Сэр Джон Мадейски Изменяя жизнь к лучшему

Picture By Jason Dawson

Английский издатель, меценат. Президент футбольного клуба «Рединг». Владелец радиостанции, нескольких ресторанов, гостиниц, совладелец строительного бизнеса и компании по оснащению дорог. Канцлер Университета Рединга. Кавалер ордена Британской империи.

– Сэр Джон, я знаю, что, перед тем как начать свой бизнес, который принес вам и известность, и состояние, вы объехали полмира. Это как-то отразилось на том, как впоследствии вы вели свои дела и что считали своим долгом?

– После школы у меня не было никакой квалификации. Я работал и водителем, и печенье продавал. В двадцать лет мой школьный приятель подбил меня поехать в Америку – посмотреть мир. Мы договорились, что поедем работать на ранчо в Калифорнию. Кроме ранчо было много других мест, где мы пытались хоть что-то заработать. Мы перегоняли машины, продавали пылесосы. Бывало, нас увольняли, не заплатив. Помню свой день рождения, который я праздновал с коробкой кукурузных хлопьев. Чтобы нас не отправили на войну во Вьетнам, мы, не дожидаясь повестки, сели на японский корабль и уплыли в Японию. Потом были и Сингапур, и Индия, и Африка. В Англию я вернулся совершенно другим человеком.

Эти годы изменили всю мою жизнь. Я называю их своими университетами («University of Life»).

– Вы встречали на своем пути людей разных национальностей. Русский бизнесмен Антон Зингаревич был одно время вместе с вами совладельцем футбольного клуба «Рединг». Вы считаете русских хорошими партнерами для ведения совместного бизнеса?

– Наши взгляды с Зингаревичем на управление футбольным клубом были очень близки. Но, к сожалению, наше партнерство долго не продлилось. И это никак не зависело от его национальности.

Русские, так же как представители других национальностей, бывают разными. И хорошими, и плохими. По моим наблюдениям, среди русских, которых я встречал, много таких, кто заработал о-о-очень большие деньги очень-очень-очень быстро. Некоторые с этим хорошо управляются, некоторые – нет. Большие деньги – это большое испытание. Кто-то просто к этому не был готов. Не использовал весь потенциал, все возможности, которые дают большие деньги. Не все, конечно.

Россию я до сих пор считаю таким спящим великаном. Огромная страна, где правят новые деньги.

Новые владельцы клуба «Рединг» – таиландцы. В отличие от России, в Таиланде богатые люди – это старые деньги (old money). Они богаты уже не одно поколение. Обычно очень хорошо образованы. И знают что делать, а не что можно сделать.

– А вы такой человек, который знает что делать и что в бизнесе главное?

– В бизнесе самое главное – это репутация. Независимо от его размера. Маленькая компания или огромная – не имеет значения. Reputation is a bottom line of business. Ну и удача, конечно, тоже.

В 2000 году в Хенли Менеджмент Колледже (Henley Management College) был основан Центр репутации Джона Мадейски  (The John Madejski Centre for Reputation).

Директор центра профессор Кевин Мани (Kevin Money) ведет там сильнейший курс по репутации. Лучше, чем в Гарварде, Йеле, Оксфорде или Кембридже. В 2008 году колледж, объединившись с Университетом Рединга, стал самой большой бизнес-школой в Европе. А сам Университет Рединга входит в 200 лучших университетов в мире. Если учесть, что только в Европе 500 университетов, то это впечатляет.

– Репутацию бизнесмену делает не только его честный бизнес, но и то, как он распоряжается полученной прибылью. Вы согласны с этим?

– Абсолютно. Любой бизнес всегда направлен на получение прибыли. Я все свою жизнь очень много работал. Всегда старался все делать как можно лучше. И сделал немало.

Вложив £2000 в развитие журнала Auto Trader, через 25 лет я продал его за £260 млн. Неплохо, да? Но я всегда понимал, что мы приходим в этот мир ни с чем и уходим тоже ни с чем. В 1990 году мне предложили купить клуб «Рединг» – старейший в стране футбольный клуб. На тот момент это была очень слабая команда, играющая в последнем дивизионе английской футбольной лиги, на грани банкротства. У меня на принятие решения было 24 часа. Я тогда подумал: неплохо было бы вложить что-то в город, в котором  вырос и заработал миллионы, попробовать возродить этот клуб. И в 2006 году команда вошла в премьер-лигу.

– Позднее вы построили новый стадион на месте старого, который был признан самым удобным стадионом в Англии. При нем также был построен конференц-центр и гостиница.

– Я человек очень практичный. Это было нужно городу и выгодно мне.

– Вы много потратили на меценатство. Это и Королевский театр в Виндзоре (Royal Theatre Windsor), и Художественная галерея в Музее Рединга (John Madejski Art Gallery – Museum of Reading), и Лекционный театр в Университете Рединга (John Madejski Lecture Theatre). С вашей помощью отреставрировали залы в Королевской академии искусств, которые в благодарность были также названы вашим именем (John Madejski Fine Rooms). Как и великолепный итальянский сад в музее V&A (John Madejski Gardens). Мало можно назвать людей, кто сделал столько, сколько вы. Ваши вложения в искусство надолго оставят после себя след.

– Я всегда получал удовольствие от прекрасного. И мне всегда нравилось принимать участие в самом процессе. Я старался не только спонсировать тот или иной проект, но и вникать в его суть.

– У вас есть своя коллекция произведений искусства?

– У меня есть немного картин. Они висят у меня в загородном доме. Но самое красивое и известное произведение искусства, которое у меня когда-то было, – это скульптура Эдгара Дега «Маленькая танцовщица». Я ее купил на аукционе Sotheby’s. Случайно. Совсем не собирался ее покупать. Так вышло… Мне она просто очень нравилась. Потом я договорился с Джоном Никсоном (John Nickson), директором Королевской академии искусств, выставить ее в одном из залов (John Madejski Fine Room), чтобы любой мог полюбоваться этой прекрасной скульптурой. Очень жалко, что мне пришлось расстаться с ней позднее.

– Однажды один журналист, которому вы предложили при встрече чашечку кофе, спросил вас, будет ли этот кофе носить имя Джона Мадейски, как практически все, к чему вы прикасаетесь. Для вас важно, чтобы даже на номерах ваших машин стояли ваши инициалы?

– Когда-то очень. Я потратил на них целое состояние. У одного моего «роллс-ройса» номер 1JM,  у другого – JM 1. Есть еще и просто забавные. Как BI BYE, например. Полицейские улыбаются, когда видят. У меня особое отношение к автомобилям. Я к ним отношусь как к произведениям искусства. Мне очень нравится, как выглядят хорошие машины. И все, что с ними связано. Номера в том числе. И одинаково нравится как покупать машины, так и продавать их.

Еще до того, как я занялся своим бизнесом, я работал в фирме по продаже автомобилей. Oднажды к нам зашел Сулейман Али Нашнуш (Suleiman Ali Nashnush, рост – 2.45 метра), и я продал ему машину. Я был тогда очень горд: продал машину самому высокому человеку в мире!

– У такого занятого человека, как вы, остается время на отдых? Где вы любите отдыхать?

– Когда был молодым, думал: вот разбогатею – буду на пляже валяться круглый год. Но при моем графике не так часто удается позволить себе каникулы. Предпочитаю совмещать отдых с работой.

В 2002 году президент Эквадора открыл мою пятизвездочную гостиницу на Галапагосских островах – Royal Palm Hotel (www.royalpalmgalapagos.com). Она занимает более 400 акров. 98% расположено на территории национального парка. Вот ездил туда недавно с дочками. Там уникальная природа. Прекрасный отдых. Можно даже с акулами поплавать.

– И как? Вы поплавали?

– Конечно, поплавал. Не мог удержаться и не попробовать. Это удивительно.

– Не страшно было?

– Страшно? Не страшнее, чем заниматься бизнесом.

– В нашем сентябрьском номере мы говорили об экологии и сохранении окружающей среды. Как там у вас, в этой гостинице, с сохранением окружающей среды дела обстоят?

– С этим там все в порядке. Она строилась и эксплуатируется с учетом всех принципов устойчивого развития. Отдыхающим предоставляется максимальный комфорт при минимальном воздействии на окружающую среду. Максимально сохранены природные экосистемы. Там даже проложены Lava Tunnels через весь остров, по которым можно обойти вокруг гостиницы с рейнджером. Идешь, а по обе стороны из гнезд птенчики выглядывают. Смотрят на тебя во все глаза. Абсолютно невероятные ощущения.

Screen Shot 2016-01-20 at 10.14.34– Я читала в ваших интервью, как серьезно вы относитесь к тому, чтобы оставить после себя наследие. Вы считаете, что уже достаточно сделали?

– Я доволен тем, что сделал в жизни. Я много потратил средств на хорошие проекты. Это заставляет меня думать, что я чего-то достиг. Но самое важное, что я сделал в своей жизни, – это школа для детей 11-18 лет, которую я построил в Рединге (John Madejski Academy). Это как раз то, что изменяет жизнь к лучшему. Школа построена в районе, который всегда считался не очень благополучным, где детей гнали в школы и они там занимались из-под палки. А из этой школы их не выгонишь. Там отличный уровень обучения и очень сильные спортивные команды. Вот это действительно вложение в будущее. Если бы я окончил такую школу, я бы точно имел образование лучше, чем у меня есть. Я доволен. Это лучшее, что я сделал.

– За ваш вклад в развитие футбольного клуба «Рединг» и самого Рединга вы были награждены орденом Британской империи, а в 2009 году посвящены в рыцари. Как это происходит?

– Ну для начала ты что-то должен сделать. Лучшее, что можешь. А потом тебе вдруг приходит письмо. Премьер-министр рекомендует королеве достойных людей, которых следует наградить, дважды в год. К Новому году и ко дню рождения королевы. В письме спрашивается, согласны ли вы быть награжденным.

– А что, есть варианты?

– Кто-то принимает это, а кто-то – нет. Знаю некоторых, кто отказался. Я воспринимаю это как огромную привилегию. Мне было ужасно приятно получить титул за мои заслуги, стать сэром Джоном (Sir John). Это особый социальный статус.

Орден Британской империи мне вручала королева в Букингемском дворце. А когда меня принимали в рыцари, то принцесса Анна возложила меч на мое плечо, а я преклонил колени.

– С вами был кто-то, кто поддерживал вас в этот торжественный момент?

– В первый раз со мной были мама и дочки. Во второй – только дочки. Мамы, к сожалению, уже не было в живых.

– Если бы вы были женаты, вас еще и жена поддержала бы…

– Это да. Но я никогда не был женат. Так вышло не специально. Просто всю жизнь был очень занят, и этого со мной не случилось.

– Ну тогда вы завидный холостяк. Есть ли у наших читательниц хотя бы один шанс сделать вас счастливым?

– О да! Буду только рад. Всегда открыт новым знакомствам.

Leave a Reply