Сергей Павленко: любимый портрет королевы

Имя русского художника Сергея Павленко, выпускника Петербургской художественной академии, известно англичанам по очень веской причине – он автор самого любимого королевой ее парадного портрета и портрета королевской семьи. На последнем полотне представлены три поколения – молодые принцы Гарри и Уильям, их отец принц Чарльз с женой Камиллой, герцогиней Корнуэльской, и собственно правящий монарх, королева Елизавета Вторая со своим мужем, принцем Филлипом. Королевское признание – а за полувековую историю правления ее портрет написали более сотни художников – принесло Сергею Павленко признание в кругах мировой аристократии. Его работы появились у герцога Мальборо, принца Ганноверского, владельца аукционного дома «Сотбис» Альфреда Таубмана, короля Иордании Абдуллы Второго.

» Чем написание портрета королевской особы отличается от написания любого другого портрета, пусть даже и очень известного и богатого человека?

Самое главное – это ощущение большой ответственности за результат. Плохой или хороший, он всегда будет иметь влияние на карьеру художника, как мне кажется. Англичане ведь по-прежнему относятся к королеве с пиететом. Это может давить, когда работаешь над портретом. В принципе, эта ответственность распространяется на исполнение любых заказных работ, ведь люди платят за них большие деньги. Нужно сделать так, чтобы и клиенту понравилось, и чтобы картина была написана в соответствии с пониманием, что такое, по-моему мнению, хороший художественный уровень. С одной стороны, хочется, чтобы было свободное течение краски по холсту, а с другой – творчество ограничивается портретным сходством, характером, иногда и интерьером. Протиснуться между этими художественными Сциллой и Харибдой порой непросто.

» А разве нет ограничений в плане этикета?

До работы с английским двором я писал портреты членов других королевских семей, а также лорда Чемберлена, герцога Эйрлие – управляющего делами королевской семьи. То есть я имел представление о том, с чем мне придется столкнуться. Можно понять неловкость и в какой-то степени шок человека, если он в первый раз попадает в королевский дворец. Этикет поведения везде стандартный. Если тебя приглашают во дворец, значит, тебе доверяют и понимают, что ты человек, который не будет по примеру Сальвадора Дали бегать по коридорам в чем мать родила и с шашкой наголо.

» Можно ли было напрямую обращаться к королеве?

Знаете, никаких указаний на эту тему мне не давали. Объяснили только, что по этикету ее полагается называть «мэм», но она этого не любит. Так что я обращался к ней «Ваше Величество» и делал это напрямую. За час-два позирования любому человеку становится скучно, и беседа помогает скрасить эту процедуру. Она уже дама немолодая, и позирование в тяжелых нарядах наверняка давалось ей нелегко.

Но ведь нельзя было просто поставить на ее место другого человека – я писал парадный портрет монарха, а здесь важна каждая деталь, особенно ее характерная поза, не говоря уже о лице. Она позировала в общей сложности часов шесть. Я старался меньше говорить, чтобы не отвлекаться от работы, – иногда только, когда речь заходила о России.

» Вы сравниваете свои работы с портретами Ее Величества кисти других художников?

Можно сравнить мою работу с портретом кисти Люсиана Фрейда. Он считался лучшим живописцем страны. Королева позировала Фрейду на следующий день после завершения моего портрета и, кстати, он написал ее лицо в том же ракурсе, но это абсолютно другая работа. Этот художник известен своей отрицательной эстетикой – как писатель Сорокин в России, если проводить параллели. Портрет, (я бы, впрочем, назвал его этюдом), неплохой, но эстетически мне неприятно на него смотреть – он скорее похож на карикатуру, да и то неудачную. Королева позирует не более 5 – 6 часов в год, и на эти часы имеется очень много претендентов. Конечно, и на намного большее время. Позднее художник подарил эту картину Елизавете Второй. Поговаривают, она ей очень не нравится, так что я доподлинно не знаю, висит ли этот портрет на стене в ее дворце.

» Как же вы получили заказ на работу над королевским портретом?

Заявку подала Гильдия Драпировщиков,членами которой были многие британские монархи. Они хотели
заказать портрет королевы в честь 50-летия ее членства в этой организации. Ее Величество дала согласие, дело оставалось за выбором художника – из 200 кандидатов выбрали 12 и попросили их предоставить дополнительные материалы. В итоге выбор пал на меня. Королеве так понравился портрет, что она пришла на его открытие, лично сбросила занавес и даже сказала, что именно моя работа – ее любимая за последние полвека.

» Вы написали и портрет всей королевской семьи?

Да, это портрет принца Филлипа, принца Чарльза, его жены и принцов Уильяма и Гарри. Работа проходила в стенах военной академии Сандхерст. Сначала я должен был написать королеву, вручающую новое знамя, но Елизавета Вторая была нездорова. А на следующий год выпускником Сандхерста должен был стать принц Гарри, а это значило, что на торжественной церемонии будут присутствовать и другие члены королевской семьи. Так и родилась идея семейного портрета. Для создания композиции в роли статистов выступали курсанты в камуфляже, позднее они переоделись в парадную форму, а затем к ним присоединились принцы Уильям и Гарри. Принц Уильям был немного недоволен в начале проекта. Может быть, это имело отношение ко мне, но настроение у него было унылое, что сменилось после первого эскиза на противоположное. По завершению картина ему очень понравилась. А принц Гарри по характеру гораздо более динамичный. Сначала я сделал первый эскиз, который показали принцу Чарльзу и королеве. Вначале мне было сказано, что члены королевской семьи не будут позировать дополнительно, и предложили работать по фотографии. Хорошо, что позднее они согласились – например, в России были такие случаи, когда хорошие портреты были написаны по фотографии, и они сейчас висят в Третьяковской галерее. А вот в Великобритании портрет, для которого видный деятель не позировал лично, практически не имеет ценности. Я когда-то хотел написать портрет Черчилля, так как хорошо знаком с его родственниками, и спросил у куратора Национальной портретной галереи, есть ли шанс увидеть это полотно позднее в их собрании, на что сразу же получил категорическое «нет».

» Когда широкой публике представили семейный портрет, газеты написали, что вы не по-джентльменски обошлись с герцогиней Корнуэльской, женой принца Чарльза. Что же вы сделали?

Все газеты опубликовали фотографию картины, где Камилла была в углу и не на переднем плане. Но так была обрезана фотография, а на самом деле герцогиня находилась практически в центре композиции. Похожая история случилась недавно, когда опубликовали открыточные репродукции моей картины, на которой изображено заседание верховных судей в Палате лордов английского парламента. Тоже много обрезали со всех сторон, я даже расстроился: люди могут подумать, что я ничего не понимаю в композиции.

» Что нужно сделать, чтобы написать портрет принца Уильяма и Кейт Миддлтон?

Я был ассоциированным членом Портретного общества, которое предлагало этой молодой паре написать их портрет. Список художников прилагался, и я в него вошел. Но они даже не ответили – значит, пока сов-местный портрет им неинтересен. Зато два моих порт-рета и один эскиз находятся в собрании Парламента, а их коллекция сравнима с государственным музеем. В коллекции находится более 8 тысяч работ.

» Вы изменяете портретному жанру?

Я люблю писать пейзажи, но портреты – это то, что и кормит, и получается у меня хорошо. Я не считаю себя мастером на все руки. Мой отец, тоже художник, приводил слова профессора живописи Бучкина. Он говорил: «Вот напишешь портрет одного купца – и вся семья живет целый год». Времена изменились – одного портрета на жизнь не хватит. Писать приходится много, и хорошо, что это нравится.

» Почему же вы приехали работать в Великобританию?

Потому что ситуация в России была безвыходная. Я окончил художественную академию вопреки первоначальному желанию родителей. Они считали, что профессия должна выбираться исходя из прагматичных соображений, поэтому, когда я был маленьким, в нашей семье было решено не способствовать моему интересу к живописи. Мне пришлось окончить сначала физико-математическую школу, где моим одноклассником был Борис Гребенщиков, затем инженерный вуз, но все же художественное семя проросло. В 1988 году я окончил институт им. И. Е. Репина, факультет живописи, со свободным дипломом – тогда уже не было распределения. Более того, было даже негде работать – невозможно было без связей получить мастерскую. Я понял, что в России делать нечего. Так что я приехал сюда просто посмотреть, какие же есть возможности для жизни и творчества.

» Какая награда для вас самая дорогая?

Это книга, подарок Николая Романова, главы российской императорской семьи. Когда я писал портрет королевы Италии, которая с легкостью просила называть ее Эллой, мы с ним оказались на званом ужине за одним столом. Позднее я встретился с ним в Гштадте. Так оказалось, что случайно я написал пейзаж, который представляет последний вид России, который его семья видела, покидая родину во время революции. Эту картину я ему, конечно, подарил. А он передал мне на память им написанную книгу с дарственной надписью: «Сергею Павленко, истинно русскому художнику».

0 thoughts on “Сергей Павленко: любимый портрет королевы

Leave a Reply