Карточный домик

Так называется выставка современной скульптуры, срежиссированная аукционным домом Christie’s в великолепных декорациях парка поместья Уоддесдон в Бекингемшире. Автор концепции – глава отдела послевоенного и современного искусства Christie’s Фрэнсис Аутред – предложил владельцу имения Джейкобу Ротшильду создать экспозицию, перекликающуюся с жемчужиной его коллекции – картиной Шардена «Мальчик, строящий карточный домик».

Давно столь впечатляющее созвездие имен современной мировой скульптуры не встречалось на отдельно взятой территории Соединенного Королевства. Я говорю не о замкнутых музейных или галерейных пространствах, а о пленэре. На травке, среди деревьев и цветников, под пение пташек, в буколической идиллии огромного парка, на земле, возделанной и преображенной руками талантливых садоводов. 33 работы, среди авторов которых дедушки­адмиралы современной скульптуры и относительно молодые хулиганы (но в чине генералов!), удивительно естественно вписались в окружающий ландшафт. Искусство – как игра, жизнь – как игра, игра – как модель жизни, как диалог, поединок, полемика – сквозные темы экспозиции, где ирония и философия, высокое и низкое смешиваются, как в карнавале. Работы Александра Колдера, Джеффа Кунса, Ричарда Серра, Дэмиена Херста, Тони Смита, Дональда Джадда, Дэна Флавина, Аниша Капура, Энтони Гормли, Урса Фишера, Джеппе Хейна, Джоаны Васконселос втягивают нас в игру смыслов и понятий, в которой каждое произведение ведет свою мелодию, не мешая другому, растворяясь в пространстве парка, выстраиваясь в завораживающе странную полифонию.

В своем стремлении подчеркнуть концептуальное единство выставки с полотном Шардена кураторы исследуют в экспозиции несколько общих идей: притяжение и равновесие, базовые конструкции, архитектура и пространство, детство и вхождение в жизнь, искусность в игре и ремесле.

Что нам стоит дом построить? Кто в детстве не возводил замки из песка или не сооружал домики из всего, что попадало под руку? Архетип, заложенный в подсознании людей, животных и птиц, срабатывает безотказно. Карточный домик – как модель строительства – своего дома, своей жизни. Малейшая неосторожность, неловкость – и хрупкий баланс рушится. Призрачная стабильность в нестабильном мире, зыбкость погони за материальным, что, как карточный домик, может рассыпаться в одно мгновение.

Доминанта выставки – работа Ричарда Серра «Карточный домик». Знаковая вещь скульптуры конца 1960­х годов: брутальная масса ржавого металла, простая до неприличия, но бьющая по мозгам демонстрация идеи балансирования веса и земного притяжения, неустойчивости и равновесия. Четыре массивные металлические плиты «домика» весом почти в одну тонну, ничем не скреплены, держатся вместе за счет того, что опираются друг на друга под определенным углом – в полном соответствии с законами физики и механики. За это творческое открытие Серра пришлось заплатить дорогой ценой – разводом с женой. Со слов скульптора, увидев результат его опытов, супруга поинтересовалась, намерен ли он выставлять это как скульптуру. «Я ответил «да» – и тогда она заявила, что не может больше жить со мной», – вспоминает Серра.

В контексте темы «Притяжение и пространство» – мобиль «Hello Allentawn» одного из отцов современной скульптуры американца Александра Колдера. Скульптура в движении – основной творческий принцип этого художника, использовавшего простые абстрактные формы. Не перестаешь удивляться красоте и изяществу его мобилей, подвешенных в пространстве и парящих, как диковинные стрекозы или космические аппараты. Благодаря точно выверенному инженерному расчету металлические диски, закрепленные на тонких аркообразных проволоках, «дышат», двигаются от малейшего дуновения воздуха, балансируют, организуя окружающее пространство. Яркие, чистые спектральные тона, в которые окрашены скульптуры, работают как мощный эмоциональный фактор – дружба и творческая близость с Питом Мондрианом и Хуаном Миро оказали огромное влияние на понимание цвета и его роли в скульптуре у Колдера.

Работа «Акваланг» художника Джеффа Кунса – одного из столпов постпопа, известного особым пристрастием к китчу, – отсылает нас совсем в иные сферы. Что может быть более абсурдным, чем дотошная копия легкого спасательного оборудования, отлитая в монументальной бронзе? Погружение на дно гарантировано – однако без обязательного всплытия на поверхность. Пародия – один из самых востребованных и популярных у зрителей элементов современного искусства…

Выставка «Карточный домик» изобилует будоражащими и стимулирующими воображение объектами. «Лунный пес» Тони Смита кажется деталью гигантского космического корабля, в спешке забытого пришельцами, совершившими аварийную посадку на Землю. А может, это часть алтаря современного Стоунхенджа, посвященного богу стального прогресса?.. В любом случае этот отливающий вороненой чернотой десятков призм­треугольников гигантский пятиметровый ребус, восседающий на веселой зеленой лужайке парка, внушает ужас и благоговение своей молчаливой мрачной тайной.

Контрастом к нему – гигантские, орущие раскаленным красным буквы творения Роберта Индианы «LOVE». Эта скульптура – как икона, как заклинание­амулет, стала символом эпохи, родившей движение хиппи с их наивной верой в цветочное царство любви и трагедией вьетнамской войны с ее напалмом, дефолиантами, тактикой выжженной земли. Любовь – как противоядие безумию войн и насилию: Индиана выразил это просто, нагло, по­рекламному вызывающе. Вырезанные из промышленного алюминия гигантские буквы «LOVE» кураторы поставили на фоне двух беломраморных скульптур XVIII века, также посвященных теме любви, – впечатляющее сочетание.

А еще в «зазеркалье» выставки вас ожидают дематериализующие и воссоздающие новые пространства геометрические построения Джеппе Хейна и Аниша Капура, кирпичная двухметровая «Фига» Тонико Лемоса, керамические семена подсолнуха Ай Вэйвэя, ажурный трейлер­бетономешалка Вима Дельвоя, люстра из гроздьев­сталактитов разноцветных акриловых человеческих фигурок До Хо Суя, скользящие навстречу друг другу половинки «маленькой свинки» в формальдегиде Дэмиена Херста по мотивам детской считалочки «This Little Piggy Went to Market, This Little Piggy Stayed at Home» и многое другое.

4,5­метровая приоткрытая пачка сигарет, насквозь пронизанная простецким крестьянским стулом, – скульптура весьма в духе Урса Фишера. В своих работах художник с удовольствием помещает нас в свои сюрреалистические сказки, где обыденные предметы трансформируются в страшноватые гибриды­ассамбляжи столов, фруктов, овощей, светильников, а материалы варьируются от металла и дерева до хлеба, парафина и воска, подчеркивающих текучесть времени и пространства. Метаморфозы Фишера больше говорят об исчезновении и растворении, чем о стабильности окружения, предметов, пространства. Человеческие фигуры­свечи, тающие и растекающиеся по полу в процессе выставки; дом из хлеба в натуральную величину, постепенно разрушающийся в залах галереи – состояние распада и полураспада во многих работах художника, – его способ атаки и ниспровержения банальных истин.

И все же самый популярный и любимый объект выставки – «Чайный павильон» португальской художницы Джоаны Васконселес. Перед ироничным очарованием этого 5­метрового чайничка просто невозможно устоять – вокруг и внутри его ажурных стен постоянно толпятся зрители и щелкают фотоаппараты. Автор поставила условие: человек, приобретший эту скульптуру, обязуется высадить внутри жасмин – так что ритуал чаепития в «чайнике» будет сопровождаться душистым царственным ароматом цветов (к слову, большинство работ, предоставленных аукционным домом Christie’s на эту выставку, продаются; цены колеблются от 60 тысяч до 7,4 млн. фунтов).

По замыслу Джоаны скульптура­павильон должна была напоминать о ее родной Португалии – как о первой стране, начавшей импорт чая из Азии в Европу: по иронии судьбы, обычай чаепития английскому двору представила жена короля Карла II Екатерина Браганза из Португалии. В творчестве Васконселес постоянно обыгрываются чисто женские занятия, социальные роли, тема детства, игры. Она работает с предметами быта, кухонной утварью, извечными женскими ремеслами – вязанием, шитьем: вывязывает крючком кружева и покрывает ими рояли, статуи, шьет гигантские люстры из тканей и аппликаций. Многослойный ассоциативный игровой подход к творчеству художницы понятен на всех уровнях – от ребенка до сноба­концептуалиста. Неизменно вызывая улыбку, ее работы походя развенчивают серьезность и напыщенность социальных ритуалов. Кстати, скульптуры Джоаны Васконселес сейчас представлены в Версальском дворце в Париже (материал о выставке – на стр. 48).

Интригующий скульптурный спектакль «Карточный домик», разворачивающийся в зеленых кулисах усадьбы Уоддесдон, продлится до 28 октября 2012 года.

House of Cards:
An Exhibition of Contemporary Sculpture in Response to Chardin – Christie’s at the Rothschild Collection at Waddesdon Manor
Waddesdon Manor, Near Aylesbury, Buckinghamshire HP18 OJH
www.christies.com

Be the first to comment

Leave a Reply