Истоки меценатства и благотворительности


Гай Цильний Меценат

Все мы знаем хрестоматийную историю о том, как соратник римского императора Октавиана Гай Цильний Меценат спас опального поэта Вергилия, благодаря чему именно его имя стало синонимом благотворительности во всем мире, хотя искусство и науку считали своим долгом поддерживать многие знатные и просто состоятельные граждане Рима. В средние века наиболее значимым в дело благотворительности является вклад семьи Медичи, которая прославилась не только своим богатством и злодеяниями, но и развитием науки и культуры всей феодальной Европы.

А кто был первым меценатом в России? Трудный вопрос. Благотворительностью в форме помощи нуждающимся занимались издавна, но скромно и безымянно. После крещения Киевской Руси по указу князя Владимира к этому активно подключилась церковь, началось строительство больниц и приютов при храмах и монастырях. Таким образом, великого князя можно считать первым официальным русским благотворителем. Но меценатство как один из видов благотворительности – бескорыстный способ поддержки людей искусства – появилось в России лишь в ХVШ веке, и связано это с именем Александра Сергеевича Строганова. Граф много путешествовал и, по-видимому, под влиянием европейских традиций стал собирать коллекции древностей, произведений искусства, увлекся нумизматикой и начал оказывать материальную помощь поэтам Державину и Крылову. Он был президентом Академии художеств и директором Публичной библиотеки, вкладывал много не только сил, но и личных средств в их развитие. Художники в те времена были в основном крепостными и большинство из них остались в истории как безымянные авторы.

Примеру Строганова и его семьи последовали Демидовы – богатейший клан, вложивший немалые суммы в развитие науки, промышленности, образования. Помимо стипендий малоимущим студентам Московского университета Демидовы стали помогать художникам и собирать собственную коллекцию произведений искусства, ставшую впоследствии самым крупным в мире частным собранием.

Третий знаменитый меценат ХVШ века граф Николай Петрович Шереметев прославился не только своим театром в Останкино и уникальной коллекцией фарфора в Кусковском поместье, он строил больницы, приюты и богадельни, назначал пожизненные пенсии ветеранам и семьям погибших, открыл странноприимный дом в Москве (современная больница им. Склифосовского), освободил многих своих крепостных артистов и помогал им материально.

Русские цари в основном материально поддерживали только строительство церквей и монастырей, а также иконотворчество, однако из истории мы знаем о весьма и весьма скромном образе жизни знаменитых богомазов. Только Петр I начал «светскую благотворительность», поощряя развитие науки и искусства, он основал и построил Кунсткамеру, академию наук, многие учебные заведения, общедоступные театры и др. Из женщин на ниве благотворительности особенно отличились императрицы Екатерина I и Елизавета Алексеевна, а также княгиня Дашкова.

 В XIX и XX веках в благородный, но дорогостоящий процесс оказания безвозмездной помощи нуждающимся включился быстро разбогатевший и разросшийся класс купцов и предпринимателей. Причин тому несколько. Во-первых, купцы и их семьи были чрезвычайно религиозны, а христианская благотворительность на Руси была правилом жизни со времен великого князя Владимира, и чем богаче человек становился, тем больше он должен был тратить на добрые дела.

Во-вторых, купцы были умны – они посылали учиться за границу не только своих детей, но и способных работников, оплачивая им дорогу, проживание и обучение, открывали школы и ремесленные училища в России, больницы, роддома, ясли при своих мануфактурах. Все это вкупе улучшало качество жизни простых людей – их работников, но и неизменно повышало производительность труда и, как следствие, прибыли купцов. Это в большой степени похоже на еще один, более молодой, современный, тип благотворительности – «спонсорство».

В-третьих, купеческое сословие во всем подражало дворянскому и потому покупало или заказывало в свои дома интерьеры, картины, а по праздникам – театрализованные представления и «вирши» у малоимущих представителей зарождающейся российской богемы, нередко затем безвозмездно им помогая. Большие средства  выделялись ими также на городское строительство, развитие инфраструктуры и улучшение бытовых условий при своих фабриках в провинции.

Золотой век благотворительности и меценатства в России совпал с бумом промышленного развития и, как следствие, периодом бурного экономического роста во второй половине XIX и начале XX века. Братья Павел и Сергей Михайловичи Третьяковы, семьи Саввы Ивановича Мамонтова и Саввы Тимофеевича Морозова, династии Рябушинских, Бахрушиных вошли в историю не только российского, но и мирового меценатства. Кроме миллионов, вложенных ими в строительство жилых домов для неимущих, учебных заведений и культурных учреждений, кроме выплат именных стипендий в училищах, гимназиях и университетах, пенсий инвалидам, вдовам и ветеранам, они тратили огромные средства на развитие искусства и покупку предметов, относящиеся к мировому культурному наследию.

Фамилии знаменитых купцов-меценатов до сих пор носят лучшие больницы Москвы: Солдатенковская (Боткинская), Бахрушинская (Остроумовская) и детская Морозовская. Их имена носят музеи и даже железнодорожные станции. Солодовников построил не только пассаж на Кузнецком мосту, больницу на Пироговке, но и нынешний театр оперетты, барон Штиглиц кроме участия в строительстве Николаевской и Балтийской железных дорог, построил и содержал в Петербурге училище технического рисования, ныне знаменитое Мухинское, общежитие и музей при нем. Третьяковы, положившие жизнь и все средства потратившие на собрание коллекции русской живописи, построили кроме своей знаменитой галереи приют для вдов и сирот русских художников рядом с ней. Тенишева открыла училище и создала музей русской старины, Щукин собирал коллекцию непопулярного в те времена нового западноевропейского искусства и таким образом спас от голодной смерти в Париже многих художников (а заодно и бесценные шедевры импрессионизма и прочих новомодных в то время течений в искусстве) и их друзей из среды литераторов и артистов, ставших впоследствии мировыми знаменитостями.

В Российской империи прославившиеся и разбогатевшие люди искусства в свою очередь тоже становились щедрыми благотворителями. Мало кто знает, что такие художники, как Куинджи и Репин, артисты Федор Шаляпин и Анна Павлова и многие другие скромно и зачастую анонимно оказывали помощь малоимущим соотечественникам за рубежом и начинающим художникам и артистам, тратя на это огромные суммы.

Традиции русской благотворительности и меценатства продолжают современные финансисты и предприниматели в разных странах мира, но это уже совсем другая история.

Leave a Reply