Данни Бойл. Фильмы живут своей жизнью

Этой весной в прокат выходит новый фильм известного британского кинорежиссера Данни Бойла –  «Транс». Это кино о памяти, любви и преступлении – краже известной картины. О том, где хранится картина, знает герой Джеймса МакЭвоя, но из-за полученного удара он не может этого вспомнить. Добавьте сюда брутального гангстера в исполнении Венсана Касселя и психолога-гипнотизера, героиню Розарио Доусон, которые стараются получить информацию о потерянной картине любыми способами. Данни Бойл, Венсан Кассель, Розарио Доусон, Джеймс МакЭвой – рассказывают о своем фильме.

интервью:  Дмитрий Дроздов

Danny-BoyleДанни Бойл

Как на вас повлиял опыт создания церемонии открытия Олимпийских игр?
Он меня многому научил. Как кинорежиссер я привык к контролю над всеми процессами. В итоге рассказчик в фильме – это я, потому что я могу в любой момент, на любом этапе все изменить. Все совсем по-другому в театре и особенно на таком уникальном событии, как церемония открытия Олимпийских игр, которая проходит всего один раз. Там понимаешь, что рассказчик уже не ты, а люди – многочисленные актеры-волонтеры, ты отдаешь им бразды правления. Именно поэтому, когда меня спрашивают, волновался ли я во время церемонии открытия, я говорю, что нет. Я знал, что все пройдет отлично. Я создал для них условия и отошел в сторону.

Какую цель вы ставили перед собой при создании этого фильма?
Прежде всего это развлекательный фильм. Как и с любым фильмом, я хотел сделать его очень привлекательным для зрителя, чтобы люди могли хорошо провести время, посмотрев его пятничным вечером. Хотелось сделать его конкурентным с голливудскими картинами, поэтому фильм получился очень динамичным, захватывающим. Конечно, в нем есть и кое-какие идеи, над которыми зрители могут поразмышлять после просмотра, если хотят, конечно. К примеру, героиня фильма говорит такую фразу: «Чтобы оставаться собой, ты должен помнить, кто ты такой». Звучит банально, но на самом деле это очень важное заявление, потому что каждый из нас – это всего лишь череда воспоминаний, причем эта нить воспоминаний очень тонкая и может легко порваться, как мы знаем по грустным примерам больных синдромом Альцгеймера. Как только эта нить воспоминаний рвется, человек исчезает. Когда что-то вмешивается в наши воспоминания, как это случается в моем фильме, последствия могут быть очень печальными и непредсказуемыми. Нам было очень интересно работать над этим фильмом. Кстати говоря, это не первый мой фильм о воспоминаниях. «Миллионер из трущоб» был фильмом о памяти – памяти, которая приносит кармическую удачу герою Дева Пателя. В другом фильме – «127 часов» – воспоминания позволяют герою остаться в живых, продержаться и в то же время подводят его к решению. В фильме «Транс» воспоминания приводят к темным и шокирующим фактам и открытиям.

Чехов как-то сказал, что в конце рассказа или пьесы надо, фигурально, дать зрителю по морде. Что, на ваш взгляд, должны делать ваши фильмы?
Прежде всего скажу, что Чехов был доктором, а доктора – прекрасные рассказчики. Рассказчик фильма «Транс» – сценарист Джон Ходж – тоже был доктором. Так что когда я говорю о Чехове, я всегда упоминаю Джона и то, какими потрясающими летописцами человеческих эмоций являются доктора. Они видят нас в экстремальных состояниях: боли, горе, но могут отойти и зафиксировать происходящее. Я всегда стараюсь, чтобы с самого начала мой фильм как бы врывался в зал, крича зрителю: «Эй, проснись!» В начале от зрителя не требуется никакой особой работы – надо просто сесть и получать удовольствие от происходящего, как на американских горках. Все яркое, большое, размашистое. Я всегда прошу своих актеров играть на широкую ногу. После всего этого я надеюсь, что сделал достаточно, чтобы завлечь зрителя в сюжет, и предлагаю ему вложить свои эмоции в картину. И как только я заманил зрителя, он уже никуда от меня не денется. По крайней мере, я так надеюсь.

По какому принципу вы подобрали главных актеров?
В фильме есть три части, три ярких персонажа, и поэтому я выбрал трех ярких актеров. Венсан Кассель – на мой взгляд, один из лучших актеров в мире. Джеймс МакЭвой – потрясающий британский актер. А между ними – прекрасная актриса Розарио Доусон. В какой-то момент в фильме она становится настоящей роковой женщиной. Все трое прекрасно ладят друг с другом за кадром, но как только они попадают в объектив кинокамеры, они начинают соперничать! А это дает фильму потрясающую динамику.

Какие мысли посещают вас в день премьеры фильма?
В процессе создания кинокартины ты неизбежно очень привязываешься к ней, но приходит момент, когда надо ее передать другим людям, и это очень важный аспект. Я передаю свои фильмы в руки зрителей и критиков (которые не всегда реагируют одинаково). Что случится с фильмом дальше – не знает никто, это всегда сюрприз. Фильмы начинают жить своей собственной жизнью. Удивительно, но они даже могут меняться в зависимости от того, как их воспринимает публика.

Vincent-CasselВенсан Кассель

Почему вы выбрали этот проект? Наверняка у вас был большой выбор из других фильмов.
Не совсем так. Я не хочу все время работать, поэтому тщательно выбираю проекты. Как результат, я делаю 1-2 фильма в год. С одной стороны, я не хочу провести свою жизнь на съемочной площадке, а с другой – не так много качественных фильмов, в которых я хотел бы принять участие. Но когда тебе звонит такой человек, как Данни Бойл, отказаться невозможно, особенно после прочтения такого хорошего сценария, в котором каждый герой – многоплановый. Я сыграл много гангстеров в прошлом, поэтому своего героя-гангстера в этом фильме я хотел изобразить совершенно обычным. Я не хотел, чтобы в нем было много криминальных черт. В какой-то момент он начинает испытывать чувства по отношению к кому-то, и из-за этого у него начинаются проблемы.

Как проходили съемки? Вы снимали согласно логике сюжета фильма?
Съемки проходили вразброс – как это обычно и бывает. От актера требуется сыграть конкретный момент, без привязки к тому, что случилось до или случится после, поэтому такой подход к съемочному процессу был совершенно естественным и нормальным.

Rosario-DawsonРозарио Доусон

Что привлекло вас в этот проект?
Мне хотелось сделать что-то совершенно необычное. В этом фильме есть и действие, и драма, и любовный треугольник.

Что для вас было самым сложным в съемках?
Мы снимали сцену в ночном клубе, рядом с которым проходит железная дорога. Мне надо было произнести длинный монолог, и каждый раз, когда проходил поезд, мне приходилось начинать сначала.

То есть сниматься обнаженной вам было легко?
В сцене, где я появляюсь голой, самым сложным было пройти и не выглядеть смешно. Если ты снимаешься в постельной сцене, то морально надо быть готовым к этому заранее, еще в процессе прочтения сценария. Я снималась раньше обнаженной и комфортно себя чувствую, это обычные рабочие будни.

James-McAvoyДжеймс МакЭвой

Что привлекло вас в этот проект?
Я решил принять участие в этом проекте из-за Данни Бойла. Я давний фанат его фильмов. Меня привлекла возможность сыграть такого необычного персонажа. Самым сложным во время съемок для меня были сцены, где меня пытают. Они были не очень приятными психологически. Готовясь к фильму, я работал с гипнотерапевтом, который рассказал мне, что такое гипноз, чего им можно достичь, как проходит гипноз. Он попытался меня загипнотизировать, но на меня это, к сожалению, не подействовало. Данни обычно снимает больше, чем надо, чтобы потом у него была возможность выбрать самый лучший и самый интересный материал, поэтому работа была напряженная. Как обычно, мы работали по 10-12 часов в день. После такой работы я обычно прихожу домой и сразу засыпаю. Моя семья – супруга-актриса и ребенок относятся к этому с пониманием.

У вас в жизни была ситуация, когда реальность и фантазия смешивались?
Недавно я осознал во сне, что сплю, и смог управлять своим сном. Первое, что я сделал, это полетел!

интервью:  Дмитрий Дроздов

Leave a Reply