FIFA Uncovered: история коррупции и отмывания денег

На стриминговой платформе Netflix перед самым началом Чемпионата мира по футболу в Катаре вышел документальный фильм FIFA Uncovered. В четырех сериях создатели фильма рассказывают о сомнительных сделках с участием Международной футбольной федерации, совершаемых десятилетиями.

FIFA Uncovered

Современный футбол – то есть зрелище, которое с каждым днем, как кажется, все меньше связано со спортом, а больше с деньгами — начался в 1974 году. Глобальный лидер в этом виде спорта — ФИФА, который раньше был маленькой организацией, и с радостью организовывал чемпионаты мира, изменился при новом руководителе Жоао Авеланже. Новый президент федерации ратовал за глобализацию турнира, но поскольку средств на счету ФИФА не было, то были подписаны спонсорские соглашения. Футбол просто как спорт ради спорта? Такой возможности больше не было. Теперь любимую игру представляли только совместно с Coca-Cola или Adidas.

FIFA Uncovered начинает свою историю с капитальных изменений, внесенных Авеланжем в футбольную федерацию и достигает пика, когда пару десятилетий спустя ФБР произвело несколько арестов по делу о коррупции и рэкету.

Первая половина сериала рассказывает о том, как с 1970-х годов в ФИФА культивировалась культура алчности, превратившая «футбольную ООН» в нечто, напоминающее преступный картель. Ради хорошей рекламы Авеланж поддержал проведение чемпионата мира 1978 года в Аргентине, несмотря на жесткую военную диктатуру в стране. И позаботился, чтобы за все его усилия он был щедро вознагражден.

Его стопам последовал главный герой FIFA Uncovered, Зепп Блаттер, протеже Авеланжа, который в 1998 году сменил его на посту президента и оставался в этой должности до 2015 года.

Фильм показывает, как структурные недостатки организации позволили горстке мужчин использовать свое влияние на президентских выборах и в отборочных комиссиях Чемпионата мира. Крупные решения часто сопровождались теневыми сделками. Даже празднование после апартеида, которым стал чемпионат мира 2010 года в Южной Африке, теперь частично испорчено откровением о некоторых высокопоставленных членов ФИФА, получивших взятки.

Смесь архива новостей и интервью с наблюдателями и инсайдерами объясняет, как при Блаттере ФИФА смогла стать настолько коррумпированной. В фильме он выражает сожаление, но отрицает моральную ответственность, говоря о том, что не может отвечать за всех членов комитета.

Самым захватывающим можно назвать третий эпизод сериала. В нем исследуются как обвинения Катара в даче взяток членам ФИФА, так и более широкое пересечение интересов футбола и геополитики. Именно это, по-видимому, лежало в основе неожиданно успешной заявки Катара в 2010 году на проведение чемпионата. Как утверждает Федра Альмаджид она стала свидетелем проплаты, хотя Хасан Аль Тавади, генеральный секретарь комитета по проведению Чемпионата по футболу в Катаре, отрицает какие-либо нарушение со его стороны.

Следует подчеркнуть, что документальный фильм не пытается демонизировать Катар. Скорее, он показывает Чемпионат мира этого года как пример отсутствия честности и прозрачности в управлении футболом.

Время покажет, чем больше запомнится Катар-2022 — спортом или неприятными событиями, с которыми связано проведение чемпионата в этом года.

FIFA Uncovered по большей части представляет собой хронику обвинений и сомнительных совпадений, с деньгами, появляющимися в коричневых конвертах, когда происходит большое голосование, и исчезающими, когда они должны быть направлены на достойные проекты для развития. Правонарушения некоторых причастных к этому лиц придают программе захватывающую и одновременно отталкивающую окраску документального фильма о реальных преступлениях.

ФИФА показана как гигантская преступная организация, наполненная коррупцией, отмыванием денег и взяточничеством. Это мрачная картина, которую описал один из главных осведомителей сериала, бывший медиа-директор ФИФА Гвидо Тоньони.

«Если вы спрашиваете, сможет ли ФИФА когда-нибудь избавиться от коррупции, вы должны спросить, сможет ли когда-нибудь мир избавиться от коррупции, — говорит он. — Нет, не может. В том виде, как это структурировано сейчас, это невозможно».

По материалам: The Guardian, Financial Times, ReadySteadyCut