Виват, Академия!

Начнём с поздравлений имениннице – Королевская академия искусств в Лондоне отмечает 250-летний юбилей. Наверное, самым большим подарком к празднику стало завершение трансформации зданий старейшего художественного заведения страны: 10 лет ушло на планирование и ещё три года – собственно на реконструкцию. Впрочем, что такое 13 лет по сравнению с двумя с половиной столетиями истории академии?

Architecture Studio in 2018. (c) Hayes Davidson

А началась она морозным зимним днём 10 декабря 1768 года,  когда английский монарх Георг III лично подписал указ об основании Королевской академии искусств. Интересно, что убедил короля на этот шаг не художник, а шотландский архитектор Уильям Чемберс. Дело в том, что этот известный зодчий, яркий представитель классицизма, преподавал будущему королю архитектуру и рисование, когда тот ещё был подростком с титулом Принц Уэльский. Их взаимоотношения продолжались и после того, как Георг взошёл на престол, и именно Чемберс внушил королю идею целесообразности создания академии в стране. Так что когда 28 ноября 1768 года архитектор Чемберс вместе с несколькими художниками обратился к королю с соответствующей петицией, тот был морально готов: спустя две недели Георг III подписал судьбоносный документ.

От нового учреждения ожидалось многое: поднять профессиональный статус художников в стране, создать систему художественного образования (при академии были открыты школы) и проводить регулярные выставки современного искусства, отвечающего самым высоким стандартам. Это в свою очередь должно было способствовать становлению национальной школы искусств, подогревать интерес публики к изящным искусствам и установить каноны хорошего вкуса. Тогда же были утверждены первые 36 членов академии и избран её первый президент – живописец Джошуа Рейнолдс. Статуя Рейнолдса (скульптор Альфред Друри, 1931), обычно украшенная венком живых цветов, и сегодня встречает посетителей в обширном внутреннем дворе Берлингтон-хаус.

Collection Gallery in 2018. (c) Hayes Davidson

Кстати, Берлингтон-хаус – далеко не первый адрес Королевской академии искусств. Поначалу она квартировала на Pall Mall, с 1780 года – в Сомерсет-хаус на Стрэнд, а в 1837-м переехала в восточное крыло Национальной галереи на Трафальгарской площади. В свою нынешнюю резиденцию – центральное северное крыло Берлингтон-хаус на Пиккадилли академия въехала лишь в 1867 году – век спустя после своего основания. Зато на крайне выгодных условиях: 999-летний лизинг с арендной платой £1 за год.

Несмотря на звучный эпитет «королевская», денежных средств от короны, равно как и от государственных организаций, Академия искусств никогда не получала – в полном соответствии со своим статусом независимой арт-институции, она управляется самими художниками – членами Королевской академии искусств (Royal Academicians, R.A.). Число академиков ограничено цифрой 80, при этом каждому виду искусства отводится определённое число: 14 скульпторов, 12 архитекторов, 8 графиков, 46 живописцев. В школах академии, из стен которой вышло немало известных британских художников (Констебл, Тернер, Блейк, Уилки и др.), сейчас учатся cвыше 50 студентов. Кстати, обучение здесь, согласно конституции академии, остаётся бесплатным – почти невероятный факт на фоне астрономических цен на арт-образование в Великобритании! Не удивительно, что число желающих зашкаливает: только в минувшем году на 16 мест курса претендовали 688 человек.

Michelangelo’s ‘Taddei Tondo’ at the Royal Academy of Arts. (The Virgin and Child with the Infant St John ca.1504-05, Michelangelo Buonarroti). Photo credit: (c) Royal Academy of Arts, London; Photographer: Prudence Cuming Associates Limited.

Статус независимой организации, не финансируемой, как, к примеру, галерея Тейт или Музей Виктории и Альберта, государством, позволяет Королевской академии искусств самостоятельно разрабатывать свою политику и программы. И своего президента, на которого возлагается бремя главы трудноуправляемого сообщества свободных творческих индивидуальностей, члены академии всегда избирали сами. За более чем двухсотлетнюю историю на этом посту сменилось 25 президентов, в числе которых Джошуа Рейнолдс, Джон Эверетт Милле, Фредерик Лейтон. Нынешний, 26-й президент – художник, график и скульптор Кристофер Ле Брун – был избран коллегами в 2011 году, сменив на посту архитектора Николаса Гримшоу.

Во время нашего интервью 2012 года Ле Брун рассказывал о стоящих перед ним целях: «завершить реконструкцию здания на Берлингтон-гарденс, 6, которое мы купили несколько лет назад, присоединив его к главному корпусу академии (имелось в виду приобретённое академией в 1998 году здание 1860-х годов, изначально являвшееся корпусом Лондонского университета). Ещё одна задача – добиться согласия членов академии на реконструкцию. А это далеко не просто, ведь речь идёт о ста очень важных и интересных личностях! К счастью, мне удалось собрать группу академиков, поддержавших идею реконструкции здания!».

Unidentified photographer. The Main Galleries during the Summer Exhibition, 1956. Black and white silver gelatin print. Photo: (c)Royal Academy of Arts, London.

Все эти планы – уже история. 19 мая 2018 года кампус «Новая Академия», спроектированный архитектором Дэвидом Чипперфильдом, открыл свои двери для публики. Со слов архитектора, два стоящих спиной друг к другу здания (оба имеют статус памятника наследия второй степени) теперь объединены «физической и идеологической» связью. Не буду утомлять читателей архитектурно-инженерными подробностями, скажу лишь, что и коридор с кирпичными сводами, ранее служивший запасником, а теперь вместивший экспозицию из коллекции; и новый бетонный мост, соединяющий два здания; и лекционная аудитория с «амфитеатром» на 250 мест, «сад скульптур» школы академии, новые выставочные галереи, кафе и так далее, увеличили пространство Королевской академии художеств на 70 процентов!

Чтобы с чувством, толком, расстановкой осмотреть обновлённую академию, одним визитом не обойдёшься. Первое, что надо сделать, – запастись поэтажным планом, который можно взять в вестибюле центрального входа. Иначе – запросто заблудишься в переходах, лестницах и галереях. Эксперты академии рекомендуют начать освоение нового кампуса с центрального входа Берлингтон-гарденс – после реставрации фасад здания предстал во всём своём полихромном многообразии с впечатляющим сонмом статуй великих мыслителей – от античных времён до английского философа Иеремии Бентама…

Летняя выставка

Юбилейную 250-ю Летнюю выставку (Summer Exhibition) курирует один из самых колоритных и эксцентричных академиков за историю арт-институции Грейсон Перри. Цветастые эпатажные наряды, в которых Перри появляется на публике в образе своего альтер эго Клер, завоевали художнику не меньшую популярность, чем его широко известные керамические работы, графика и гобелены. Концепцией выставки 2018 года куратор выбрал тему «Искусство, созданное сейчас»: в экспозиции представят работы самых разных направлений, созданные преимущественно в 2017-2018 годах.

Ron Arad RA. Where Are My Glasses – Under (Green). Hand blown glass and metal. Courtesy of Ron Arad studio

Отбор работ на Летнюю выставку, неизменно проходившую в Королевской академии начиная с 1769 года, со дня основания был процессом трудоёмким, спорным, иногда мучительным. Не зря члены жюри комитета, рассматривающего и отбирающего работы в экспозицию, традиционно подкреплялись хересом и так называемым «мясным чаем» (beef tea). Заваривание такого «чая», а по сути мясного бульона (предварительно мясо долго варили в воде), и сегодня входит в обязанности «красных воротничков» (Red Collar) – смотрителей академии, которым в прежние времена также приходилось позировать обнажёнными в классах «живой натуры». И хотя роль моделей «красные воротнички» больше не выполняют, они неотъемлемая часть академии сегодня: встречают посетителей в вестибюле, выступают гидами, глашатаями на церемониальных событиях, подкармливают членов выставочного комитета «мясным чаем»…

Но вернёмся к работе жюри. Летняя выставка остаётся самой крупной в мире открытой экспозицией. Любой художник, внеся определённую плату, может представить несколько своих работ на суд комитета, отбирающего произведения для выставки. В этом году жюри пришлось рассмотреть 20 000 тысяч работ, присланных со всего мира. Из них в стенах академии можно вместить лишь 1200…

Michael Landy RA. Closing Down Sale. Mixed media and audio. Image courtesy the artist and Thomas Dane Gallery, © Michael Landy

Экспозицию Летней выставки – 2018, как и в предыдущие годы, традиционно открывает скульптура во дворе академии. В этот раз – монументальная работа Аниша Капура «Симфония возлюбленному солнцу». В центральном зале Берлингтон-хаус обещают представить гигантскую вывязанную из ниток инсталляцию «Королевская Валькирия» Джоаны Восконселос. Несколько лет назад я побывала на великолепной выставке этой португальской художницы в Версале и с тех пор с нетерпением жду возможности вновь увидеть её работы. Кстати, Джоана – первая современная женщина-художник, удостоившаяся чести представить своё искусство во дворце-музее и садах Версальского ансамбля. Эффектные и яркие поп-артовские работы Восконселос подкупают остроумной игрой смыслов, исторических контекстов, концептуальных параллелей. При этом на её творения просто невозможно смотреть без улыбки: в них бездна юмора, добродушного, уютного и многократно усиленного неимоверными размерами объектов. Вспомнить хотя бы скульптуру «Мэрилин» – гигантские туфли на каблуках, составленные из сотен разнокалиберных кастрюль и крышек из нержавейки; или «Лиликоптер» – вертолёт Bell 47, весь в колыхающихся пышных розовых страусиных перьях и кристаллах Сваровски.

Гранд-масштаб поддержал и Дэвид Хокни – 7-метровые фотографические рисунки академика продолжают серию его многолетних экспериментов с перспективой и фотографией: снятые с множественных точек изображения художник объединил в монументальной композиции.

В новом выставочном пространстве академии – Ronald and Rita McAulay Gallery – обустроили «Room of Fun»: здесь собраны работы, в которых доминирует так высоко ценимое англичанами чувство юмора, включая новую инсталляцию Дэвида Шригли и фотографии Мартина Парра. А в галереях The Sackler Wing впервые покажут печатную графику: в экспозиции – принты Кики Смит, Фионы Баннер, Джима Дина, Трейси Эмин.

Joana Vasconcelos. Royal Valkyrie. Photo: © David Parry.

В  юбилейном запале кураторы Летней выставки даже пошли на захват соседних территорий – близлежащих улиц Бонд-стрит, Пиккадилли, Риджент-стрит и Риджент-стрит СентДжеймс. Художники-академики Роз Уайли, Грейсон Перри, Джо Тильсон и Корнелия Паркер задействуют эти престижные лондонские улицы под свою праздничную инсталляцию из 200 флагов, созданных по их дизайну. Но и это ещё не все: бутики и магазины всемирно известных брендов моды на Бонд-стрит также не останутся в стороне: в партнёрстве с Королевской академией художеств Louis Vuitton, Hermès, Victoria Beckham, Fenwick of Bond Street, Max Mara, Temperley London, TODS, Longchamp, Amanda Wakeley, IWC, La Perla, Ermenegildo Zegna, Pal Zileri, Jimmy Choo и Smythson превратят свои витрины в экспозиционные пространства для арт-инсталляций самых разнообразных стилей и направлений. Знаменитые ювелирные компании Fabergé, Moussaieff, Mikimoto, Van Cleef & Arpels, Chatila, Jaeger-LeCoultre, Montblanc and Tiffany & Co также представят в своих окнах эксклюзивные композиции. Посвящается вся эта красота празднованию 250-летнего юбилея искусств в лондонском Вест-Энде (22 июня – 8 июля), совпавшему по времени с Летней выставкой и Mayfair Art Weekend (29 июня – 1 июля).

Grayson Perry RA. 908 – Selfie with Political Causes. Print, woodcut

«Грандиозный спектакль»

Параллельно с Летней в залах академии пройдёт выставка «Грандиозный спектакль: 250 лет истории Летней выставки» (The Great Spectacle: 250 Years of the Summer Exhibition). Название говорит само за себя: перед нами развернётся история жизни одной из самых известных выставок мира за 250-летний пласт времени. Мы увидим знаковые работы, оказавшие влияние на развитие британского искусства, узнаем, как менялись стили, вкусы, пристрастия, мода, возносились одни жанры и авторы, впадали в немилость другие, как трансформировалось отношение к выставке у публики и у художников, какие метаморфозы пережила она сама…

Michael Craig-Martin CBE RA. Reconstructing Seurat (Orange), 2004.. аcrylic on aluminium panel. © Michael Craig-Martin.. Courtesy of the artist and Gagosian

Среди многочисленных публикаций, приуроченных к юбилею академии, мне хотелось бы упомянуть «A Royall Academy A-Z». Авторы (Maurice Davies и Annette Wickham) подают курьезные факты из истории академии с отменным чувством юмора.

Вот некоторые из них:

  • В 1771 году художник Йозеф Цоффани писал групповой портрет своих коллег-академиков во время их работы в натурном классе. Все бы хорошо, но в числе академиков-основателей были две женщины – Ангелика Кауфман и Мэри Мозер, а в те времена представлять на полотне дам в одной комнате с обнажённым мужчиной, пусть и натурщиком, было бы оскорблением общественному вкусу. Цоффани вышел из положения, изобразив Кауфман и Мозер не как присутствующих в студии художниц, а в виде портретов на стене.
  • На протяжении XX столетия отношение академии к современному искусству менялось неоднократно. Среди консервативных президентов особенно выделился художник-анималист Альфред Маннингс. В 1949 году, во время своей речи на торжественном ежегодном официальном обеде академиков, подвыпивший Миннинг атаковал современное искусство. Галерее Тейт досталось за поддержку Матисса, лондонскому городскому совету – за установку современной скульптуры в Баттерси-парке, а присутствующему в зале художественному критику Энтони Бланту – за пропаганду Пикассо. Миннинг даже вспомнил, как Уинстон Черчилль однажды сказал ему: «Альфред, если вы когда-нибудь встретили бы Пикассо на улице, вы бы присоединились ко мне, чтобы дать ему пинка под зад?» И процитировал собственный ответ премьер-министру: «Да, конечно, сэр». Речь президента, транслировавшуюся по Би-Би-Си, слышали миллионы людей, и её отзвуки ещё долгие годы резонировали в академии и арт-мире.
William Powell Frith. A Private View at the Royal Academy, 1881, 1883,. oil on canvas. A Pope Family Trust, courtesy Martin Beisly
  • Неудивительно, что ряд художников тех лет отказывались вступить в учреждение, глава которого имел подобное мнение о современном искусстве. Когда в 1961 году Эдварду Бурра сообщили по телефону, что он избран академиком, тот завопил: «Скажите им, пусть идут на …, я занят!». Отказались от этой чести и художники Френсис Бэкон, Говард Ходжкин и Ричард Гамильтон – правда, в более вежливых выражениях.
  • В долгой истории арт-институции были также случаи исключения или демонстративного выхода художников-академиков Эдварда Бёрн-Джонса, Уолтера Сикерта, Августуса Джона, Стенли Спенсера. Академик-скульптор Альфред Гилберт, известный своей статуей Эроса на Пикадилли, вызвавшей неоднозначный скандальный резонанс в обществе, имел привычку брать деньги за заказы, которые не сумел выполнить. В 1908 году Гильберт по собственному почину вышел из членов Академии – буквально за несколько дней до даты, на которую было назначена официальная процедура его исключения. Писатель Бернард Шоу считал поступки скульптора омерзительными и не имеющими оправдания, заявив, что смерть от пули будет слишком большой честью для Гилберта, которого «следовало бы утопить в фонтане, которым он обезобразил Пикадилли-серкус».
  • Одной из первых выставок-блокбастеров академии была экспозиция под названием «Персидское искусство» (1931 г.) – её посетили более 300 000 человек. В те времена компаний, специализирующихся по доставке произведений искусства на далёкие расстояния, практически не существовало. Поэтому, когда груз с экспонатами из Персии наконец-то прибыл в Лондон и кураторы академии открыли ящики, их чуть не свалил с ног запах верблюжьих фекалий, оказавшихся надёжной охраной ценнейших объектов.
John Everett Millais. Isabella, 1849.Oil on canvas. Courtesy National Museums Liverpool, Walker Art Gallery
  • Хотя о том, что резина обладает способностью стирать карандашный рисунок было известно с 1770 годов, студенты школы Королевской академии предпочитали использовать для этих целей сжатый в шарик хлебный мякиш. Хлебные шарики с успехом применялись и как метательные «снаряды», которые молодые люди запускали друг в друга. На это популярное развлечение уходило такое количество хлеба, что на какой-то период в школе академии запретили использование хлеба как слишком затратную статью расходов.

Программа, подготовленная Королевской академией искусств к 250-летию, впечатляет королевским размахом. А Летняя выставка этого года, по обещаниям кураторов, будет «самой крупной, яркой и красочной» за её историю.

Vivat, Academia!

250th Summer Exhibition  

12 June -19 August 2018

The Great Spectacle: 250 Years of the Summer Exhibition   

12 June -19 August 2018

Royal Academy of Arts

Burlington House,

Piccadilly, London W1J 0BD                                                          

www.royalacademy.org.uk