счастливее…

Более 20 лет назад сэр Теренс Конран вложил в создание лондонского Музея дизайна £14 миллионов собственных средств. Сегодня он мечтает о новом здании для музея, которому стало тесно в Shad Thames, и не просто мечтает, а уже выложил из своего кармана £17,5 млн. для реконструкции помещений Commonwealth Institute в районе Кенсингтон. На новом месте площадь музея будет втрое больше, и Теренс надеется в 2014 году отпраздновать новоселье.

Перешагнув 80-летний рубеж, патриарх британского дизайна отнюдь не собирается сидеть на своей комфортабельной софе у телевизора. Он вовсю работает над коллекцией мебели для одного из самых классических британских брендов – Marks & Spenser. «Conran only at M&S» появится в продаже нынешней весной. Кресла, полки, диваны, обеденные столы и прочую мебель новой линии дополняют изделия из керамики и стекла, ковры, лампы и многое другое. Учитывая, что только за одну неделю через 700 магазинов сети M&S в Британии проходит 21 миллион покупателей, у проекта большое будущее, и неторопливые пенсионерские будни для трудоголика Теренса Конрана опять отодвигаются на неопределенное будущее.

Leave a Reply