Марианна Максимовская: подходящий характер для журналистики

Марианна Максимовская – одно из самых узнаваемых лиц на российском телевидении. Ее аналитическая программа на телеканале РЕН-ТВ «Неделя с Марианной Максимовской» (или просто «Неделя») – одна из самых рейтинговых в стране и одна из самых острых и свободных информационных программ с точки зрения подачи информации.

Марианна начинала карьеру в телевизионной службе новостей ТСН, где впервые стали делать новости по западному образцу. Она работала в первой независимой в России телекомпании НТВ – вела новости в программе «Сегодня» на НТВ и стала ведущей рейтинговой программы «Герой дня». С НТВ Максимовская ушла вместе с целой группой видных журналистов на канал ТВ-6 во время передела власти за информационное поле страны. Затем не стало и ТВ-6 и ТВС, еще одного канала, где пытались сохранить команду журналисты «старого» НТВ – ситуацию спасло предложение Ирены Лесневской: так на частном канале РЕН-ТВ появилась авторская программа «Неделя с Марианной Максимовской». Несмотря на то, что профессиональную конкуренцию ей составляют программы на государственных каналах, она 9 раз получала телевизионную премию «ТЭФИ».

» Сейчас вы ведете на Рен-ТВ программу «Неделя с Марианной Максимовской». Что вы больше всего любите в своей работе?

Я по своей первой и самой любимой телевизионной профессии – репортер. Это может прозвучать нескромно, но я хороший репортер. Даже, когда я уже стала вести новости, и большую часть времени проводить в Москве, я все равно старалась как можно чаще уезжать в командировки, самой сделать репортаж, самой взять интервью у героя недели. Нет ничего круче, чем увидеть своими глазами то событие, о котором ты рассказываешь зрителям.

» Те, кто живет в Европе, помнит ваши прошлые программы, но мало знает о последней работе. Расскажите о своей программе.

«Неделя с Марианной Максимовской» идет уже на протяжении восьми сезонов. Это очень долгий срок по телевизионным меркам. Особенно, принимая во внимание политические обстоятельства, которые сложились в стране за последние 10 лет. И то, что на телевидении свободной политической журналистики почти нет, все подчинено цензуре. Наша команда получила в общей сложности девять премий «ТЭФИ» – это наш телевизионный «Оскар». Это профессиональная премия, и для нас она много значит, ведь нет выше оценки твоей работе, чем признание коллег по цеху.

» Как вы оказались на РЕН-ТВ?

Мы с некоторыми коллегами перешли на РЕН-ТВ в 2003 году, воспользовавшись предложением основательницы канала Ирены Лесневской. Это был небольшой частный канал федерального охвата, который стал заметным явлением в России. Это произошло во многом благодаря тому, что канал сохранил максимально возможный свободный дух, в том числе в своих новостных политических программах. У нас, пожалуй, самые свободные новости в стране. Конечно, нас оставили вне цензуры не по недомыслию. Мы все-таки не можем сравниться с Первым и Вторым каналами по охвату аудитории. Нас смотрят образованные зрители, со своими убеждениями, которые и так могут зайти в Интернет и прочитать там все, что захотят. А мы – такое телевизионное поле свободы для этой продвинутой аудитории. Нам разрешают работать так, как привыкли еще в 90-ые, и мы этим пользуемся.

» Какие темы затрагиваются в вашей программе?

«Неделя» – это итоговая общественно-политическая программа обо всех заметных, общественно важных или просто интересных событиях, которые происходят в стране и мире. Я часто делаю интервью с ньюсмейкерами недели – политиками, высокопоставленными чиновниками или просто с людьми , которые совершили поступок, о котором все говорят.

» На вас пытаются надавить в плане освещения каких-то событий?

Как правило, мы свободны от различных видов давления – как со стороны различных чиновников, так и начальства, которое дает нам максимально свободную степень свободы. Конечно, бывают и различные ситуации и обстоятельства, которые и мы должны учитывать в нашей работе. Но за годы существования нашей программы ни разу не было случая, чтобы мы умолчали о чем-то действительно общественно-важном, или исказили суть событий в угоду тем людям, которые в данный момент находятся во власти. И мне не стыдно за то, что я делаю в профессии. «Неделя» – авторская программа, и я могу позволить себе и личные комментарии, что в выпусках новостей, как правило, не принято. Но даже когда я была ведущей на НТВ, мы могли быть более субъективны в подаче новостей. Не прямолинейно, конечно, но я могла версткой, подводкой, выражением лица выйти за рамки классической отстраненной манеры подачи новостного выпуска. Хотя и сейчас я стараюсь придерживаться золотого правила журналистики – описывая любой конфликт, показать все противоборствующие стороны. И не вставать на ту или другую сторону. Зрители, получив информацию в полном объеме, могут разобраться во всем сами и составить собственное мнение.

» Вы очевидец, как события «нулевых» ударили по журналистике. Что же происходит с этой профессией сегодня?

В первую очередь произошла деградация политической журналистики, которая оказалась в системе запретов и ограничений.

Последение лет 10 были просто гибельными для российской политической журналистики. Да и сама политика, с появлением пресловутой «вертикали власти» в стране превратилась в видимость прежних процессов. На российском телевидении давно уже существует и цензура, и самоцензура. И еще неясно, чего больше. После разгона НТВ, где я работала со дня основания, многие мои коллеги не нашли себя в профессии и находятся вне эфира уже много лет, несмотря на то, что они блестящие журналисты. Ну, а если говорить о развлекательном телевидении в России , то оно сделало большой рывок – на Первом канале идут шоу мирового уровня, которыми можно гордиться. Например, в Москве блестяще провели «Евровидение». На том же Первом канале выходит чудесная юмористическая программа «ПрожекторПерисХилтон». Да, это не сатира, а именно юмор, и власть в этой блестящей программе не критикуют и не высмеивают, но все равно эта программа сделана очень талантливо. Многие интеллектуалы в России давно уже говорят, что они совсем перестали смотреть телевизор, и ушли в Интернет, но, справедливости ради, надо сказать, что у нас есть программы, которые стоит смотреть.

» Ваш муж ушел из журналистики в пиар. Как развивалась его карьера?

Еще в конце 90-ых мой муж оставил журналистику мне, за что я ему очень благодарна. Василий долго занимался пиаром, читал в МГУ курс антикризисного пиара. О том, что это такое, он знает на собственном опыте – он работал в банках и в кризисном 98 году, и в последний кризис. А сейчас Василий вернулся к профессии журналиста – он заместитель главного редактора агентства РИА Новости, занимается там телевизионными проектами. У нас был классический служебный роман – меня поймут те, кто в буквальном смысле живет на работе. В такой ситуации иногда просто не хватает времени найти половинку где-то еще. Нам повезло – мы не просто нашли друг друга, мы еще – единомышленники, уже 20 лет мы счастливо живем вместе, воспитали дочь и надеемся прожить вместе столько, сколько нам отведено.

» Чем занимается ваша дочь?

Она студентка факультета журналистики МГУ. Она на меня не похожа по характеру – ее характер более женственный и спокойный, она менее политизирована. Заниматься общественно-политической журналистикой пока она не хочет. Видит на моем примере, что это такое. К тому же я по психотипу более подхожу к той же репортерской работе, нежели моя Александра. Знаете, иногда карьеру в журналистике могут сделать люди с обостренным чувством справедливости, даже не обладающие особым даром письма. У Саши есть желание бороться с несправедливостью, но из-за своего более спокойного нрава, ее путь в профессии явно будет иным, чем у меня. В каком-то смысле дочь пошла по проторенной дороге, ведь известные всем журналисты были для нее с детства «дядей Женей», «тетей Светой». Она легко пишет, ей легко даются языки. И мне самой интересно, куда ее в итоге заведет жизнь. Что я знаю наверняка – чтобы остаться в профессии надолго, ее надо выстрадать. То, что дается нам легко, мы часто не ценим.

» Но ведь вам в профессии везло – когда многие потеряли работу, вам удавалось оказаться в нужное время в нужном месте. Вам удалось остаться на ТВ, сделать хорошую карьеру. О каких же страданиях идет речь?

Профессия мне не давалась легко. В рамках тележурналистики я часто переходила из одной профессии в другую: была и редактором, и репортером, и ведущей новостей – утренних, дневных, вечерних. Вела программу в жанре интервью, что, к слову, очень непросто. Сейчас делаю итоговую программу, и каждый раз, переходя из одного жанра в другой, испытывала настоящую ломку. Каждый раз надо было забыть о том, что я знала, и учиться новому.

» У вас мало времени остается на хобби, но говорят, вы очень любите ремонты.

У человека, который много работает, как правило, нет хобби. На это не остается ни сил, ни времени. Но я, действительно, люблю заниматься пространством, в котором живу. Я улучшаю среду обитания своей семьи и получаю большое удовольствие от процесса и от результата. Мне не все равно, в каком предметном мире я нахожусь, из какой чашки пью, на какую мебель и картины я смотрю. Они совсем не обязательно должны быть дорогими, но они должны мне нравиться с эстетической точки зрения. Я приезжаю домой, и мне хочется проводить время там, где комфортно мне и членам моей семьи.

» Вы часто приезжаете в Лондон…

Лондон – это мой любимый город. В 1991-м я приехала сюда в свою первую заграничную поездку – в языковую школу. В России ситуация была жуткой: в ту зиму москвичам выдавали продуктовые карточки. Я – студентка третьего курса журфака, с грудным ребенком на руках, стояла в бесконечных очередях, а в мою карточку по блату в ЖЭКе вписали еще одного вымышленного ребенка, чтобы можно было за один раз купить в два раза больше гречки. И вдруг на целые три недели я попадаю в английскую семью, где мне утром насыпают в тарелку вкуснейших кукурузных хлопьев, заливают их молоком – раньше я их никогда не пробовала, казалось, что это божественный нектар, и я нахожусь в раю. Мы ходили по улицам Лондона, по музеям, по магазинам и я была бесконечно счастлива. Это был настоящий культурный шок. Лондон стал моей первой любовью. И этой первой любви я не изменяю. Очень часто мы с мужем и дочерью приезжаем навестить сюда мою ближайшую подругу. В Британии обросли еще друзьями и знакомыми, и нам здесь очень хорошо.

 

Leave a Reply