Баронесса Валери Амос: Я восхищаюсь людьми, которые остаются верными своим убеждениям!

 

В биографии баронессы Валери Амос часто встречается слово «первая»: она стала первой чернокожей женщиной – лидером палаты лордов и членом кабинета министров. Она – признанный мировой эксперт в области прав человека, расового равноправия и равенства полов. Она всю жизнь пропагандировала идею, что люди должны иметь равные возможности в жизни, независимо от пола, класса и расы. Девочка из крохотного государства Гайана проделала впечатляющий путь от школьницы в городке Бексли и студентки в университете Уорвика до министра международного развития и кандидата на пост специального представителя Европейского союза в Африканском союзе. К ее мнению прислушивалось правительство ЮАР, где она была советником по вопросам реформы коммунального хозяйства, прав человека и равенства на производстве. Неординарная личность всегда вызывает интерес, а достижения темнокожей баронессы Амос вызывают к тому же и восхищение. Наш разговор с Валери Амос был о политике, жизни и жизни в политике.

У вас солидный послужной список в политике? Вы стали пэром в августе 1997 года, вам присвоили титул баронессы Брондесбури лондонского района Брент.

Я стала третьей в истории женщиной и первой чернокожей женщиной – лидером палаты лордов и занимала пост в кабинете министров. Это очень почетно. Это древний институт. Всего в палате лордов четыре женщины африканского происхождения и несколько -азиатского. Я стала пожизненным пэром и занимала пост министра Великобритании по международному развитию.

Вы родились далеко от Великобритании – в Гайане. Как вы попали в Англию?

Мне было девять, сестре шесть, а брату три. Гайана находится на севере Южной Америки. В 60-х, когда мы приехали в Великобританию, это все еще была британская колония. Мои родители хотели, чтобы дети получили по возможности лучшее образование, а в Гайане не было университета. Первым приехал мой отец в 1961 году. Он изучал педагогику и был одним из лучших студентов на курсе. Родители дали нам прекрасную базу: сейчас сестра работает в сфере образования для организации Learning Trust, которая занимается образовательными программами в районе Хакни. Брат стал экспертом по программному обеспечению – он директор компании, предоставляющей услуги банкам. Мы все получили профессиональное образование.

Вы помните свое детство?

Конечно, и я часто приезжаю в гости. Моя личность – результат слияния многих культур, в частности африканской и карибской, но я считаю себя англичанкой. Я считаю, что мне повезло. Это приятно – чувствовать себя частью чего-то глобального.

Какое вы получили образование?

Я изучала социологию в университете города Уорвик. Я выбрала социологию, потому что мне всегда было интересно, как организовано общество. В школе я увлекалась многими предметами – я подавала документы в разные университеты, и на отделение английского языка, и на отделение философии. Но программа в Уорвике уделяла внимание новым проблемам, с которыми столкнулось общество: равноправие женщин, расовые проблемы, а также социология развивающихся обществ – это меня всегда интересовало.

 

Вы планировали стать политиком?

Я не думала заняться какой-то определенной карьерой. Мне хотелось внести вклад в построение лучшего общества. Звучит громко, но в молодости каждый верит, что он может сделать мир лучше. Я чувствовала, что это в моих силах. Я всегда участвовала в кампаниях, которые ратовали за решение проблем прав человека, прав чернокожих, равные возможности, справедливость, решение вопроса неравномерного распределения власти между разными странами мира. Я получила степень магистра в области культурологии. Меня некоторое время привлекала идея академической карьеры, но я вовремя поняла, что мне больше подходит заниматься практикой, а не теорией. Я жила в Бирмингеме и как-то увидела объявление в газете о работе в Лондоне. Это была должность советника по национальным отношениям в районе Хакни. Я подала заявление и получила работу – и в результате проработала в городском районном управлении девять лет.

Как вы начали работать в лейбористской партии?

Моя первая работа в органах местного самоуправления была в пролейбористском лондонском районе Ламбет, позднее – в Камдене и Хакни. Это было в 80-х годах, во время правления Маргарет Тэтчер и Консервативной партии. Тэтчер пыталась ослабить влияние районных властей, многие из которых были оплотами лейбористов. Я оказалась в центре борьбы за власть между центральными и местными органами управления. Ситуация стала особенно интересной, когда в 1989 году мне предложили работу в Комиссии по обеспечению равных возможностей, и я стала работать на правительство. Когда я трудилась в Государственном ведомстве по половому равноправию, мы получали средства от правительства, но были независимы. Мы вынесли на рассмотрение проект закона о равенстве оплаты труда и равенстве полов. Работать над такими вопросами при консервативном правительстве, которое не придавало значения этим проблемам, было сложно. В итоге наша организация подала на правительство в суд по целому ряду вопросов.

Вам было сложно делать карьеру в политике из-за цвета кожи и пола?

Я всегда пыталась сконцентрироваться на том, что я делаю и как я делаю. Когда я стала начальником Комиссии по обеспечению равных возможностей, то оказалось, что все предшественники были на 20-25 лет старше меня. Многие говорили, что я получила этот пост только потому, что была чернокожей и женщиной, но я держалась и верила в свои возможности. К тому же я поняла, что быть первой – это преимущество. Можно делать вещи по-другому просто потому, что ты первая! Но нужно действовать осторожно, чтобы тебя не восприняли как чужака.

Правда ли, что вы можете занять пост в правительстве Европейского союза?

Может быть. Это пост специального представителя Евросоюза в Африканском союзе. У меня есть опыт международной деятельности: я была министром по международному развитию. Но уже долгое время ведутся дебаты по поводу характера работы на этом посту. Евросоюз хочет увидеть серьезные изменения в отношениях с Африканским союзом. Определенные круги противятся моему назначению. Им хочется, чтобы пост был более административным, нежели политическим, что, по моему мнению, неверно. Но если я получу пост, то буду проводить большую часть времени в Аддис-Абебе, где находится штаб-квартира Африканского союза. А пока что я продолжаю работать в палате лордов – с тех пор как я оставила пост в правительстве, я не так много участвую в дебатах. Считаю, что нужно дать преемникам время показать себя и оставить свой след в политической истории.

 

Когда-то вы много работали с благотворительными организациями. Эта деятельность продолжается?

Когда ты становишься министром в правительстве, приходится забывать о других интересах, чтобы быть беспристрастным. В прошлом я много занималась благотворительностью, причем не только в области прав человека, но и в сфере искусства – я была попечителем фонда театра в Хэмпстеде, который в основном ставит работы молодых драматургов. С тех пор как я оставила пост в правительстве, ко мне поступают предложения стать попечителем благотворительных организаций и фондов, от которых я пока отказываюсь. Мне необходимо пройти через переходный период, чтобы определиться, что делать дальше.

В Англию приезжает все больше иммигрантов. Как вы относитесь к этому процессу и какие связанные с этим трудности предвидите?

Когда говорят о русский иммиграции, то у людей в голове много стереотипов: считается, что все русские – это олигархи, которые могут позволить себе купить футбольный клуб и вести определенный образ жизни. Широкой публике в Великобритании нужно объяснить, что русские приезжают сюда по многим причинам. Иногда это чисто экономические причины – люди ищут лучших условий для жизни.

Великобритания созрела для дебатов по вопросу природы иммиграции и влияния этого процесса на наше общество. Но это должна быть честная дискуссия без проявлений расизма. Но как политик я не могу притвориться, что люди не проявляют беспокойства, видя, как меняются их районы. Мне нравится жить в многонациональном районе на севере Лондона, слышать, как на улице люди говорят на разных языках, видеть людей разного происхождения.

Не все реагируют так, как я, – некоторым не нравятся быстрые перемены, и это нужно учитывать.

Правительство уже изменило условия для эмиграции – скоро в силу вступит специальная программа, которая будет помогать определять иммигрантов с навыками, необходимыми стране в определенный момент.

К сожалению, часто люди даже не подозревают о том, какой вклад иммигранты вносят в развитие британского общества. Они не знают, что не все иммигранты – обуза для страны. Мы живем в одной из самых богатых стран мира, а потому у нас есть обязательства перед нуждающимися людьми, перед теми, кто боится пыток и преследования в своей родной стране и обращается к нам за помощью.

 

Что же вы делаете в свободное от политической карьеры время?

Я провожу время с семьей и друзьями. Я люблю поесть! Моя мама отлично готовит и умеет печь, даже хлеб. Я люблю кухни разных стран – китайскую, западноафриканскую, итальянскую. Мне нравится слушать музыку, особенно джаз, я хожу в театр и в кино, много читаю. В основном художественную литературу -классическую и современную.

Кем вы восхищаетесь в мире политики?

Первую строчку точно занимает Нельсон Мандела – он был кумиром для людей во всем мире и всегда сочетал это с поразительной скромностью. Он на самом деле борется за справедливость и права людей. А еще я восхищаюсь первой женщиной-президентом в Африке Эллен Джонсон-Серлиф. Она заслуживает особого уважения. Я восхищаюсь людьми, которые остаются верными своим убеждениям!

Leave a Reply