Французы с русскими корнями

Братья Михаил и Алексей Грабары – французы, которые принадлежат к поколению русских эмигрантов, родившихся и выросших за рубежом. Их род, вопреки расхожему мнению, не имеет связи с родом известного художника Игоря Грабаря, зато может похвастать немалым количеством академиков по отцовской линии и аристократов – по материнской. В родстве оказались и с родом Пушкиных, правда, не напрямую, а по линии Гончаровых, а также и с родом Чуковских, к которым принадлежал всем известный поэт Корней Иванович Чуковский. Сегодня младший брат Алексей Грабар проводит почти половину своего времени в России – здесь его держат дела основанной им компании частной авиации «Аволюс». Старший брат Михаил в основном проживает в Париже. Он известный специалист по России и преподает в Университете Верхней Бретани.

 

Михаил Грабар

» Какова история отъезда вашей семьи из России?

Мой дедушка, Андрей Николаевич Грабар, в 20-х годах, сразу после Гражданской войны, эмигрировал из России. Его брат Петр воевал в белом движении и был эвакуирован в Скандинавию. Позднее он стал директором одного отдела Пастеровского Института, но сначала ему, как дворянину, полагалось стать офицером. А моему дедушке сразу прочили карьеру академика. Предполагалось, что он станет в России профессором – так и получилось, но только во Франции. А уехал он вместе с родителями в Болгарию, где их приютил генерал Иванов, который был очень известный человек и министр обороны Болгарии, к тому же русофил. Он открыл собственный дом для русских иммигрантов. Дедушка жил у него с родителями и влюбился в дочку генерала – она стала нашей бабушкой. Более того, он написал брату Петру о том, как в Болгарии чудесно. Тот приехал и влюбился в сестру бабушки и тоже на ней женился.

» Как же складывалась судьба вашей семьи по отцовской линии?

В этой семейной ветви очень сильны академические традиции. Дедушка был известным профессором-византологом. Из Болгарии через Страсбург семья переехала в Париж. Дедушка сначала преподавал русский язык в Страсбургском университете, затем перешел на кафедру истории искусства. Потом его пригласили в Париж в престижный Коллеж де Франс и скоро он стал академиком.

Он поддерживал отношения с академиками Лихачевым и Лазаревым. У дедушки было два сына – Олег, профессор, крупнейший историк искусства, и младший –
Николай, мой отец, который отошел от науки и стал бизнесменом: открыл туристическое агентство. Однако папа очень интересовался религией и привил этот интерес и нам.

» Вы хорошо говорите по-русски, практически без акцента. Вы изучали язык с детства?

Дед и бабушка говорили со мной по-русски, но потом я его совершенно забыл и с 8 до 12 лет не говорил по-русски вообще, говорил только по-французски. Но позднее заново стал учить родной язык и довел его до приличного уровня, чтобы было возможно писать научные работы и читать лекции.

» Какова история семьи по материнской линии?

Моя мама Наталья носила девичью фамилию Киселева, ее отец Евгений был инженером. В возрасте 17 лет он уехал во Францию. Будучи одаренным математически, он поступил в очень известное учебное заведение – Лионскую центральную школу инженеров. У него есть несколько патентов на изобретения, в том числе на «турбину-К», где «К» означает первую букву его фамилии. Ему предлагали уехать на работу в США, но он не решился. Дедушка развелся с женой Анастасией Дмитриевной, но у них была дочь Наталья Евгеньевна, которая стала нашей мамой. Дедушка был серьезным и угрюмым, а бабушка Вера была человеком легким. Ее отец был интересным человеком, профессором по фамилии Вергун. Он родился в Закарпатской Руси, входившей тогда в австрийскую Империю, в городе под названием Городок. Официально он был журналистом, работал в Австрии, поэтому бабушка родилась в Вене. Он был русским патриотом, панславистом, продвигал идею объединения славян и борьбы с немецкой идеей. Понятно, в Австрии это не приветствовалось, и он оказался в тюрьме. Немцы считали его шпионом. Он был красавцем, и в него влюблялось множество женщин. Женой его стала дама по фамилии Новосильцова. Эта семья принадлежала к роду столбовых дворян, которые состояли в родстве с Гончаровыми – теми самыми Гончаровыми, к которым принадлежала жена Александра Пушкина – Наталья Гончарова. То есть родство наше совсем не близкое.

» Кажется, вы состоите в родстве и с другим известным поэтом – Корнеем Ивановичем Чуковским?

Верно, двоюродная сестра бабушки Веры по материнской линии была замужем за сыном Корнея Чуковского Николаем.

» Вы родились от русских родителей. Считаете ли вы себя русским?

Да, в какой-то степени. Но, поскольку я вырос во Франции, то считаю себя и французом. А у меня еще и американский паспорт – когда бабушка уехала в Америку, моя мама получила образование в Колумбийском университете и вышла замуж за стопроцентного американца.

» Несмотря на то, что в вас течет русская кровь, во времена вашего детства и юности выехать в Россию было проблематично. Стал ли первый приезд в Россию для вас событием?

Когда открыли границу, где-то в 1985 году, мне было 20 лет. Я тогда изучал философию, и меня пригласили год поучиться в Москве. В то время я думал, что пойду по семейным стопам и буду ученым – предполагалось, что я буду специализироваться на истории философской и богословской мысли в России. Я, с одной стороны, увидел, что высокие идеи перестройки и гласности не до конца реализуются в России, а с другой – что на Западе до сих пор существует сильная русофобия, унаследованная с дней противостояния СССР и Запада. Я почувствовал себя своеобразным культурным мостом. Я понимал французский и американский менталитеты, но при этом обладал русскими корнями, был воспитан в православной традиции. Мои и Алексея предки были дворянами, офицерами, они строили Российскую империю, поэтому я чувствовал, что имею право защищать честь России. А предрассудков на Западе было море. Все разговоры сводились к русской мафии, которая существовала, это факт, но ведь жизнь целой страны к этому не сводилась!

» Чем вы занимаетесь сейчас?

Я преподаю русскую экономику, культуру и историю в Университете Верхней Бретани, живу в Париже. Я пошел по академической отцовской линии. Но я интересуюсь и реальным миром – для меня это политика и экономика. Потому и помогаю по некоторым вопросам младшему брату Алексею в бизнесе.

» Вы приезжаете в Россию. Какие ваши впечатления?

В России устаешь от «совковости», от непонятных правил, от ненадежности. Но есть замечательные достижения в науке и в спорте. Старая Европа устала, ей нужна новая энергия России, это стратегический союз. Европа с Россией должны что-то делать, чтобы, например, противостоять мощной экспансии Китая.

 

Алексей Грабар

» Алексей, вы работаете в области частной авиации – сначала в «Нетджет», а затем уже в своей собственной компании «Аволюс», которая успешно развивается в России. Какие у вас были ощущения от работы в России?

Я долго жил в России – был представителем многих западных компаний в Москве, например, «Еврокоптера», мы продавали первые аэробусы «Аэрофлоту». Мне было 27 лет, везде приходилось ездить с водителем и охранником – времена были суровые. Позднее я сделал МБА во Франции и тогда посмотрел на ситуацию в России другими глазами. Мне стало интересно, как в России создать свою компанию, родить идею и развить ее способен далеко не каждый. В России много молодых людей, они рисковые, их энергия заразительна!

» Ощущаете ли вы себя русским или французом?

Когда я жил во Франции, то думал, что я все-таки русский. А когда приехал первый раз в двадцать с небольшим работать в Россию, то понял бесповоротно: я француз. Сколько раз я говорил себе: все, больше не буду работать в этой стране, не вернусь в Россию, здесь слишком тяжело, я устал от российского менталитета, но энергия этой страны и ее возможности сильнее временного раздражения.

 

 

 

Leave a Reply