Трансформация русского Лондона

Ни для кого не секрет, что за последние десятилетия Лондон превратился в город, который полюбили выходцы из бывшего Советского Союза. Этому способствовали и законодательство Великобритании, и налоговая политика. Конечно, многое изменилось за 20 лет, но желание русскоговорящих переехать в Лондон осталось неизменным, и их количество постоянно увеличивается. По разным оценкам, в Лондоне проживает от 300 до 500 тысяч русских. И если в начале нулевых было сложно собрать публику на концерт (мы не говорим о гастролях Большого театра и Мариинки, которых Лилиан и Виктор Хоххаузеры привозят в Лондон 50 лет, и их зрители – британцы), то сегодня любой концерт легко собирает тысячи наших бывших соотечественников. Интерес ко всему русскому в Лондоне существовал не всегда, и двадцать лет назад русскими делами интересовались в основном британские любители политики и профессора университетов.

Но именно тогда русские олигархи заложили фундамент массовой экспансии русских в Великобританию. Купив в 2003-м за £140 млн. британский футбольный клуб «Челси», Роман Абрамович, с одной стороны, позарился на «гордость нации» – британский футбол. С другой стороны, он эту самую «гордость» спас и положил начало двум тенденциям. Первая из них – покупка олигархами британских футбольных клубов, и вытекающая из нее вторая – инвестиции в британскую экономику. Многие фанаты «Челси» тогда признавались, что для них новость о продаже клуба Абрамовичу стала абсолютным шоком, некоторые вообще назвали сделку «бесчестным» поступком, так как клуб «продали индивидууму, о котором мы ничего не знаем». При этом многие понимали, что это реальный шанс спасти британский футбольный клуб, погрязший в долгах, и трансферный рынок, переживавший тогда не лучшие времена. В прессе стали появляться намеки на то, что старушку-Великобританию может ожидать наплыв русских Sugar Daddies. Что, собственно, и произошло: вслед за Абрамовичем футбольные клубы приобрели или стали их совладельцами еще несколько известных выходцев из России. Так, вскоре после Абрамовича совладельцем клуба «Арсенал» стал Алишер Усманов, а Александр Гайдамак приобрел «Портсмут» (продал в 2009-м, владельцем успел побывать Владимир Антонов). Антон Зингаревич является совладельцем «Рединга» и, Максим Демин – «Борнмута» а, Владимир Романов  – «Хартс»

Новый тренд

Тогда же, в начале 2000-х, когда лондонские риелторы только готовились к наплыву богатых русских, в самом центре Лондона открылся ресторан азиатской кухни Sumosan. Его владелица Джанина Волкова – дочь основателя легендарного «Сумосана» в Москве, где в лихие 90-е обедала вся светская столица. Там 14-летняя девочка проводила все свое свободное время, причем не в зале для гостей, а на кухне. В 2002 году Джанина открывает «Сумосан» в Лондоне, и с тех пор он неизменно входит в тройку лучших японских ресторанов Лондона, что, надо отметить, непросто – оставаться на верху Олимпа в таком городе, как Лондон. Диетическое меню сделало место популярным не только среди лондонцев и дочерей олигархов, но и среди самых известных красоток и бизнес-леди со всего мира. В их числе Мадонна, Наоми Кемпбелл, Кейт Мосс и Кристина Агилера. В какой-то мере Джанину можно назвать трендсеттером, ведь в начале нового тысячелетия она стала одной из немногих русских, кто открыл в Лондоне заведение, рассчитанное не на нишевую русскую публику с ее ностальгией по привычной еде, а на самых избалованных, титулованных и интеллектуальных подданных Ее Величества. С тех пор в Лондоне растет количество как русскоязычных жителей, так и «новых» русскоязычных бизнесменов, которые строят и развивают в столице полноценные бизнесы, функционирующие по международным стандартам и обслуживающие глобальную лондонскую публику. И хотя таблоиды все еще пишут о поступках русских олигархов, лицо русского бизнес-Лондона уже давно повернулось в более «европейскую» и «цивилизованную» сторону. В отличие от олигархов, которые любили сорить деньгами и попадать в скандальные истории, новые русские бизнесмены ведут европейский образ жизни и совершенно не склонны выставлять напоказ свою национальную идентичность.

Выбора нет

Лучший пример такого бизнеса, открытого русскими, но не для русских, – заведения Михаила Зельмана Burger & Lobster, очередь в которые состоит в основном из прилично одетых англичан. Никаких изысков типа черной икры в меню Burger&Lobster нет. Точнее, здесь даже меню нет, потому что подают только лобстеры или бургеры по цене £20. Именно поэтому все четыре ресторана сети всегда забиты посетителями, и столик заказать нельзя – всех обслуживают в порядке живой очереди, в которой можно провести до 2 часов. За день посетители сети Burger&Lobster съедают более двух тысяч «усатых чудищ», которые до того, как попасть на кухню, ползают по огромным аквариумам и служат украшением заведений, интерьер которых так же прост, как и меню: кирпич, дерево, ничего лишнего. Помимо лобстерно-бургерных ресторанов Зельман владеет тремя стейк-хаусами Goodman, которые пришли на ресторанный рынок Лондона в 2008 году с четкой целью – вернуть британцам утерянный вкус настоящего мяса. Попробовав американские сочные стейки, британцы, привыкшие к худосочному мясу собственного производства, пришли в восторг и сразу же выдали заведению One Rosette Award for culinary excellence. Здесь устраивают вполне себе европейские пижамные вечеринки. Из «отечественного» – мастер-классы для поваров из бывших братских республик и семинары для российских бизнесменов о том, как стать успешным ресторатором в Европе. Михаил Зельман признается, что хотел бы «быть Стивом Джобсом в еде – предлагать одно блюдо, в производстве которого достигать максимального качества». Согласитесь: для русского менталитета подход довольно новый.

Старая добрая ностальгия

Полтора года назад в Лондоне Ginza Project открыли ресторан MariVanna, где «русскость» является главным товаром. Ресторан расположен в Knightsbridge в викторианском доме, интерьер стилизован дизайнером Юной Мегре под советский дом – скорей провинциальный, чем городской, периода 40-60-х. В меню как традиционные русские борщ и холодец, так и адаптированные под западные запросы блинчики из кабачков с лососем. Готовят по-домашнему, настойки по бабушкиным рецептам, во время ожидания еды можно полистать реальные книги и фотоальбомы советских времен, в туалете крутят пластинки с народными сказками. На всех пришедших соотечественников мигом нападает ностальгия, а иностранцы
начинают говорить про «широкую русскую душу». Помимо обеда здесь можно посмотреть кино, поучаствовать в дизайнерских показах. За соседним столиком реально встретить не только Ингеборгу Дапкунайте и Иосифа Кобзона, но и Кейт Мосс и даже принца Уильяма, который справлял тут свое 30-летие. Интересно то, что, поддерживая концепцию «уютного дома», ресторан отказался от идеи полноценного бара. «Потому что в доме бара не бывает», – объясняет менеджер Лариса Сутринавичене из Литвы.

Гламур и лоск

Зато более чем полноценный бар есть в ресторане Novikov, деятельность которого началась с «истории». Дело в том, что в первый месяц работы ресторана в него зашел ресторанный критик Джей Райнер, которому не понравились ни еда, ни сервис, ни атмосфера, о чем он сразу же написал в The Guardian. После выхода статьи дела в ресторане пошли в гору. Уже на следующий день попробовать «ужасную» еду за «бешеные деньги» стояла очередь как из зажиточных русских, так и из вполне английских читателей Guardian. В итоге ресторан стал популярен у наших соотечественников, бизнес-элиты Майфер, а также футболистов, банкиров и звезд. Посетителей привлекают в ресторан возможность выбрать одну из двух кухонь (азиатскую или итальянскую) и большой, уютный, оформленный с гламурным лоском бар.

Лучшая винная коллекция

Укрепившись на столичном рынке еды, русские принялись и за традиционную итальянско-французскую вотчину – вино. Так, известный в прошлом своей оппозиционностью бизнесмен Евгений Чичваркин открыл в Лондоне магазин, в котором, по его утверждению, собрана лучшая в мире коллекция вина на продажу. Приехав в Лондон после скандала с «Евросетью», Евгений несколько лет анализировал, что ему хотелось бы делать в Лондоне. Со временем он укрепился в идее открыть магазин по продаже алкогольных напитков в центре столицы. На сегодня в его магазине Hedonism Wines, открытом в 2012-м на Bond Street, можно найти около 6000 линий вин и 2000 видов крепких напитков. Среди них как истинные раритеты типа Petrus 1982 года, так и хорошие коллекционные вина типа Châteaud’ Yquem и даже вина с печатью «кашрут». Особо разборчивым коллекционерам предлагается купить целый погреб коллекционных вин с климат-контролем за 1 млн. 200 тыс. фунтов стерлингов. Но погреб покупать совсем не обязательно, ведь при создании магазина Евгений хотел «полностью реализовать право на выбор», по которому он так скучал, живя в Советском Союзе, а потому цены здесь вполне логичные для магазина такого уровня. Например, 10-летний Talisker стоит £39,8.

Культурное влияние

За завоеваниями русских бизнесменов на гастрономическом поприще в Великобритании сразу следуют их завоевания в культурной сфере, а именно – в области СМИ и искусства. Здесь стоит отметить Александра и Евгения Лебедевых, которые владеют столичными изданиями Evening Standard, The Independent, Independent on Sunday и i Newspaper. Александр Лебедев вместе с сыном купил в 2009 году Evening Standard за £1 со всеми сотрудниками и долгами, пообещав не вмешиваться в редакционную политику. С тех пор газета увеличила тираж до 600 тыс. экземпляров, превратившись в одно из самых популярных бесплатных лондонских изданий. Типичная лондонская картина: зайдите вечером в любое метро, и оно будет усыпано свежими копиями Evening Standard. Купив в 2010-м еще и The Independent и Independent on Sunday, Лебедевы объявили об открытии собственного телеканала, который будет рассказывать британцам о жизни Лондона. Евгений Лебедев также является совладельцем японского ресторана Sake No Hana, трендового – Hush и легендарного паба The Grapes, описанного Диккенсом в начале книги «Наш общий друг». 19 августа нынешнего года именно в этом пабе встретились премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон и актер Стивен Фрай для обсуждения вариантов реакции официального Лондона на российские законы, ущемляющие права сексуальных меньшинств. Евгений Лебедев выступил в этих переговорах посредником, опять же не вмешиваясь в «редакционную политику».

Мягкая сила

А пока Лебедевы буквально за «копейки» покупали британские СМИ, русский миллиардер Александр Мамут приобрел в 2011-м самую большую сеть британских книжных магазинов Waterstones за внушительные £53 млн. Важность этой покупки состоит в том, что во многих маленьких населенных пунктах в Великобритании местный книжный магазин Waterstones –
единственный книжный магазин в округе. Мечта владельца: «чтобы ребенку с детства давали в руки книжку, а не iPad. Потому что, как только ребенку дать в руки iPad, он сразу найдет чем еще заняться в нем кроме чтения». Речь, естественно, идет не только о российских, но и обо всех детях вообще.

Покушение на прекрасное

Невозможно обойти вниманием и основателей аукционного дома MacDougall’s Екатерину и Уильяма Макдугалл. Этот аукционный дом, специализирующийся на русском искусстве, благодаря страсти, умению и экспертизе основателей всего за пару лет с основания в 2004-м сумел войти в тройку лидеров по продажам русского искусства в мире и встал в один ряд с такими именами, как Christie’s и Sotheby’s. В последние три года результаты торгов, проведенных домом, стабильно превышают £20 млн., а его доля на рынке русского искусства составляет 25%. Об истории создания «похожего» аукционного дома Екатерина Макдугалл написала художественную книгу «Бриг Меркурий», полную искусствоведческих и бизнес-откровений, а также описаний образа жизни той лондонской и европейской клиентуры, которая готова платить дому миллионы за Репина, Серебрякову и Петрова-Водкина.

Молодой русский Лондон

Помимо вышеназванных заведений выходцы из России владеют ресторанами Bob Bob Ricard, Georgia, Samarkand, Baku, а также сетью азиатских ресторанов Ping-Pong и кафе L’eto. Владельцы магазинов Anna Casa и Paolo Marchetti продают элитную итальянскую мебель. Но кроме этих традиционных бизнесов появилась русскоязычная молодежь, выросшая в 2000-е и окончившая европейские университеты, и они стали запускать перспективные стартапы, которые несут в себе вполне революционный потенциал. Можно сказать, что они – полноправные представители той «глобализированной» молодежи, которая от Калифорнии до Дубая не сильно отличается между собой и разделяет такие ценности, как стремление к успеху, профессионализм и мультикультурность. Так, выходцами из России в Лондоне созданы такие стартапы, как приложение для вызова такси Wheely и компания по применению возможностей искусственного интеллекта London Brand Management. Вот так за 20 лет Лондон превратился для русских не только в место проживания, но и в место инвестиций и место применения своих знаний и талантов.

Кристина Королева

Leave a Reply