Burlington Arcade

Burlington Arcade32-33 Burlington Arcade, Picaccadilly, London  W1J 0PZ

В более чем сорокатысячной армии лондонских магазинов и торговых центров эти старинные аркады стоят особняком. Burlington Arcade (открыта в 1819 году), Piccadilly Arcade (1909-1910 гг.), Royal Arcade (1879 г.), Princes Arcade (1929-1933 гг.), Royal Opera Arcade (1816-1818 гг.) расположены в районе улицы Пикадилли, в фешенебельном районе Мейфеер. Сама улица Пикадилли своим названием обязана Пикадилли-холлу – особняку Роберта Бейкера, в начале XVII века сколотившего себе состояние на торговле модными воротничками-«пикадилами» (picadils). Магазины, торговавшие этими жесткими воротничками с зубчатыми краями и широким шнурком, стягивающимся по краям, а также корсетами, ювелирными украшениями, мастерские портных уже тогда притягивали в эту часть Лондона покупательские массы.

Однако самая знаменитая из местных аркад – Burlington Arcade – появилась здесь отнюдь не из-за консьюмеристских нужд. Причиной ее возникновения стал… мусор. Когда лорд Джордж Кавендиш, младший брат 5-го герцога Девонширского, унаследовал роскошный Берлингтон Хаус (ныне – здание Королевской академии художеств) на Пикадилли, он и предположить не мог, какие испытания его ожидают. Наслаждаясь отдыхом в живописном саду у дома, лорд был немало шокирован, когда ему на голову приземлилась устричная раковина. И если б только одна! Старые бутылки, яблочные огрызки, даже дохлые коты регулярно перелетали через забор в сад почтенного лорда. К несчастью Кавендиша, за забором сада проходила улочка, и не отличавшиеся аристократическими манерами прохожие то и дело перебрасывали мусор в сад лорда. Чтобы положить конец этим измывательствам, Кавендиш решил построить перед домом «торговые ряды для всяких скобяных товаров, одежды и предметов, не оскорбляющих зрения и обоняния».

Торговый пассаж – крытая улица-галерея, построенная архитектором Сэмюэлом Уэйром по заказу Кавендиша, был открыт в 1819 году. За изысканными витринами маленьких магазинчиков появились товары, привлекавшие ценителей качественных вещей: антиквариат, ювелирные изделия, чай, столовые приборы. За почти двухсотлетнюю историю Burlington Arcade претерпела ряд изменений: в 1906 году был надстроен второй этаж над магазинами, вместо импозантного трехарочного входа в 1931 году возвели новый. Были и частичные повреждения во время Второй мировой войны, однако в целом облик одного из первых шопинг-моллов британской столицы сохранился в первозданном виде. Здесь все так же торгуют почтенной английской классикой, а заведенный когда-то чинный порядок поддерживают привратники в ливреях, которых здесь называют beadles.

Во впечатляющей униформе, сшитой по покрою времен лорда Кавендиша, beadles несут службу, блюдя распорядок, установленный около двух веков назад: в аркаде не разрешается бегать, петь, играть на музыкальных инструментах, cвистеть и даже открывать зонтики. Правда, некоторые правила, как-то: запрет женщинам появляться в аркаде без сопровождения мужчины или с детскими колясками, не допускались сюда и посетители с большими пакетами – в интересах бизнеса были упразднены.

В конце Piccadilly Arcade, выходящей на Jermyn Street, в 2002 году была установлена статуя знаменитого английского денди Джорджа Брайана Браммела (скульптор Ирена Седлецка). Красавчик Браммел – как его называли современники – был личностью легендарной. Выпускник Итона и Оксфорда, друг принца-регента, будущего короля Георга IV, он прославился особой любовью к роскошному времяпровождению, лихо прокутив отцовское наследство. Браммелл считается законодателем мод в эпоху Регентства – именно он ввел в моду современный мужской черный костюм с галстуком, ставший деловой и официальной одеждой. В 1822 году Браммелл даже написал труд «Мужской и женский костюм». Правда, случилось это уже во Франции, куда сбежал наш всем задолжавший герой; саму же рукопись книги нашли лишь сто лет спустя. А вот кредиторы настигли Красавчика Браммелла уже в 1835 году и засадили в тюрьму, откуда он был выкуплен друзьями. Но судьба готовила Джорджу новые испытания: пережив несколько апоплексических ударов, он умер в психиатрической лечебнице – нищим и умалишенным. Зато теперь его статуя красуется на самой ностальгической «джентльменской» лондонской улице, созерцание витрин которой плавно уносит вас в добрую старую Англию, во времена, когда на пижамах и носовых платках вышивали монограммы. Кстати, о Браммелле, за которым тянется длинный шлейф историй, афоризмов и карикатур, писали и Бальзак, и Конан Дойль, и Барбе д’Оревильи, и Байрон, а в прошлом столетии знаменитый денди не раз становился героем пьес, фильмов и даже оперетты.

1 Comment

Leave a Reply