Чайные церемонии в Париже

1. Чайэмигрант

Блистательная феерия стартовала 2 марта в Лувре, в галерее Наполеона. Там президенты России и Франции торжественно открывали выставку «Святая Русь» – флагман перекрестного триколора «Франция – Россия 2010».

На подступах к Рублеву и чудотворной Владимирской красные девицы в кокошниках и сарафанах наливали посетителям из самовара душистый «Кузьмичевский чай», который по сей день в Париже производит старейшая русская фирма, основанная в 1867 году в Санкт-Петербурге.

 

«…Расскажу я вам былину,
Не коротку и не длинну,
Как один детина жил,
Как он деток разводил.
А детину звали Павел,
Был он самых русских правил,
А умом и так и сяк,
Но далеко не дурак…» –

такой наивной балладой неведомый пиит начинает стихотворное жизнеописание основателя фирмы Павла Михайловича Кузьмичева.

Напомним, что сам этот напиток впервые попробовали в России в 1638 году, когда посол Василий Старков привез российскому царю в подарок от монгольского хана 64 килограмма чая.

В те времена чай был весьма дорогим продуктом. Для его закупки русские купцы везли в Китай сукно, кожу, соболиные, горностаевые шкурки. Пошлина за чай была очень высокой, а дорога долгой и трудной. Из Китая в Россию вел «чайный путь» общей протяженностью 11 тысяч километров. На доставку чая уходило от четырех до шести месяцев.

Между прочим, один из сортов этого чая так и называется – «Караван». На его этикетке и сегодня изображается китайский кули в конусообразной соломенной шапке, с мешком чая за плечами.

Ныне старинный чай слегка изменил имя – стал называться «Kusmi-tea». Но хотя магазины этой фирмы десятками разбросаны по Парижу и окрестностям – от Москвы до самых до окраин (типа Токио и Нью-Йорка), – я предпочитаю заходить в первый магазин, который создал Кузьмичев на чужбине в 20-е годы… Он по сей день помещается… прямо в подъезде жилого дома на авеню Ньель.

Занятное это место! Отворяя с улицы тяжелую дверь, проходя во двор через парадный подъезд с помпезной османовской лепниной, никак не представляешь, какая тебя ждет нечаянная, пардон, «чаянная» радость!

Еще на подступах к «лавке чудес» легкие, протравленные парижским смогом, получают целебный приток чужеземных ароматов: благоухание бергамота, апельсина и тот единственный в своем роде нежный запах чайных листьев, который китайские мудрецы и поэты называли «шелковым». Ибо именно здесь изготовляется, фасуется, продается благородный напиток, который производит Чайный дом Kusmi…

На правах старожила я имею доступ в святилище – контору фирмы. Там, в уютно захламленном помещении под стеклянной крышей, раздается непрестанная трель диковинного телефонного аппарата, кажется, сохранившегося в этом чайном мини-царстве еще со времен царя Гороха. Над директорским креслом в рамке – царский указ, которым купец первой гильдии Павел Кузьмичев назначался поставщиком императорского двора. Было это в 1870 году. Тогда в Санкт-Петербурге открываются несколько магазинов Кузьмичева и трактиры при них. А в начале ХХ века у фирмы уже имелась целая сеть магазинов в Санкт-Петербурге с филиалами в Киеве и Москве.

На полках магазина армия жестяных цилиндрических чайных банок с разноцветными этикетками – копией дизайна начала ХХ века. На этикетках фирменный ярлык – два медведя у самовара. И здесь же, на почетном месте, сияет сам тульский самовар.

Эмигрировав во Францию, семья Кузьмичевых продолжала торговать чаем на протяжении нескольких поколений. Ныне бразды бренда в руках у российско-французского холдинга, сохранившего старинное название.

Рецепты «Чая Кузми» остаются неизменными с XIX века. Это смесь чаев из Индии, Цейлона и Китая. Первые два отличаются крепостью, и им свойствен резкий, специфический, по-настоящему чайный вкус. У цейлонского чая настой бархатистого оттенка с медовым привкусом. А китайский чай слегка копченый. Самые популярные сорта чая – «Князь Владимир», «Тройка», «Анастазия», а еще «Матрешка», новый сорт, созданный в честь года «Франция – Россия».

Знамение времени! Подобно многим российским изгнанникам, старейший из эмигрантов – славный «Чай Кузмичевъ» ныне триумфально вернулся на Родину! Концессию на его дистрибуцию взяла кондитерская фирма «У Палыча». На международном фестивале «Роспродеэкспо» «Кузьми-чай» наградили серебряной медалью. И в России его пить модно.

 

2. О синем чае, Мольере и компании

Подле Парижской мэрии существует старый-престарый проулок Дибур-Тибур. Там, в доме № 48, разместился старый-престарый бутик. Над входом – на черном фоне – желтоватый круг. MARIAGЕ FRERES – написано на круге цвета чайного листа.

Здесь что ни день припарковываются лимузины с тонированными стеклами: сюда приезжают за цыбиком чая международные сливки общества – jet-set: Элтон Джон, Мадонна, Зинедин Зидан, Изабель Аджани, Коппола, Жан-Поль Готье регулярно заходят в древний магазинчик. А там… каких только чаев нет! Белый, желтый, черный, зеленый, даже синий чай – 600 чайных сортов! Разумеется, эта богатая гамма не для бедных. Цена 100-граммового пакетика – от 3 до 400 евро!

 

…А начиналось все в эпоху правления «короля-солнце».

В ноябре 1669-го в Версальский дворец (тогдашнюю резиденцию Людовика XIV) прибыла для переговоров посольская делегация султана Османской империи (Оттоманской Порты) Мехмеда IV.

«Король-солнце» принял заморских послов с почетом. В сверкании фейерверков среди фонтанов Версаля праздник следовал за праздником. Разыгрывались балетные сцены, и Его Королевское Величество с величайшим усердием и охотой отплясывал в пасторалях.

Тогда Версальский двор открыл для себя «таинственный Восток». Придворную знать охватило подлинное восточное безумие! Дамы в тюрбанах и шальварах, кавалеры с кальянами и в фесках…

Увы! «Восточная миссия» с треском провалилась. Оттоманская делегация двинулась в обратный путь, не подписав ни единого, подготовленного Францией, пункта договора.

За неудачу «король-солнце» решил отомстить «туркам» злой пародией. В комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» появляется интермедия-бурлеск «Турецкая церемония». Музыку к балету пишет Люлли. А консультантами в числе прочих назначены… братья Марьяж, негоцианты и путешественники. Наподобие венецианца Марко Поло, Николя и Поль Марьяж посетили к тому времени Персию, Индию, пересекли монгольские степи, побывали на Мадагаскаре… В странствия по таинственному Востоку они были отправлены самим Людовиком XIV и Ост-Индской торговой компанией (La Companie des Indes orientales) в целях открытия факторий.

Тогда и была основана купеческая династия Марьяж, специализировавшаяся на торговле пряностями с Востоком. А в 1854 году их потомки (опять-таки братья) Эмэ и Огюст создают в Париже свою чайную компанию.

Слава чаеторговли «Братья Марьяж» вначале не была столь уж оглушительной. Ведь долгое время во Франции чай считался напитком англичан. А в массе французы изначально предпочитали чаю кофе и шоколад. Да и сейчас здесь чаепитие – удел снобов, а уж различить изыски вкуса, цвета, запаха «напитка мудрости» – удел денди.

К 1976 году у руля фирмы оставалась 82-летняя Марта Коттен, приходившаяся Николя Марьяжу двунадесятой правнучкой. У пожилой дамы не было наследников.

А в Париж прибыла молодая таиландка по имени Китти Ча Сангмане. Она готовилась к дипломатической карьере, но внезапно ее судьба совершила резкий поворот. Она случайно познакомилась с Мартой Коттен и ее Домом…

То была любовь с первого взгляда! Китти Ча влюбилась в Марту, в ее фирму, в ее чай окончательно и навсегда, как в живое существо.

Китти тогда решила: ее призвание – быть преемницей Марты. Она переняла у Марты все тонкости маркетинга, все секреты чайных смесей.

Ныне в Париже существует сеть чайных домов компании. Есть филиал и вблизи собора Александра Невского. И не исключено, что во имя подобного соседства «Братья Марьяж» выпускают даже русский чай – «Александр Второй».

Leave a Reply