Новые сенсации в ювелирном искусстве

В ноябре прошлого года в залах аукционного дома Christies’ в Лондоне отмечала свой 20-летний юбилей ювелирная компания Tateossian. Известная своим инновационным подходом Tateossian и в этот раз оказалась на высоте: в залах на Сент-Джеймс были представлены работы пятерых выпускников колледжа Сент-Мартинс, вдохновленные украшениями компании. Интерпретации молодых ювелиров были по достоинству оценены авторитетным жюри: к нашей радости, одной из победительниц конкурса стала россиянка Елизавета Гнатченко.

» Лиза, как пришло решение стать ювелиром?

Получилось довольно забавно. Я, честно говоря, никогда не планировала заниматься дизайном. Закончила социологический факультет МГУ по специальности «пиар в моде». Читая о знаменитом лондонском колледже Сент-Мартинс, обнаружила, что там тоже имеется факультет пиара, однако с фокусом на дизайн и креативность. И я подумала, что было бы хорошо соединить мои теоретические знания с чем-то более творческим. Чтобы поступить в колледж, необходимо было создать портфолио –
чем я и занималась на подготовительном отделении. В течение четырех семестров нас знакомили с различными видами искусства: скульптурой, живописью, модой, 3D. Идея такого многопланового обучения в том, что, пока ты не попробуешь себя в разных видах деятельности, очень трудно понять, в чем именно твой талант. Когда по ходу курса я сделала свое первое украшение, преподаватели посоветовали обратить внимание на ювелирное дело, заметив, что у меня хорошее понимание объема, движения. Впоследствии я решила не поступать на факультет «пиар в моде» и стала учиться на ювелирном отделении. Спасибо родителям, что они предоставили мне возможность посмотреть, что из этого получится!

» Ты стала победителем в конкурсе, проводимом известной ювелирной компанией Tateossian. Расскажи, пожалуйста, об этом.

В Сент-Мартинс существует Инновационный центр, занимающийся продвижением своих выпускников: он выступает посредником между ними и ювелирными компаниями. Фирма Tateossian к своему 20-летнему юбилею решила провести конкурс и обратилась в центр с предложением пригласить к участию 5 выпускников колледжа. Предварительно специалисты Tateossian ознакомились с нашими портфолио и выбрали пять человек: по условиям конкурса, работы победителя должны были продаваться в магазинах фирмы. Поразительно, что компания, праздновавшая свой юбилей, такое большое внимание уделила не себе, а именно нам, обеспечив внимание прессы и общественности к нашим работам.

» А приходилось видеть свои изделия в продаже?

Пока нет, моя коллекция для Tateossian выйдет в июле этого года; но я уже видела рекламу в журнале Conde Nast Traveller.

» Ты участвовала также в конкурсе компании William&Son?

Компания William&Son в прошлом году праздновала десятилетие, и к этому событию она решила запустить свою ювелирную линию. Пригласили к участию шесть выпускников: мне повезло, я выиграла конкурс и сейчас компания занимается запуском моей коллекции. Надеюсь, что в начале следующего года она появится в продаже. William&Son ориентируется на более доступные цены, так что мне пришлось опустить свои дикие фантазии на землю и сделать украшения для более широкого круга покупателей!

» Организаторы обоих конкурсов предлагали вам создать работы на определенную тематику или предоставили полную свободу?

Для обеих компаний было важно, чтобы мы изучили историю бренда, разобрались во вкусах их основной клиентуры, поняли, что продается в их магазинах. У Tateossian, например, есть мужской браслет, сделанный из плетеной кожи, с маленькой золотой или серебряной вставкой –
одна из знаковых вещей компании. Еще учась в колледже, я сделала украшение с металлическим плетением, идею которого мне подсказал папа. Он рассказал, что в юности, в 1980-е годы, на фоне тотального дефицита большой популярностью пользовались украшения (браслетики, колечки), сплетенные из обрезков цветных телефонных проводов. И не только рассказал, но и показал несколько способов плетения. Правду говорят, что новое – это хорошо забытое старое!

» Как интересно, я тоже помню, как мы плели такие украшения из проволоки! А что еще может стать источником твоего вдохновения?

Архитектура, книги, искусство. А еще меня приводят в восхищение машины – трактор, танк, их мощь и движение. Обожаю металлические конструкции – Эйфелеву башню, Останкинскую, рейки, балки, мосты. В своей основной коллекции, например, я основывалась на сочетании жесткого, механического, конструктивного с утонченным изящным барокко. Люблю «поиграть» с украшением: у меня есть кольцо, которое раскладывается и превращается в два, или кулон, который можно носить на браслете. Наверное, мне ближе вещи более универсальные, чем такие, которые можно надеть только на красную ковровую дорожку.

» Как в наши дни развивается судьба молодого ювелира?

Вопрос, пугающий многих! У молодого ювелира два пути: работать на крупный бренд или открыть свое дело. Работа на крупную компанию – палка о двух концах: с одной стороны, у тебя появляется трудовой стаж, связанный с громким раскрученным именем в индустрии, и это, конечно, здорово. С другой – во время работы на бренд ты отдаешь ему свои мозги, свои идеи для весьма отдаленного будущего – ведь, как правило, все это просто оседает в необъятных архивах компании. Есть, конечно,
вероятность, что лет через десять они воспользуются твоим дизайном, предварительно подвергнув его переработке, но при этом твое имя нигде не прозвучит. Меня мало прельщает такой путь, хотелось бы начать что-то делать самой. Проблема – найти своего покупателя, но, надеюсь, со временем она решится. Сейчас, на мой взгляд, важно дать о себе знать. В прессе уже прошла информация о конкурсах, в которых мы участвовали, в апрельском номере журнала Vogue выйдет статья обо мне, также буду участвовать в выставке «Новые дизайнеры» в экспозиционном центре на Earls Court в Лондоне. Также активно работаю над своим сайтом.

» Производство ювелирных украшений требует не только творческих идей, но и серьезных материальных средств…

Дело в том, что изначально дизайнер ювелирных украшений, открывающий свое собственное дело и готовящий коллекцию, должен сделать крупные капиталовложения – закупить драгоценные металлы, камни. Оборудование, необходимое для ее изготовления, также весьма дорогостоящее.

» При создании коллекции ты сама выполняешь техническую часть и все процессы изготовления украшения или обращаешься к мастерам-специалистам?

Все мои ранние проекты я делала сама, исключая работу с камнями. В принципе, в колледже нас ознакомили почти со всеми существующими технологиями, но, поскольку их очень много, каждой уделяли около недели времени. А уж если студент заинтересовался каким-то конкретным процессом, он мог уже глубже заниматься именно этим. Что касается работы с камнями, то я знаю, что мастера, которые с ними работают, учились этому 6-7 лет и занимаются этим ежедневно многие годы. Поэтому считаю, что, не имея опыта, пытаться самой вставлять камни – неоправданная трата сил, времени и дорогостоящих материалов.

Думаю, в будущем я сосредоточусь на дизайне – к счастью, за годы учебы нашла высококлассных специалистов, к которым смогу обратиться как к исполнителям. Таких людей на самом деле единицы, и они очень ценятся.

» Наверное, и услуги таких мастеров стоят недешево?

Конечно, но если посчитать годы, которые я потрачу на то, чтобы самой научиться этим процессам, плюс стоимость оборудования и мастерской, то в конечном итоге окажется, что выгоднее отдавать эту часть работы специалистам. Но я считаю важным, что во время учебы в колледже делала все сама: когда на практике попробовал и понимаешь технологические процессы изнутри, это помогает быть реалистичным и в твоих дизайнерских идеях.

» С какими материалами предпочитаешь работать?

Я люблю цветное золото: кроме основных цветов, очень нравится зеленое. Есть огромное количество интересных материалов и технологий, о которых я раньше ничего не знала, – к примеру, тепловая обработка титана дает потрясающий голубой оттенок – и, конечно же, очень люблю камни.

» Твое социологическое образование как-то помогает в нынешней деятельности?

Изучение социологии дало пусть и поверхностное, но представление обо всем в мире. Кроме того, образование в России очень отличается от западного. В Сент-Мартинс нас учили как делать украшения, при этом историю ювелирного искусства, к моему глубокому изумлению, нам не преподавали вообще. Предполагалось, что мы пойдем в библиотеку и самостоятельно все освоим. А вот во время учебы в МГУ нас заставили прочитать огромное количество книг. Я убеждена, что, если чем-то серьезно занимаешься, надо знать об этом предмете досконально. И, берясь за новую коллекцию, всегда стараюсь прочесть все возможные книги по истории и архитектуре, связанные с этим периодом. Это не только помогает в работе над данной темой, но и оседает в памяти, давая впоследствии импульс новым идеям.

» Кто покупает твои работы?

Пока никто. Мои работы видели знакомые и друзья, но чтобы показать их более широкому кругу потенциальных покупателей, нужно выставить их на сайте. К сожалению, в колледже не учили такому важному искусству, как продавать свои работы! У меня есть замечательный промоутер – мама. Она носит украшения с таким изяществом, как-то удивительно органично и естественно! Когда создаю новые украшения, всегда придерживаюсь критерия: а моя мама могла бы это одеть?! Думаю, если ли у меня и имеется какой-то вкус и чувство стиля, то этим я обязана именно ей. А от папы у меня умение что-то делать своими руками – он прекрасно вырезает по дереву. Я люблю что-то точить, вырезать, получаю удовольствие, когда из куска металла появляется объем, он обретает форму.

Ювелирное искусство и скульптура, на мой взгляд, сближаются в наши дни, и многие известные скульпторы, начиная с Сальвадора Дали, создавали украшения. В этом отношении колледж Сент-Мартинс очень многое мне дал. Здесь происходит уникальное перекрещивание и брожение творческих идей людей, работающих в самых различных сферах современного дизайна, формируется основа будущего искусства и моды.

 

интервью:  Елена РАГОЖИНА

Be the first to comment

Leave a Reply