Новые песни Кетеван Мелуа

Кэти Мелуа родилась 16 сентября 1984 г. в городе Кутаиси, Грузия. В 1993 г. семья переехала в Северную Ирландию, где отец получил должность врача в госпитале, а в 1998 г. – в Англию.

Окончила Британскую школу исполнительских искусств. Певица, автор песен, гитарист, пианистка, скрипач. Стили: блюз, джаз, фолк-поп. Лейбл – Dramatico.

В 2002 г. начинает сотрудничество с композитором и продюсером Майком Батом. Дебютный альбом Кэти «Call Off the Search» вышел в Британии в ноябре 2003 г., в январе 2004 г. достиг вершины альбомных чартов. Следующий альбом – «Piece By Piece» – многократно становился платиновым. В 2006 г. Международная федерация индустрии звукозаписи (IFPI) назвала певицу самой успешной женщиной-исполнительницей года в Европе. В том же году Мелуа вошла в Книгу рекордов Гиннесса за исполнение самого глубоководного концерта — 303 метра ниже уровня моря на платформе Troll A компании Statoil в Северном море. Увлекается экстремальными видами спорта, за что пресса назвала певицу «адреналинозависимой».

1 сентября 2012 г. в Королевском ботаническом саду Лондона состоялась церемония бракосочетания Кэти и Джеймса Тоузлендома, двукратного чемпиона мотогонок World Superbike и рок-музыканта.

В июле 2013 г. Мелуа приняла участие в юбилейном концерте в честь 60-летнего юбилея коронации Елизаветы II.

Альбомы Кэти Мелуа 56 раз получали «платиновый» статус, более 11 миллионов ее пластинок продано по всему миру.

Дискография

• 2003 «Call Off The Search»
• 2005 «Piece By Piece»
• 2007 «Pictures»
• 2010 «The House»
• 2012 «Secret Symphony»
• 2013 «Ketevan»

«Знаете, многие люди, когда слышат мое пение, говорят, что я из Грузии – даже если я пою не на грузинском языке. Думаю, это связано с эмоциональностью и чувственностью моих композиций», – призналась певица и автор песен Кэти Мелуа на пресс-конференции в день своего благотворительного концерта в помощь детскому фонду Пааты Бурчуладзе «Колыбельная».

К онцерт «Я верю в любовь» (2009 г.) в Тбилисском театре оперы и балета был первым выступлением известной британской певицы грузинского происхождения на родине. Влияние грузинской музыки и культуры ощущается и в новом – уже шестом – студийном альбоме Мелуа, вышедшем в свет в 29-й день рождения певицы. О том, почему Кэти назвала его «Кетеван», о целительной силе музыки и творческих планах мы беседовали в преддверии ее концерта, который пройдет 23 марта в Москве, в «Крокус Сити Холл», в рамках первого европейского акустического тура «Simplified».

Кэти, ты назвала свой последний альбом «Кетеван». Это твое имя? Ты не использовала его раньше?
Кетеван – полная версия имени Кэти; это имя стояло в моем грузинском паспорте. Но в реальности меня всю жизнь зовут Кэти. Разве что в детстве, когда я, бывало, провинюсь в чем-то, родители называли меня строго «Кетеван». Почему я дала альбому имя «Кетеван»? У меня много воспоминаний о Грузии, и, работая над альбомом, я думала о грузинской культуре, о том, как она на меня повлияла. Фильм армянско-грузинского режиссера Сергея Параджанова «Цвет граната» вдохновил меня на одну из песен. Я использую футаж этой киноленты в видеоклипе (песня «Love Is A Silent Thief». – Прим. автора.). Имя «Кетеван» как название для альбома пришло после того, как работа была завершена.

Твой муж Джеймс как-то повлиял на твое творчество?
И да, и нет. Джеймс изменил мою жизнь и, конечно, повлиял на мое творчество. Когда мы впервые встретились, я написала песню «Forgetting all my troubles» – она вошла в предыдущий альбом. Для нового альбома сочинила песню «I never fall, I always jump». Это игра со словами знаменитой фразы «Falling in love». Меня всегда интриговало, почему англичане, говоря о любви, используют слово «падение», «крушение». Я предпочитаю слово jump – прыжок в любовь, с широко открытыми глазами. Музыка столько раз помогала мне выжить в трудные периоды жизни, поэтому я никогда не перестану писать песни о разбитых сердцах, сердечных ранах – слишком много осталось воспоминаний… Музыка обладает огромной исцеляющей силой! Хотя Джеймс и заставил меня забыть обо всех прошлых обидах, я думаю, что темы моих песен не должны ограничиваться лишь тем, что происходит в моей личной судьбе именно сейчас.

На твой новый альбом «Кетеван» вышли очень хорошие рецензии и отзывы.
Что меня действительно поразило, так это слова моего агента, которая сказала: «Знаешь, это твой шестой альбом, и все они один за другим занимали места в десятке лучших альбомов в чартах Великобритании. Единственные, кто добился подобных результатов среди женщин-певиц, – это Мадонна и Кейт Буш». И я подумала: вау, это невероятно! Да, «Кетеван» пользуется успехом у слушателей, но для меня еще более важно то, что меня по-прежнему приглашают с концертами и турами, люди приходят на мои выступления, хотят видеть и слышать Кэти Мелуа «вживую». И очень радует, что вскоре я смогу выступить на новой для себя территории – в Москве.

Как рождается идея новой песни? Откуда приходит вдохновение?
Мне кажется, очень важна интонация. Важно найти фразу, которая тебя зацепит, станет отправной точкой – и от этой главной фразы выстраивается вся песня.

Твой стиль в одежде изменился…
В течение 10 лет мой стиль не менялся, но в прошлом году я начала работать с новым стилистом – Ани Свейн. Думаю, просто настало время кардинально изменить свой стиль. И с моим новым визажистом Ненси мы предпочитаем свободу, возможность больше экспериментировать, а не зацикливаться на одном имидже.

Я бывала на многих твоих концертах – в Лондоне, Париже. Меня поразило, как ты – такая миниатюрная, изящная, юная – выходишь на сцену и тысячи людей слушают тебя, затаив дыхание. Твое искусство имеет власть над зрителями, зачаровывает их. Ведь невозможно заставить людей слушать себя, если им неинтересно или не нравится то, что ты поешь. Откуда ты черпаешь эту уверенность и силу?
Психология сцены – странная штука. Иногда петь на сцене кажется самой простой, естественной и желанной вещью на свете. И самой прекрасной частью профессии – ведь в карьере певца львиную долю времени съедают интервью, переезды, рекламные кампании, акции – все эти обязательные составляющие арт-бизнеса. И когда, наконец, ты оказываешься на сцене и поешь – это финальная часть длительного процеса, то, что ты любишь больше всего на свете, твое предназначение в этом мире. Но бывает, что у тебя особое эмоциональное состояние или какая-то мысль крутится в голове и не отпускает, – и тогда кажется, что подняться на сцену труднее, чем покорить Эверест! В такие дни, если кто-то мне говорит перед концертом: давай завтра обсудим наши дела – я в панике думаю: «Завтра? Это если я смогу пережить сегодняшний выход на сцену!» Это какое-то сумасшествие, я действительно не могу понять, почему так бывает. Хотя когда ты уже поднялся на сцену и начал петь – это здорово!

Может быть, это часть твоего характера – ты ведь любишь адреналин: прыжки с парашютом, подводное плавание.
Да, сцена заводит, взвинчивает, и певцу иногда трудно сохранять стопроцентное спокойствие и самообладание. Думаю, самое лучшее, что музыкант может сделать на сцене, – играть или петь так, как он делал бы это у себя дома в гостиной. На сцене иногда возникает этот приток энергии, который словно подталкивает тебя: давай, спой это в стиле гранд! Я часто обсуждаю со своими музыкантами, как избежать во время концерта такого фальшивого гранд-стиля. Нужно в первую очередь проникнуться песней, ее эмоциональным полем, ощутить себя с музыкой единым целым. А если изо всех сил стараешься развлечь публику, форсируешь звук, твоя суперэнергия может стать чересчур навязчивой и неестественной. То же случается, когда актер на сцене переигрывает.

Твой брат Зураб недавно начал играть в рок-группе Джеймса, причем очень успешно. Я помню Зураба много лет – он всегда был очень застенчивым мальчишкой. Это удивительная вещь – ведь если бы не Джеймс, может быть, никто не разглядел бы в нем талантливого музыканта?
Зураб действительно очень талантлив, и он столько времени и сил отдавал игре на гитаре. Но брат еще очень молод, у него не было опыта в презентации себя, и я думаю, ему было бы очень сложно найти свое место в музыкальном бизнесе – на это ушли бы годы. С одной стороны, Джеймс заметил, как Зураб дома каждый день по 8 часов занимался на гитаре, и взял его в свою команду, с другой – именно Зураб помог Джеймсу осознать, что он хочет создать свою музыкальную группу. Меня поразило, как уверенно и спокойно брат держится во время выступления – кажется, он чувствует себя на сцене более комфортно, чем я!

Ты сейчас готовишься к туру в Европу со своим новым альбомом «Кетеван» – будешь выступать с концертами в странах, где тебя хорошо знают и любят, а также открывать для себя новых зрителей в России, Эстонии, Польше, Литве и др. Почему ты решила отправиться на гастроли в эти страны?
Культура Москвы и Грузии очень тесно переплетена. Когда я была ребенком, бабушка разговаривала со мной на русском языке – вот почему я до сих пор могу связать несколько фраз на этом языке! В минувшем году мы праздновали десятилетие моей певческой деятельности. Мне кажется, что начинается абсолютно новый период в моей творческой жизни, и я очень надеюсь, что впереди еще как минимум десятилетие! Что нового и волнующего в «Simplified» – я впервые отправляюсь в тур, где буду выступать без ударных инструментов. Главный фокус – на музыке и вокале: кроме моей гитары будут еще только бас и клавишные. Недавно, во время отдыха в Таиланде, мы жили в отеле, где было много русских семей. Я заметила, как одна маленькая девочка смотрела по iPad программу «Спокойной ночи». Музыку, которая звучала в этой передаче, я помню с детства! Так что надеюсь, во время концерта в России смогу преподнести зрителям маленький сюрприз!

Собрать публику в Москве непросто – нужны серьезная рекламная кампания, билборды и т. д.
Честно говоря, дело было так: к моему агенту обратилась российская компания с вопросом, не соглашусь ли я выступить с концертом в Москве. Предложение было с российской стороны, они брались все организовать – и я дала согласие. В Москве у нас также будет небольшое совместное выступление с благотворительным фондом «Подари жизнь». Я принимала участие в их акциях и раньше. Это очень уважаемая и популярная благотворительная организация, у которой большая поддержка и множество друзей.

Во время тура у тебя очень интенсивный график концертов: каждые два дня – новый город.
Ну, это не очень сложно. Бывает, что приходится давать несколько концертов в день, и каждый день – в новом месте! Я столько раз бывала на гастролях, что привыкла к этому ритму. В «Simplified» у нас дни концертов чередуются с выходными. Кроме того, мы с командой путешествуем на специально оборудованном комфортабельном автобусе со всеми удобствами, так что отпадает необходимость в бесконечных перелетах и поездках в аэропорты – это безумно выматывает во время тура. Днем приезжаем в отель, спим до обеда, затем – саундчек, ужин, концерт, снова в автобус – 5-10 часов переезд. Так и проходит тур. Честно говоря, гастроли – любимая часть моей работы (после пения на сцене, конечно!): видишь столько нового, все эти удивительные места. И это ни с чем не сравнимое чувство свободы, когда ты в пути – как будто отправляешься в лучшую школьную поездку в твоей жизни!

В какой из стран, где приходилось выступать, ты ощущала самую сильную ответную реакцию зрителей?
Наверное, во Франции и в Польше. В Польше удивило то, что публика на концерте была очень молодой – как будто в подростковом фан-клубе. Наверное, поэтому их реакция была такой шумной! Кстати, в большинстве европейских стран, и особенно в Англии, в зале обычно люди постарше, родители, дедушки с бабушками. А во Франции встреча зрителей была невероятно эмоциональной! И это особенно приятно, потому что обычно в этой стране англоязычных музыкантов не очень-то жалуют. Во Франции на радио довольно строгие правила: минимум 80% песен, которые звучат в эфире, должны быть на французском языке. Так что я очень горжусь тем, что французские зрители меня так сердечно и темпераментно принимали!

Be the first to comment

Leave a Reply