Петр Налич: «мои песни – о настроении»

 

А началось все с песенки «Gitar» – именно в таком написании, дурашливый клип на которую Петр закачал на YouTube чуть больше года назад. Слова «Gitar, gitar, gitar, gitar, come to my buduar» или «Jump to my yaguar» разнеслись со скоростью вируса по интернету. К тому моменту, когда мы сдавали этот номер, посетители сайта успели просмотреть этот ролик 1 296 090 раз. Незатейливая песенка на английском языке, исполненная с намеренно сильным акцентом, в одно мгновение сделала знаменитым 26-летнего выпускника факультета жилищно-общественного строительства МАРХИ. А то, что начиналось как шутка, похоже, стало началом серьезной музыкальной карьеры – на пока немногочисленные концерты Петра билеты разлетаются в один момент, послушать его заходят, к примеру, Ксения Собчак и Валентина Матвиенко, а некоторые музыкальные критики всерьез рассуждают о том, что через полгода-год он будет собирать стадионы. А пока мы встретились с молодым исполнителем, чтобы узнать, как он сам расценивает случившееся.

Как вы восприняли успех «Gitar» на YouTube?

Был спортивный азарт, когда стало расти количество просмотров, и знакомые начали звонить. Приятно, конечно, было, что вещь выстрелила. Ведь каждый артист о таком мечтает. Но я стараюсь не заноситься, не «буреть», как говорят в народе. А что касается песни, то вокруг нее образовался некий комплекс – когда я выступаю, ее до сих пор чаще остальных просят исполнить на бис.

Чем вы объясняете ее успех? И как определите ее жанр?

Да она между жанров, это эклектика. А успешной она стала потому, что, по сути, это хорошее настроение, переданное простыми словами. Песня смешная, но в то же время это не стеб.

А цыганские нотки откуда?

Я в детстве много разных песен слушал, в том числе и цыганские романсы – отец за столом пел, так что они мне были близки.

А почему коверканный английский?

Я учился в английской спецшколе – любил с друзьями прикалываться. Мы ломали язык, игрались, таким образом создавая интересный сленг. Иногда он выливался в целые куски – прямо как песни.

Вы, когда ставили песню на YouTube, предполагали, что она такой эффект произведет?

Когда мы сняли видео, было понятно, что песня кому-то понравится (я ее маме показал – она одобрила), хотя, конечно, был в этом элемент шутки. Но успех превзошел мои ожидания – особенно по части того, с какой скоростью все происходило.

Как так получилось, что вы, будучи сыном архитекторов и закончив МАРХИ, стали заниматься музыкой?

Я с детства ей увлекался, была у меня к ней склонность. И в музыкальную школу меня отдали по классу фортепьяно, и пел и когда голос прорезался, и когда сломался… Особенно за столом. Самому нравилось, людям нравилось…

А можно обобщить, о чем ваши песни?

О настроении. Создается какое-то, я могу его выразить словами – и уже хорошо. Я ни одной песни не написал в плохом настроении. В лирическом, элегическом – да. Но плохое настроение – не рабочее.

Вы после окончания института архитектурой или живописью занимались?

Да, я рисую немного, особенно в «фотошопе» люблю это делать. К архитектуре, я, конечно, не возвращался, но надеюсь, что в качестве хобби она со мной будет всегда.

Как родители отреагировали на то, что сын ушел из архитектуры?

Пока я учился и пел, они, конечно, ругались, плевались – говорили, надо учиться. Но когда я поступил в музыкальный колледж по академическому вокалу и в студию «Орфей» к Ирине Ивановне Мухиной, они стали смотреть на это лучше: вот, дескать, человек работает и занимается – значит, все не зря. А потом, когда песня выстрелила, они только радовались.

У вас все-таки классическое музыкальное образование, а то, чем вы занимаетесь, – это шлягеры…

…Это эстрада. Но я надеюсь, что можно соединить эстраду и классическую музыку. И думаю, мне это удастся.

У вас есть боснийская кровь. Это как-то отразилось на вашем характере?

Да, мой отец наполовину босниец, его отец был оперным певцом из Боснии. Все зависит от настроения. Бывает, я спокойный, бывает – завожусь.

Вы сейчас только концертами занимаетесь?

Да, плюс к этому записываемся. 3 июля был большой концерт в московском Зеленом театре в Парке культуры им. Горького, мы к нему долго готовились. До этого выпускали синглы, сейчас занимаемся новой программой.

Какая публика приходит на ваши клубные концерты?

Слушательскую аудиторию можно условно поделить пополам – одна половина «внедрилась» в мое творчество, хорошо знает мои песни, другая слышала только «Gitar» и ждет цыганского угара. Кто-то, наверное, уходит разочарованным. Но кто-то, надеюсь, нет.

Как вас восприняла московская музыкальная общественность?

Я этого не знаю – я мало с кем знаком. Но с теми немногими, кого я встретил, у меня хорошие отношения.

В каком направлении вы собираетесь развиваться?

Продолжу заниматься вокалом. В этом году третий раз штурмую консерваторию – надеюсь, удастся поступить. Буду учиться петь, продолжу сочинять, играть. Надеюсь, что все это превратится в такую кашу, в которой самому будет интересно вариться и не стыдно будет угощать людей.

Leave a Reply