Литературная гостиная. Две культуры – единая литература

Англоязычный вернисаж – ноябрь

Ноябрь обещает стать месяцем сюрпризов и ярких новинок, самая главная из которых – выход в свет первого тома мемуаров Барака Обамы “A Promised Land”, который появится на прилавках уже 17 ноября. На 768 страницах Обама обещает честно рассказать о раннем этапе своей политической карьеры, включая события 2011 года.

Неожиданным сюрпризом стал короткий список Букера, в который не вошла заключительная часть трилогии Хилари Мантел. Зато в нём оказалось 4 дебютанта: Diane Cook, Avni Doshi, Douglas Stuart и Brandon Taylor, а также известная писательница из Зимбабве Tsitsi Dangarembga и американка эфиопского происхождения Maaza Mengiste. Имя победителя будет объявлено 19 ноября.

Пятая часть Robert Galbraith’s (псевдоним J.K. Rowling) “Troubled Blood” продолжает лидировать в списке продаж несмотря на обвинения Роулинг в трансфобии (согласно Jake Kerridge из Daily Telegraph, основной посыл романа: «не доверяйте мужчине в платье»). Большинство же читателей решило не доверять как раз обвинениям в адрес Роулинг и прийти к собственному заключению, прочитав увесистый детектив.

Литературная гостиная

На днях также выходит в свет детская книга Роулинг “The Ickabog”. Именно её мы и рекомендуем вам прочесть. Книга эта особенная, Роулинг написала её давным-давно и читала вслух своим двум младшим детям. В какой-то момент она решила, что Икабог останется семейной реликвией. Рукопись отправилась на чердак.

Однако во время кризиса, Роулинг остро почувствовала, как сложно было детям сидеть в изоляции. Тогда она вспомнила про Икабог, но решила не просто сдать рукопись в печать, а пригласить читателей присылать свои иллюстрации к истории. Лучшие из них появятся в бумажном варианте.

Книга совсем не похожа на Гарри Поттера и в ней нет магии, однако она обязательно подарит вам много волшебных минут в детской компании, особенно если вы решите читать её вслух. К тому же Роулинг пожертвует свою часть прибыли от продаж на помощь тем, кто пострадал от COVID-19.

литературная гостиная

Тем из вас, кого не пугают сложности английского языка, мы рекомендуем роман “This Mournable Body” Tsitsi Dangarembga. Писатель-активист из Зимбабве узнала о том, что её роман вошёл в короткий список Букера за два дня до начала суда. 61-летняя писательница была арестована за участие в мирных протестах против коррупции правительства. Несмотря на то, что обвинения сфабрикованы, у Тситси был отобран паспорт и ей грозит тюрьма, но она считает своим долгом продолжать борьбу против коррупции.


Литературная гостиная

Чтобы понять ситуацию в Зимбабве, достаточно прочесть роман писательницы —  историю деревенской девушки Тамбудзай и её попыток устроить свою жизнь и найти работу в Хараре, столице Зимбабве. Чтение напомнило мне недавнюю пьесу Национального Театра «Barbershop Chronicles»: местные реалии, частые вкрапления слов из родного языка Тамбу, а также то, что повествование ведётся от второго лица, усложняют восприятие текста. Тем ни менее, это редкая возможность погрузиться в безысходность жизненной ситуации «немолодой» девушки в Зимбабве. Ещё более шокирующим покажется то, насколько равнодушно относится местное общество к судьбам своих женщин. Не уверена, что Букер достанется именно этому произведению, но рада, что оно вошло в короткий список.

Наталья Марклэнд
Филфак МГУ; Магистр Creative Arts, Bath Spa University
Основатель Русского книжного клуба при Waterstones Piccadilly

литературная гостиная

Книги от хороших и очень симпатичных парней 1983 года рождения 
 
Григорий Служитель  «Дни Савелия» литературная гостиная

Если в нескольких словах сказать о чем эта книга, то она о жизненном пути кота Савелия, хотя это будет также верно и поверхностно, как и то, что «Анна Каренина» повествует о женщине бросившей мужа и поплатившейся за это.

«Дни Савелия» – подарок нам, подарок универсальный и по возрасту, хотя там и стоит возрастное ограничение 16+ (есть там соответствующий момЭнт), но она хороша и для подростков, а далее для всех: мужчин, женщин, для котолюбов, постящих котиков и/или благородно им помогающим и тех, кто к ним равнодушен и даже аллергикам на них.
Литературная гостиная

Сам автор, с удивительной фамилией Служитель, тот человек, кто называется английским словом character —  37 лет от роду, огненно рыжий москвич, очень сильный актер Союза Театрального искусства (тот театр, который большинство зовут театром Женовача),  музыкант группы O’Casey и Писатель. 

С ходу, с дебюта этой книгой, занявшей второе место в конкурсе Большая книга 2019 года, Служитель стал не просто «новым молодым и перспективным писателем». Самое ценное с  порога он становится дорогим сердцу рассказчиком. И делает он это совершенно удивительно. Тут такое сочетание мудрости, как у старой души, юмора и стеба, как у творческой богемы, а еще много, очень много любви и еще всего-всего: тонких наблюдений, описаний, философских заметок на полях, кундштюков всяких.

В том, что это только первая книга автора меня смущает только одно: он так щедро и не экономно всего сокровенно-потаённого, выстраданного, прожитого и пережитого в книгу вложил,  копившегося годами, что думаешь, а дальше-то о чем он будет писать? Где возьмет, даже не вдохновение, а топливо и багаж для него. 
После этой книги автору надо наращивать на себе скорлупу за скорлупой, такие произведения не могут стоять на потоке. Все эти слова про «написано сердцем» банальны и можно за цинизмом прятать наши нежные сердца, что автор часто по ходу книги и делает, чтобы не уйти в мимиленд, но все равно у него чувствуется глубина и любовь.

А еще автор играет с читателем, да и сам с собой, наверное.  

В книге много мест «для тех, кто понял», главный герой подсматривает за автором на концерте, в театре. Очень мило схулиганил Григорий.

 Если бы существовала  премия за книгу о Москве, то вот, претендент номер один. Это искреннее признание в любви Москве, не парадное ко Дню города, а настоящее, с явками и паролями, трещинками,  с неочевидными местами. Такая ностальгия по родному городу, когда с закрытыми глазами идешь за котом, за его судьбой, потом за собой, и вспоминаешь свои «маршруты московские».  Спасибо, Григорий, пробудили вы «чувства добрые своей лирой»! 

Евгений Бабушкин  «Пьяные птицы, веселые волки»

Если бы существовал литературный бар со знающим и веселым барменом, то диалог с клиентом там мог состояться примерно следующий:
—  «Мне бы что то совершенно новое, свежее, чего я никогда не пробовал, готов к экспериментам, одним словом, удивите меня, милейший!»
Красиво жонглируя и проводя непонятные манипуляции, смешивая несочетаемое, наш гуру бармен, выдал бы «Пьяные птицы, веселые волки».
—  «Господи, что это?»
— «Ну это немного сюра, абсурда, городской романтики, наследия Хармса, короткой формы, литературы из серии «что вы курите?», очень необычного юмора и золотых крупинок фраз от умного человека. Как вам, кстати?»
—  «Не знаю, пока понять не могу, но такого я точно не пробовал!»
—  «Так никто не пробовал!»
—  «Ну за храбрых читателей и литературных экспериментаторов».

Звонко чокаются. 10 часов. Бар закрывается.

Анна Савина
Юрфак МГУ, адвокат
Основатель Камерного Книжного Клуба в Лондоне

литературная гостиная