Пираты Америки

Побережье Мексиканского залива штата Техас надёжно защищает от штормов узкая барьерная коса Саус-Падре – самая длинная пересыпь в мире, отгороженная от материка такой же длинной лагуной. Сегодня это благоустроенная курортная зона с высотными гостиницами, шумными барами, ресторанами и шёлковыми белыми песками по обе стороны островной косы.

А в конце XVIII – начале XIX века в Саус-Падре кипела совсем иная жизнь. Грозой здешних мест был знаменитый контрабандист и пират Жан Лафит (французский еврей). Хотя уже был принят билль о запрете ввоза новых рабов на территорию США (в 1807-м), он продолжал поставлять плантаторам чернокожую рабочую силу.

Дюжина его судов грабила английские и испанские корабли, а американское правительство до поры до времени закрывало на это глаза. На американские суда Лафит никогда не нападал, соблюдая своеобразный кодекс чести. Не удовлетворяясь содержимым кораблей, он разграбил несколько прибрежных городов тогда ещё испанского Техаса и провозгласил остров Гальвестон (часть барьерной косы Падре) своим государством под названием Кампече, а себя – его губернатором.

В лагуне своего острова Лафит построил пристань-ловушку для кораблей и сам же от неё пострадал – на мель сели два его судна с награбленным золотом и серебром. Часть груза перенесли на другие корабли, а часть, согласно легенде, закопали в разных местах острова. Кончилось всё тем, что, подчиняясь приказу правительства, Жан Лафит свою пиратскую флотилию затопил.

Сокровища его, благополучно пролежав в тайниках пару сотен лет, в один прекрасный день в буквальном и переносном смысле всплыли наружу. Случилось это в 1973 году. После сильного урагана волны размыли песок и выбросили на берег золотые монеты, небольшие бочонки и сундучки с драгоценностями.

С тех пор время от времени люди находят на берегах золотые монеты. Существует мнение, что основные сокровища Лафита до сих пор не найдены. В Луизиане и Техасе о пирате-контрабандисте Жане Лафите слагали легенды. Его именем даже назвали один из заповедников на Саус-Падре. А в Голливуде было снято о нём несколько фильмов.

По-видимому, барьерные островные косы Америки – идеальное место для пиратского промысла. Морскими разбойниками был облюбован и мыс Хаттерас барьерной косы Outer Banks (Северная Каролина), самая крайняя юго-восточная точка континента. Но тут ситуация несколько иная – аномальная в отношении как природы, так и человеческого фактора, поскольку грабежом занимались сами мирные жители.

У мыса Хаттерас встречаются, сталкиваясь лоб в лоб, два течения – холодное Лабрадорское, и тёплый Гольфстрим. А во время штормов разбитые в пену волны взмывают в небо на высоту 10-этажного дома. Течения постоянно гоняют по дну тонны песка, образуя гуляющие коварные отмели и песчаные банки.

Эти гиблые места известны всему миру как «Кладбище Атлантики». Здесь, у мысов: Хаттерас, «Берегись» «Страх», «Кипящая сковорода», на неглубоком морском дне покоятся не десятки, не сотни, а тысячи кораблей, начиная с XVI века – португальские каравеллы, английские нефы, испанские гелеоны, французские военные полякры, мощные шведские суда Вест-Индской компании, американские клиперы и шхуны, немецкие барки, эсминцы и субмарины Второй мировой войны, стальные океанские лайнеры. Лежит среди них и пиратский корабль Чёрной Бороды – французский фрегат «Согласие», в 1717 году захваченный морскими разбойниками и переименованный Чёрной Бородой в «Месть королевы Анны», а в 1724-м затопленный военными судами.

Outer Banks – одно из самых опасных для мореходов мест на планете. Но почему-то именно там долгое время не ставили предупредительных маяков, способных предотвратить катастрофу. Не додумывались или не хотели? Вопрос может показаться странным. Однако вот что рассказывает по этому поводу Лев Скрягин в книге «Тайны морских катастроф».

На острове Хаттерас первые колонисты в основном промышляли грабежом потерпевших крушение кораблей. Они кормились их запасами, из их обломков строили себе дома, согревались добытым из корабельных трюмов ромом и набивали свои сундуки ценностями, взятыми с увязнувших в песках кораблей. До сих пор там можно встретить дома, амбары и заборы из тика, ореха, красного и даже палисандрового дерева.

Особой алчностью, пишет Скрягин, отличались обитатели острова Окракок. Жители материка о них говорили, что если по дороге на кладбище они слышали призывный клич: «Судно на дюнах!», то бросали на полпути даже гроб с покойником и мчались к месту кораблекрушения, превращаясь в алчную толпу мародёров. Британия вынуждена была посылать к мысу Хаттерас эскадры вооружённых кораблей для охраны ценных грузов севших на мель галеонов.

Слава о лёгкой наживе на коварных отмелях привела к тому, что сюда начали отовсюду стекаться беглые матросы и преступники. А в начале XVIII века эти места облюбовали морские пираты – Калико Джек, его любовница-пиратка Энн Бонни и самая яркая фигура пиратской эпопеи Америки – Чёрная Борода (он же Эдвард Тич). Частые густые туманы служили им естественным прикрытием, а аномальное поведение океана – ловушкой для кораблей.

Ненайденные клады и вросшие в песок останки кораблей на морском дне у Дюн Вирджинии Дэйр до сих пор влекут к себе как магнитом кладоискателей всех мастей – от экспедиций подводных археологов до романтиков-одиночек. «Кладбище Атлантики» – настоящий рай и для дайверов-профессионалов. На островах к их услугам удобные кемпинги, мотели, гостиницы, катера, шлюпки, яхты.

Никто не сомневается, что у берегов Северной Каролины покоятся несметные богатства, только добраться до них не просто. К тому же их зорко стерегут ночные хищницы – песчаные тигровые акулы, огромные стаи которых обитают в затонувших кораблях и вокруг них.

Другая оконечная точка Америки, на сей раз с юга – крошечный остров Key West, завершающий островную гирлянду Florida Keys – пристанище рыбаков, ловцов черепах и охотников за сокровищами затонувших кораблей на протяжении последних 300 лет. В XVII веке этот остров был во власти морских пиратов. На Карибском море орудовали Долговязый Бен (Генри Эвери), Чёрный Барт (Джон Робертс), «Жестокий» (Генри Морган), Чёрная Борода (Эдвард Тич). И этот «пир во время чумы» европейцам удалось пресечь лишь к 20-м годам XVIII века. Напоминанием о тех временах служат три музея острова Key West: Контрабандистов, Кораблекрушений и Мэла Фишера.

Основным средоточием и укрытием для пиратов была нынешняя столица Багамских островов Нассау на острове Нью-Провиденс, удачно (для лёгких пиратских кораблей) окружённом рифами. Об их пребывании Нассау хранит память, превратив в музей-заповедник места их обитания, с лачугами, тоннелями и защитными укреплениями.

Пиратство расцвело пышным цветом в самый разгар колонизации Америки, собственно ею и спровоцированное. Пиратами-то становились отщепенцы из среды самих колонистов, грабившие награбленное у своих же. Одного только золота из Мексики, Перу и Боливии колонисты вывезли столько, что общий золотой запас Европы увеличился едва ли не десятикратно. А сколько его легло вместе с потонувшими кораблями на дно и сколько было спрятано пиратами в тайниках на островах и берегах Америки – никто, видимо, никогда так и не узнает.