Книжная пятница. сАвиное гнездо. Что читать в сложные времена   

Книги, которые поддерживают и помогают держать спину прямо

Каждый ищет свой путь спасения сейчас, кому-то помогут веселые и беззаботные книги, не осуждаю. Я о таких сейчас писать не могу. Могу рассказать о тех, что дают мне надежду и силы, созвучны моему настроению.

 

Ольга Громова, «Сахарный ребенок»



Я долго искала книгу о сталинских репрессиях для своих подростков. Искреннюю, с правильной интонацией. Сразу скажу, что эта книга всевозрастная — лет с 11 и до почтенного возраста.

Есть, кстати, два варианта — детский и взрослый. У них разные обложки, взрослый дополнен комментариями, статьями, фотографиями. Книга восемь раз переиздавалась, получала заслуженные премии, переведена на десяток разных языков — от французского до тайского. Ее любят даже нечитающие ребята.

«Сахарный ребенок» — повесть, основанная на реальных событиях, но «позволяющая обобщенные образы, другие имена и детали».

При сборе помощи для пострадавших при землетрясении в Армении в 1988 году, автор знакомится со Стеллой Натановной Нудольской и ее историей.

Повествование в книге ведется от имени девочки Эли (Стеллы). Ее история «грустная классика» 1937 года — ночной арест отца, ссылка с матерью в Киргизию, в лагерь для членов семей врагов народа.

Читаешь эту историю на одном дыхании, восхищаешься и преклоняешься перед этими людьми. Мать Стеллы — по-настоящему великая женщина. Они с дочерью живут первое время в яме, накрытой клеенкой, которую ей дала заботливая няня при отъезде. И там мама начинает рассказывать дочери о том, что рабство — это не физическая вещь, а состояние души. Читает ей стихи, поддерживает ее, как нравственную личность, учит ее держать спину и позитивно относится к жизни. В ЯМЕ!!!

Книга деполитизированная, там нет суждений и осуждений эпохи и политики. Она о силе духа, их жизни в киргизском селе, о людях вокруг. 

И о самом главном, что мы можем сделать — передать детям свой культурный код, свое нравственное. При любых обстоятельствах. 

Известный педагог Евгений Ямбург в связи с этой книгой вспоминает слова Чуковского «Культура нам нужна для того, чтобы было чем дышать, когда тебя повалили на спину, положили на лицо подушку, усевшись на нее огромным задом».

Зачем это знание и культурный код? В книге есть ответ на этот вопрос — НЕ ПОЗВОЛЯЙ СЕБЕ БОЯТЬСЯ! 

    

Ольга Громова, «Вальхен»  

 

Новая книга Ольги Громовой об испытаниях, посвящена людям, которые сумели остаться людьми в страшной войне. Это история крымчанки Валентины Георгиевны Салыкиной.

Девочку Валю немцы угоняют в Германию. Она становится остарбайтером (так называли принудительных рабочих из Восточной Европы) — по имени Вальхен. 

Ее история в Германии, очень разные люди, которые встречались ей на пути, удивительная и трагическая любовь. Мучительное решение о возвращении на Родину.

Возможно, эта книга в литературном плане слабее, чем «Сахарный ребенок». Но все равно она достойна прочтения. Важно понимать, что не все немцы были врагами и злодеями, всегда и везде могут встречаться светлые люди, не поддерживающие режим. И, безусловно, судьба самой девочки и сила ее духа. Такой непризнанный  пионер герой, которого Родина отнюдь не наградила.   

За рамками книги

Удивительным образом я познакомилась с женщиной с аналогичной историей и даже коллегой Вали — детской массажисткой с невероятной судьбой. Уже в очень достойном возрасте она приходила к моей маленькой дочери на курс лечебного массажа. Очень пунктуальная, подтянутая, величественно красивая, в белых блузках. 

Мне очень нравилось с ней общаться, но заметила, что есть какие-то странности в ее рассказе. То она говорит, что день рождение у нее, как у моей дочери в марте. А то, рассказывает, что ее мама собирала абрикосы, упала с лестницы и она родилась — абрикосы в марте, ну вы понимаете. То она Надежда, то вдруг кто-то зовет ее Александра… Попросила ее прояснить. История оказалась для книги или кино. 

Батька Махно взял невесту из ее села. Гуляла вся деревня, включая попа. Мама действительно собирала абрикосы в тот июльский день и упала, начались роды. Отец побежал за попом, чтобы скорее крестить девочку, так как боялись, что не выживет. Поп с пьяных глаз записывает ее мальчиком Александром, рожденным в марте. О чем родители были не в курсе, до момента получения первых официальных бумаг.  

Звали ее все Надя. Когда получили свидетельство, смогли исправить только пол на женский и Александра на Александру. Так и стали ее звать двумя именами. То есть, звонишь ей в поликлинику и просишь Александру Васильевну, тебя говорят: «Минуточку. Надя, тебя к телефону».

Во время войны ее подростком угнали в Германию, сначала на шахты, потом купили на работу в семью. Наша Надя-Александра рассказывала о своей жизни там, как власовцы играли в ножички, бросаясь им в спину. И также о плохих и хороших немцах, о выборе возвращения.

Как вышла замуж за хорошего человека, но он не смог сделать карьеру, из-за того, что жена была в плену. А его мать, делавшая шляпы для московской элиты, повезла ее к какой-то бабке, чтобы та пошептала и чем-то потерла номер на ее руке, и он сошел. 

Как долго не могла иметь ребенка. Ее единственного сына Игоря задавил пьяный водитель, когда тот ждал автобуса на остановке в день последнего вступительного экзамена в институт.

И вот после такой жизни, оставшись одной, 60 лет проработав детской массажисткой, вы бы ее видели. Столько достоинства, столько света! 

Мы ездили к ней с мужем на 9 мая и просто так. Даже просто побыв с ней рядом расправлялись плечи, неприятности казались мелочными и незначительными.

Вот о таких Людях и Книгах, дающих нам надежду, помогающих в темные временах, мне хотелось рассказать.
Анна Савина

 

Анна Савина
Юрфак МГУ, адвокат
Основатель Камерного книжного клуба в Лондоне