Фрэнсис Сегельман. Позитивный Скульптор

“If we could really keep our thoughts positive all day it would be amazing”
Фрэнсис Сегельман
Фрэнсис Сегельман

Фрэнсис Сегельман (Frances Segelman), известная как леди Петчи, талантливая художница, скульптор-самоучка. За свою карьеру она создала скульптуры людей из всех слоев общества, но в первую очередь многих знаменитостей и членов британской королевской семьи, включая Ее Величество королеву Елизавету II. Среди знаменитостей, кто позировал Фрэнсис Сегельман принц Филипп, герцог Эдинбургский, принц Чарльз, Джоан Коллинз, Сергей Полунин, Борис Джонсон и многие другие. 

 

— Фрэнсис, как началось ваше увлечение скульптурой?

— Думаю, что это определенно моими генами. Мой отец был музыкантом, а мама — художницей. Я выросла в артистической среде. И всегда, всегда обожала искусство, постоянно что-то рисовала и лепила. С самого раннего детства.

Когда в школе, на уроке рисования нас попросили изобразить римские конструкции или скульптуры, то я сделала большие ворота в римском стиле. И в какой-то момент вдруг поняла, что совершенно не задумываюсь о том, как надо лепить, я чувствовала это на подсознательном уровне. Я художник-самоучка и никогда специально не училась скульптуре.

— В чем, как вы считаете, преимущества и недостатки художника-самоучки?

— Возможно, преимущество в том, что я, не знала других техник и фокусировалась только на том, что лучше всего у меня получалось. В этом же, наверное, и недостаток — не изучая другие техники и другие материалы, я использовала только глину, с которой очень люблю работать. 

— Какая работа стала первой, сделанной вами на заказ? 

— Моя первая работа была заказана универмагом Харродс в 1993 году. Для знаменитой египетской комнаты я сделала бронзовую скульптуру — бюст сэра Фрэнсиса Дрейка. Было очень волнительно и интересно работать над этой скульптурой — ведь на портретах разных художников Фрэнсис Дрейк выглядел совершенно по разному. Что довольно странно. В итоге в своей работе я взяла за основу лицо Давида работы Микеланджело. У моего Фрэнсиса Дрейка вьющиеся волосы и высокий кружевной воротник. Эта работа стала частью выставочной экспозиции.

Sir Francis Drake. Sculpture by Frances Segelman

— Фрэнсис Дрейк, по понятным причинам, не мог вам позировать лично, а кто был первым, кого вы лепили с натуры?

— Много разных заказов я делала для друзей и знакомых, в основном, всегда с натуры. Интересной получилась работа, когда мне надо было сделать скульптуры нескольких музыкантов. Но, пожалуй, одной из самых запоминающихся, изменившей меня, стала работа с местным священником, харизматичным и довольно неординарным человеком. Он руководил арт-центром в Северном Лондоне и спросил, могу ли я сделать его скульптуру на глазах у зрителей, посетителей центра. Раньше я никогда такого не делала, поэтому, мой первый ответ был “нет”. Но подумав, я все же согласилась. В присутствии нескольких сотен человек начать и завершить скульптуру за короткий срок — это невероятно! 

— Я не встречал такой скорости ни у одного скульптора. Создать скульптуру за 2 часа стало для вас своего рода “визитной карточкой”?

— Это очень сложный процесс. Я не знаю никого, кто бы еще так делал. К тому же очень напряженный. А в тот день я дала себе слово больше никогда не браться за такую скульптуру. Но потом все же захотела еще раз проверить себя — для благотворительной акции, при большом скоплении народа я за два часа сделала скульптуру местного мэра. Это было потрясающе! Ну, и решила продолжить эту практику. 

Главная сложность — во время всего процесса сохранять позитивные мысли и спокойствие. Как только начинаешь нервничать и мыслить негативно, то сразу все идет не так. И я подумала, как бы здорово было, если мы все могли бы сохранять свои позитивные мысли в течение всего дня. Это было бы самое прекрасное, что мы все могли бы сделать, и может относиться к любому аспекту жизни. 

Фрэнсис Сегельман
Frances Segelman sculpting Dame Joan Collins

— Что необходимо чтобы скульптура “получилась”? 

— Обычно, еще перед тем, как человек сядет позировать мне, необходимо встретиться, поговорить в спокойной обстановке, все равно о чем, присмотреться к нему, уловить как он держит голову, как говорит, как проявляет эмоции. Если сеанс проходит в студии, то мы разговариваем и в процессе работы, хотя это несколько отвлекает, но позволяет лучше узнать человека и отразить его индивидуальность в скульптуре. Когда же речь идет о 2х-часовой скульптуре во время благотворительного вечера, то, конечно, никаких разговоров. Более того, даже гостей просят не разговаривать ни со мной, ни с тем, кто позирует. Должна быть феноменальная концентрация в комнате, заполненной людьми, которые едят, пьют и общаются между собой, чтобы уложиться в отведенные два часа. В моей студии, или когда я выезжаю во дворец сделать скульптуру члена королевской семьи, только на создание первоначального эскиза может уйти гораздо больше времени.

— Бывает, что ваши заказчики просят изменить что-либо в скульптуре — например, сделать нос более изящным или уменьшить уши?

— Как ни странно, нет. Иногда просят сделать волосы длинней и добавить объем. Но это только женщины. С мужчинами никогда такого не случалось. Наверное потому, что у них почти нет волос.

Edna Everage. Sculpture by Frances Segelman

— А как насчет украшений, головных уборов или других деталей? Мистер Мотиватор, скульптуру которого вы делали еще в начале вашей карьеры, изображен бейсболке. 

— Так он и позировал мне в бейсболке. А скульптура Эдны Эверидж (прим. Dame Edna Everage персонаж австралийского комика Барри Хамфриса), которая известна своей любовью к многочисленным массивным украшениям и необычным очкам, выполнена со всеми ее украшениями и в очках.  

— Расскажите как проходили сессии в Букингемском дворце? Чем они отличались от ваших обычных сессий?

— Конечно, было очень волнительно. Особенно в первый раз. Принц Филипп, герцог Эдинбургский стал первым из членов королевской семьи, чью скульптуру я сделала. Перед нашей встречей мне показали комнату для наших встреч и ознакомили с правилами этикета. С герцогом Эдинбургским у нас было четыре сессии и каждый раз я забирала скульптуру себе в студию, а потом приносила ее обратно. Художник не может оставлять свои работы во дворце между сессиями. 

Prince Philip, Duke of Edinburgh. Sculpture by Frances Segelman

— Герцог делал какие-либо комментарии в процессе вашей работы?

— Я хотела сделать скульптуру герцога с легкой улыбкой, о чем и сказала ему в самом начале работы. Его ответ был: «Определенно нет, я не люблю такие скульптуры». Во время позирования принц Филипп все время о чем-то говорил — о гонках и экипажах, о художнике Кандинском и книгах, которые он читает, — так что к нашей второй сессии я знала об этом все. 

— Сессии с королевой Елизаветой II проходили по такому же сценарию?

— Да, все происходило в той же комнате и инструкции по дворцовому этикету были те же. Но только мне еще было предложено выбрать тиару и другие украшения для королевы, какие на мой взгляд лучше бы смотрелись в скульптуре. Абсолютно умопомрачительно оказаться лицом к лицу с этими великолепные украшениями и понимать, что именно я выбираю, что наденет королева. 

Фрэнсис Сегельман
Frances Segelman with her sculpture of HM The Queen

За всю свою жизнь, я, пожалуй, никогда так не нервничала. В первый сеанс необходимо сделать все замеры головы и лица — нос, уши, брови, губы — и я ходила от королевы к столу и обратно, от волнения все время неправильно записывая измерения. Если ошибиться хоть самую малость, то ничего не получится. Но все получилось прекрасно, и королеве понравился бюст, который я сделала.

— За свою карьеру вы добились очень многого — вы востребованный скульптор, член нескольких Британских королевских академий. Что больше всего повлияло на вас и ваше творчество? 

— Думаю, что самое большое влияние в юности на меня оказали мои родители. Я выросла в доме, где все было связано с искусством и музыкой. Взрослея, увлеклась Микеланджело и художниками раннего Возрождения, проводила много времени в музеях и галереях, просто делая зарисовки — они и стали моими учителями по скульптуре.

Frances sculpting Countess of Wessex

— Когда вы создаете свои знаменитые двухчасовые скульптура на глазах у большой аудитории, с живой трансляцией, где обычно проводятся такие мероприятия?

— Совсем недавно я лепила скульптуру Софи, графини Уэссекской у себя дома. Специально для этого был разбит в саду большой шатер. Мероприятия также проводились в Королевской академии искусств. Двухчасовые скульптуры я делаю для благотворительности, и важно привлечь на мероприятие как можно больше людей. Поэтому, в принципе, подойдет любое помещение, способное вместить большую аудиторию.

— На какие проблемы вы хотите обратить внимание вашей аудитории? К каким благотворительным проектам?

— Я бы выделила две, которые считаю важными в данный момент — благотворительные организации для бездомных и психическое здоровье людей. Во всем мире. Особенно сейчас, в период пандемии, когда очень многие страдают и нуждаются в помощи. Я хотела бы сосредоточиться на этих двух.

Автор: Егор Писков

Фото предоставлены Фрэнсис Сегельман