Роман Павлюченко: «Я хочу играть»

Не часто встретишь людей с такой открытой, обезоруживающей улыбкой, как у Романа и Ларисы Павлюченко. Несмотря на славу, обилие фанов и многомиллионный контракт, русский форвард британской футбольной команды «Тоттенхэм Хотспур» приступам звездной болезни не подвержен, и общаться с ним – огромное удовольствие. Сначала мы душевно беседовали с Ларисой и до прихода Super Pav (так английские болельщики называют Романа) успели обсудить многие важные аспекты жизни семьи Павлюченко.

Говорили и о переходе в другую команду. В тот момент еще можно было делать только предположения, как сложится дальнейшая карьера Романа. Наш материал уже был готов к публикации, когда во всех спортивных новостях появилось сообщение: в ночь на 1 февраля, в последний момент, когда закрылось зимнее трансферное окно, была достигнута договоренность о продаже Романа Павлюченко московскому «Локомотиву». «Железнодорожники», давно мечтавшие заполучить футболиста, сделали предложение «Тоттенхэму». Сумма сделки – 8 млн. фунтов.

Досье:

Роман Павлюченко родился 15 декабря 1981 года в пос. Мостовской, Краснодарский край. В 1990 году отец отвел Романа в республиканскую детско-юношескую спортшколу «Победа», попросив ее руководителя, заслуженного тренера Карачаево-Черкесской Республики Хасана Курочинова: «Делай с ним что хочешь, но сделай футболистом». За этим последовали 7 лет в команде школы, учеба в Ставропольском училище олимпийского резерва, выступление за молодежную команду ставропольского «Динамо». Успехи нападающего Павлюченко не остались незамеченными, и его пригласил волгоградский футбольный клуб «Ротор» (2000 г.), откуда в 2002 году он перешел в московский «Спартак» (выступал до 2008 г.). Два забитых гола в матче Россия – Англия в домашней встрече отборочного цикла Евро-2008 принесли Роману славу национального героя и контракт с английским «Тоттенхэмом». С августа 2008 года – нападающий клуба «Тоттенхэм Хотспур». Павлюченко – форвард сборной России, Заслуженный мастер спорта страны. В разные годы неоднократно был признан «Лучшим бомбардиром». Жена – Лариса, дочь – Кристина.

 

Лариса, оказывается, вы с Ромой знакомы целую вечность: дружили с детства, сидели за одной партой…

Рома переехал в наш город, когда перешел в шестой класс. Он был двоечником, а я – отличницей. Вот нас и посадили за одну парту. Так мы за этой партой и сидели вместе, пока где-то в середине девятого класса Ромку не присмотрел тренер из «Динамо» и начал его туда перетягивать. Я, конечно, в слезы: как же теперь без Ромки?

А ты как отличница действительно его подтягивала, помогала с учебой?

Не только я, учителя его все время старались подтянуть. Рома был очень активным, подвижным, за партой вообще усидеть не мог. Ему надо было куда-то свою энергию сплавлять, и футболом он увлекся очень рано.

Кстати, в том городе, откуда Рома родом, жила наша тетя, и очень часто мы на выходные и каникулы туда ездили. И позднее, разговаривая с Ромой, мы поняли, что на отдыхе жили в соседних домах и играли в одном дворе и что папа его работал вместе с нашим дядей, а Ромина учительница была лучшей подругой нашей тети. В общем, оказалось, что даже до того, как мы познакомились в 12-летнем возрасте, у нас было много общего – начиная с любимой пончиковой на углу, куда мы все бегали.

Твоя сестра-близнец также замужем за футболистом?

Да, причем муж Светланы – Сергей Сердюков – учился вместе с Ромой в спортивном училище олимпийского резерва в Ставрополе, они жили в одной комнате, потом играли в одной команде – в общем, знакомы с 14 лет. Наверное, это судьба.

Когда вы с Ромой поженились, ты могла предположить, что у него так успешно сложится футбольная карьера?

Нет, конечно. Честно говоря, я тогда даже не знала, что футболисты деньги зарабатывают! (Смеется.) Мы с Ромой после школы в течение трех лет виделись только по праздникам – Новый год, 8 Марта… Я училась на юриста в Армавире, он – в Ставрополе, и наш роман протекал в основном в письмах. А когда Рому забрали в Волгоград, в команду «Ротор», его мама просто настояла на том, чтобы я приехала к ним в гости. Мы с сестрой собрались в каникулы, сели в поезд и приехали в Волгоград. Увидела Рому, чувства опять нахлынули. Я уже потом думала: как же я замуж выходила, не думая о том, зарабатывает мой муж какие-то деньги или нет? Как-то это не казалось тогда главным. Нам-то и было всего по 19 лет. Правда, в Волгограде Роме дали огромную квартиру. Зарабатывал он в то время около 500 долларов, и на эти деньги жили всей семьей. Правда, бывало, что зарплату не платили по 8 месяцев. (Смеется.) Тогда, конечно, тяжело приходилось.

С женами других футболистов вы в Англии общаетесь?

Нет, игроки здесь не слишком общительные. Вот когда Рома был в «Спартаке», мы дружили семьями, часто общались, было очень весело: и шашлыки, и праздники вместе. Здесь же у более состоятельных футболистов есть свои боксы, и, когда жены приезжают на матч, все разбегаются по своим боксам, и никто никого не видит.

Как ты думаешь, с чем это связано? Менталитет? Ведь футболисты проводят вместе очень много времени – на тренировках, в поездках. А жены ведь неотделимая часть.

Трудно сказать, почему так происходит. Причем это ведь не только в «Тоттенхэм Хотспур» – в других командах та же картина: потренировались – и разъехались по домам. Помню, когда в конце первого сезона был банкет, я думала: ну вот, наконец-то все придут с женами, познакомимся. Никого не было. Наверное, просто нет такой традиции, не принято, вот и все.

Какие планы на будущее в плане карьеры?

Роман изначально подписывал с клубом контракт по схеме 4+1. Плюс 1 означает, что в течение этого экстра-года они либо продают футболиста другому клубу, либо – если не смогут этого сделать – он свободен и может уходить «бесплатно» из клуба и подыскивать другое место работы самостоятельно. Естественно, клубу второй вариант невыгоден, и они продлили контракт на один год, с тем чтобы подыскать покупателя.

Для вас такая ситуация выгодна?

Честно говоря, Роман не рвется здесь остаться, ведь он практически не играет, не выходит на кубковые игры. Цена, которую клуб хочет получить за Романа, достаточно высокая, и у нас пока руки связаны.

Но ведь предложения есть, и не от одной команды. Вашим приоритетом при выборе остается Англия?

Да, нам хотелось бы остаться в Англии, но, наверное, все-таки в Лондоне. Команда, в которой Роман сейчас играет, в очень хорошей позиции, на третьем месте. Поэтому, конечно, хотелось бы не опускаться ниже этого уровня, а перейти в какой-то чемпионат, который лидирует. А если этого не произойдет, то, наверное, будем возвращаться в Россию. В принципе, Ромку там ждут, и у нас все налажено в плане работы. Да и дома все-таки!

Но через пять лет у вас будет британское гражданство.

Да, вот из-за этого, возможно, если не произойдет продажи, придется досидеть в нынешнем клубе пятый год.

В России, я так понимаю, потенциальными командами для Романа могут быть «Спартак» или «Локомотив»?

С одной стороны, это так, но, если будут достойные предложения от других команд, мы готовы рассмотреть. На Кавказ, конечно, вряд ли поедем, но, если тренер команды будет очень заинтересован в Роме и отношение будет хорошим, для нас это будет очень важным фактором.

Наконец-то к нам присоединился Роман. Вы не представляете себе, как мне хочется спросить про твою правую руку! Роман, эта вот татуировка на всю руку – временная?

Роман: Да, временная, через месяц сойдет! (Смеется.) Шучу! Это навсегда.

Лариса: Все началось, когда мы праздновали десятую годовщину совместной жизни. Я тогда сделала ему подарок –
татуировку инициалов. Хотя и не люблю тату, просто не знала, что подарить. И после этого пошло-поехало.

Роман: Я эту татуировку около трех месяцев делал. Нет, не каждый день, конечно, это был довольно болезненный процесс, так что ходил на сеанс раз в неделю.

А зачем? На этой татуировке столько всего изображено, даже цитата есть.

Роман: Мне нравится!

Рома, когда что-то нравится, можно же просто в рамочку – и на стенку. Зачем же на руку?!

Лариса: Когда он сделал первую татуировку – «Спаси и сохрани» плюс моя, Кристинкина и Ромина даты рождения, я, конечно, долго возмущалась, но потом решила: ладно, сделает и успокоится. Какое там! Стоит мне уехать в Москву, возвращаюсь – а у Ромы уже новая татуировка.

А если надоест?

Нет, не надоест.

Многие, наверное, спрашивают о татуировке?

Да уж, интересуются. Мама еще, правда, не видела! (Смеется.)

Чем различаются тренировки в Англии и России?

Роман: Главное отличие в том, что в Англии (да и в Европе в целом) команда проводит гораздо больше игр, чем в России. Здесь, как правило, играешь дважды в неделю. При этом после каждой игры два дня отводится на восстановление. В первый день – бассейн, массажи, а в день накануне следующей игры – легкая тренировка.

В России менее интенсивный игровой цикл: отыграл в субботу – и вся неделя свободна, тренируешься, отдыхаешь. То есть в России у футболистов больше тренировок, а в Европе – больше игр. Но если спросить любого профессионала, он скажет: лучше больше играть, чем тренироваться.

Да и само отношение к футболу в Европе другое. В день тренировки футболисты приходят в клуб часа за полтора, идут в тренажерный зал, готовятся, им делают массаж. В России же за два дня до игры тренер обычно запрещает футболистам тренироваться. Я в Англии первое время удивлялся: как они выдерживают такой ритм, это ведь очень тяжело.

А сейчас ты тоже работаешь по такому методу, привык?

Роман: Не всегда, я не большой любитель тренажерного зала, но сейчас почаще стал туда заходить.

Лариса: Проходить…

Роман: Я стал чаще проходить мимо тренажерного зала. (Смеется.)

Когда тебя приглашали в «Тоттенхэм Хотспур», тренер Хуанде Рамос был очень в тебе заинтересован. Теперь тренер поменялся, и твоя ситуация в команде изменилась. Насколько для тебя тягостно это новое положение? Ты ведь шел в команду на определенных условиях, а сейчас играешь значительно меньше?

Роман: Да, обычно с приходом нового тренера ситуация в команде меняется. Все новое – видение, руководство, помощники, плюс тренер покупает или приводит других игроков или тех, с которыми работал раньше, – это считается нормальной практикой. Харри Реднапп привел с собой двух новых форвардов, и получилось, что я поступал в команду первым нападающим, а у нового тренера стал четвертым. Конечно, меня такая ситуация не устраивала, я стал доказывать, биться за место первого нападающего, но… Последние месяцы я очень мало играл. Как-то с самого начала с Реднаппом у нас не заладилось. Такие вещи случаются, надо просто это пережить.

А твои отношения с командой из-за этого не усложнились?

Роман: Нет. У меня есть контракт, и как профессионал я должен его отработать. Помню, однажды в «Спартаке» за год поменялось шесть тренеров! «Тоттенхэм» – дружная команда. Да, мы не встречаемся семьями, как в России, но отношения между игроками отличные.

А вы можете комментировать игру друг друга, указывать на ошибки?

Роман: Да, в Европе такая практика существует, и я считаю, это очень хорошо. Дело ведь не в том, чтобы кого-то упрекнуть или унизить. Это рабочая подсказка, которая может здорово помочь в будущем. И фактор звездности тут не играет никакой роли. Мы – одна команда, и все в равной степени заинтересованы в хороших результатах.

Как объяснить, что иногда в команду покупают самых лучших игроков в мире, а ожидаемых резудьтатов не получается? Возьмем, к примеру, ту же команду «Челси», в которой собрано столько звезд футбола.

Роман: Мне кажется, очень важны не только игроки, но и чтобы они были сплочены в хороший коллектив. Тренер должен быть хорошим психологом, понимать взаимоотношения между игроками и, если не все ладится, предпринимать какие-то шаги. В России, если были проблемы, тренер собирал команду вместе с семьями, отправлялись за город на шашлыки, в ресторан, он старался сплотить ребят между собой. Здесь этого нет. И еще важно, чтобы в работу тренера не вмешивался владелец команды. Этим мне нравится «Тоттенхэм»: функции тренера и владельца разделены, и это приносит хорошие результаты.

Тем не менее футбольные результаты России намного уступают Англии.

Роман: Тут нельзя сравнивать, подходы совершенно разные. Здесь на первом месте результат, а в России – бизнес; для владельца российского клуба важнее всего заработать на этом деньги.

Ты ведь играешь за сборную России?

Роман: Да. Буду участвовать со сборной в чемпионате мира в Польше.

Этот год для твоей карьеры будет решающим. В большом футболе играют до 35-36 лет, и у тебя есть шанс одного хорошего контракта.

Роман: Для меня важнее не контракт с хорошей суммой денег, а возможность реально играть. В «Тоттенхэме» у меня неплохая зарплата, но я хочу сменить клуб, потому что игра для меня на первом месте.

Твои приоритеты понятны. А Лариса будет участвовать в принятии решения, в какой клуб переходить? У нее есть право голоса?

Роман:  Все вместе будем решать. У нас ведь дочь, и о том, как это отразится на ее будущем, тоже нужно думать.

Вы в Англии уже пятый год. Как вы чувствуете, ваш менталитет изменился за это время?

Роман:  Первые два года мне было трудно понять английскую жизнь, многое раздражало и напрягало. Потом я пересмотрел свои взгляды, принял то, что это более свободная жизнь и люди не парятся – что надеть, что съесть.

Лариса:  Мы ведь очень часто летаем в Россию, и порою просто смешно наблюдать, сколько там показухи.

Роман:  Вообще в Англии не принято показывать свою звездность. И не только в игре – в жизни. Игроки не будут покупать супердорогие машины, чтобы показать, что у тебя много денег. Все и так это знают. Здесь не пытаются ничего никому доказывать. Просто живут. И агрессии в России очень много.

А как ваша дочь, прижилась в Англии?

Лариса:  Когда мы приехали в Англию, Кристине было два годика. Ее лучшей подружкой стала дочка нашей знакомой англичанки. Как они друг друга понимали – ума не приложу! Кристина очень комфортно себя здесь чувствует, обожает своих девчонок-подружек из школы.

У вашей сестры ведь тоже девочка. Как они общаются, когда Светлана приезжает в Англию с дочерью?

Лариса:  Они без ума друг от друга!

Роман принимает участие в воспитательном процессе? Спортом Кристина будет заниматься?

Роман:  Я строгий отец. (Смеется.) Мне кажется, в спорт ей еще рано. Может быть, художественная гимнастика, бассейн, но не спорт.

Лариса:  Кристина достаточно занята: танцы, бассейн, детские спортивные занятия, драма – куда еще больше!

О пополнении семьи не думаете?

Лариса:  Первые два года было очень трудно, учили язык, о детях не думали. Потом, когда немного освоились, я стала об этом задумываться, но тут другая проблема: я очень боюсь летать, а приходилось часто в Россию летать, и если бы я забеременела, не знаю, как бы этот страх преодолевала.

Все слышали, что спортсмены страхуют свои ноги на астрономические суммы. Роман, а ты себя от травм застраховал?

Роман:  Нет, я думаю, клуб игроков страхует, а я лично – нет.

А твой 188-сантиметрововый рост помогает в футболе? Какой у тебя самый сильный козырь в игре?

Не думаю, что рост имеет особое значение. У меня есть качества, важные для бомбардира: оказываюсь в нужном месте в нужный момент. И иногда удачно забиваю мячи! (Смеется.)

 

0 thoughts on “Роман Павлюченко: «Я хочу играть»

  • December 26, 2012 at 7:32 pm
    Permalink

    Мой самый любимый игрок это Роман Павлюченко.У него хорошая техника дриблинг хороший.Он фантастический игрок я всегда смотрю его интервью и лучшие голы.

Leave a Reply