Шоу-тайм Батиста Джиабикони

Если вы еще не слышали о Батисте Джиабикони, то наверняка скоро узнаете – самый востребованный манекенщик и мужчина-модель вслед за миром моды собрался завоевать и музыкальный олимп. Мы встретились в сьюте отеля Swiss на набережной Темзы. Батист приехал в Лондон по делам – заниматься раскруткой своего первого сингла Showtime. Перед тем, как идти на интервью, я зашла на YouTube. Оказалось, что Showtime – это заводная попса, которая кажется уж слишком простоватой, чтобы обосноваться на верхних строчках. А вот клип предлагает женской части потенциальной аудитории прекрасный способ провести пять минут, созерцая, как Батист едет на мотоцикле, как Батист машет кулаками, как Батист спасает девушку – полный набор клише, но глаз от него оторвать невозможно.

В жизни он выглядит почти точно как в клипе. Когда мы встречаемся в лобби Swiss, я вижу те же набриолиненные волосы а-ля Элвис Пресли, джинсу с ног до головы и кольца – непрактично много колец для парня, живущего в стиле джет-сет. Наверняка проход через контроль безопасности занимает вечность.

Вот он, собственной персоной, – привыкший к обожанию, к тому, что всем интересно то, что он хочет сказать. Но так было не всегда. Около трех лет назад худощавый подросток из скромной семьи покинул родной Марсель и отправился попытать счастья в мире моды. После нескольких месяцев работы, которая в основном состояла из съемок фотографий для статей, его заметил Карл Лагерфельд. Патриарх моды как раз искал новое лицо, новую музу. Судьба выбрала Батиста. Съемка Лагерфельда для французского Vogue, где этот молодой французский мальчик на высоких каблуках позировал в слитном купальнике, расставила все на свои места: вот оно, новое лицо поколения. Затем он появился в бесчисленных рекламных кампаниях Chanel и на показах самого Лагерфельда.

Ему всего 21. Я вижу перед собой свежее лицо парня, который улыбается даже чуть более открыто, чем входит в его рабочий минимум. Батист очень старается казаться дружелюбным, но в то же время чувствуется – ему приятно нравиться другим, он привык к комплиментам. Неожиданно я замечаю, что он очень грамотно говорит – стоит сказать спасибо «дяде Карлу»? Ведь школу Джиабикони оставил в 14 лет.

Батист ведет себя так, что, хочешь того или нет, задерживаешь на нем взгляд немного дольше, чем это считается приличным. Как говорят французы, в нем есть je ne sais quoi, это сложно описать, но пропустить невозможно. Не то, чтобы я сомневалась во вкусе месье Лагерфельда – просто никогда не доводилось сталкиваться с его индивидуально отобранными фаворитами.

Причина нашей встречи – его работа с часовым брендом Richard Mille. Агент Батиста приносит две модели –
замысловатые часы, которые кажутся огромными на деликатном запястье модели, и еще одни, похожие на огромный кулон, висящий на массивной цепи.

» Батист, почему ты решил работать с брендом Richard Mille?

Наше сотрудничество произошло потому, что у Ричарда Милле и моего агента Сида есть общий друг. И как­то за ужином они с Сидом заговорили о том, что мне стоит встретиться с Ричардом – обсудить, есть ли у нас потенциал для работы. Мы познакомились, и через несколько месяцев я стал лицом бренда. Для меня часы – настоящая страсть. Я с 16 лет хотел купить Rolex! Richard Mille – очень известный, уважаемый бренд, который заслужил в часовом мире прекрасную репутацию. Мне нравится, что в то же время у него есть свой собственный стиль, который схож с моим – немного рок­н­ролл и очень индивидуальный!

» Сейчас, когда ты становишься все более известным, у тебя появился стилист, ты следуешь какому-то имиджу или остаешься верен самому себе?

У меня появилось больше возможности выбирать одежду, но никто моим стилем не занимается. То, как я выгляжу, отражает, кто я есть. Я сам работаю над образом. Не вижу смысла в том, чтобы каждый день выглядеть как кто­то другой. Когда я работаю в студии, я представляю бренд, а значит, должен выглядеть и вести себя в соответствии с сюжетом съемки, но в обычные дни, я думаю, у меня немного рокерский стиль, простой, но с изюминкой.

» Работа моделью часто становится началом карьеры в других областях – музыке, кино. Где ты себя видишь после расставания с миром моды?

Я не думаю о том, что будет после моды, – речь идет о работе в нескольких сферах одновременно. Я очень люблю музыку, пою уже несколько лет и, наконец­то, выпустил свой первый сингл «Showtime». Сейчас занимаюсь его раскруткой. Я буду заниматься музыкальной карьерой, но это не значит, что я готов оставить мир моды. Буду стараться совмещать обе карьеры. Мне нравится заниматься и тем, и другим, но глубоко в сердце музыка все же на первом месте.

» Если ты так увлечен музыкой, почему же не стал заниматься ею с самого начала? Зачем-то пошел изучать гостиничный бизнес…

Я четко осознавал, что самому пробиться в мир музыки очень сложно, это похоже на азартную игру – можно серьезно проиграть. Изучение гостиничного бизнеса казалось более серьезным и разумным делом, я пытался быть реалистом, но все же хотел воплотить в жизнь свои мечты. Я по жизни энтузиаст, и когда узнал, что у меня есть шанс добиться успеха как модель, я за него ухватился. В случае провала я все равно мог вернуться домой, к семье. В Марселе я постоянно ходил в один спортзал, где познакомился с дамой, которая посоветовала мне сделать портфолио фотографий. Она же познакомила меня с местным фотографом, который сделал первую съемку. С этими фотографиями я отправился в Париж и стал ходить с кастинга на кастинг, периодически возвращаясь в Марсель. Подрабатывал тут и там, чтобы были хоть какие­то деньги – я не из богатой семьи.

Моя мама в то время работала в социальной сфере – занималась муниципальным жильем. Начало моей карьеры было нелегким, но через девять месяцев я встретился с Карлом (Лагерфельдом. – Прим. автора), и все изменилось. Он позвонил в мое агентство и попросил организовать тестовую съемку.

» И что ты почувствовал? Ведь всем известно, что для модели-мужчины быть моделью Карла часто означает серьезные перемены в карьере.

Многие считают, что с Карлом тяжело общаться, что он может быть очень тяжелым и закрытым человеком, поэтому я нервничал. Но для меня работа с ним была легкой с самого начала – он постоянно меня поддерживает. Говорят, что я стал его музой, но в реальности и он для меня стал настоящим вдохновением – он воодушевляет меня развиваться дальше, реализовывать мечты.

» На фотографиях Карла ты выглядишь иначе. Ему удается зафиксировать совершенно иную часть твоей натуры – в чем-то грубоватую, в чем-то чувствительную. Как ему это удается?

Он очень талантлив – но об этом вы наверняка знаете. У меня было время развить тесные творческие отношения с Карлом, которые выходят за рамки сценария «модель – фотограф». Для меня он не посторонний человек, которого я по работе встречаю на съемках, а потому работать с ним легче, хотя процесс и более напряженный. Ежедневное общение с ним лучше любой школы – я узнаю что­то новое каждый день, и не только о моде, а в целом о жизни.

» Ты считаешь его своим наставником?

Нет, скорее близким членом семьи. Может быть, в будущем мы не будем вместе работать, но я верю, что крепкая дружба останется.

» Он твой любимый дизайнер?

Карл – удивительный человек, и я очень счастлив работать с ним – например, для его лейбла K by Lagerfeld. Но он делает мало мужской одежды, поэтому выбор очень ограничен. Я ношу разные бренды – сейчас появилось много талантливых дизайнеров. Из известных марок мне нравятся Lanvin, Dior, Galliano.

» Ты участвовал во мноих интересных кампаниях – для Lanvin, Chanel. Какая была самой интересной?

Я в модельном бизнесе работаю не очень давно, но в карьере уже появились ключевые моменты, кроме тех, которые уже упомянул, это Fendi, Dior Homme, Chanel и Baldessarinni. Я получил удовольствие от всех, но самое интересное – это то, что впереди, а что это будет, известно только Богу…

» Ты спокойно относишься к экспериментам стилистов над собой – никогда во время съемок не хотелось сказать «хватит»?

Я никогда не попадал по­настоящему в трудную ситуацию. А когда у меня возникали сомнения по поводу образа, я пытался дипломатично договориться.

» Съемки обнаженным тебя не пугают – кажется, многие твои фото очень откровенны.

Я не стыжусь своего тела, и если получаются красивые, не вульгарные кадры, а нагота нужна в художественных целях – то почему бы и нет? Я доверяю профессиональным способностям людей, с которыми работаю.

» Какие у твоей работы преимущества?

Это возможность встречаться с новыми людьми, узнавать что­то новое о них и о себе, путешествия – я постоянно переезжаю с места на место.

» Ты пользуешься тем, что многие считают тебя привлекательным?

Совсем нет, я считаю, что характер важнее. Например, девушка, даже очень сексуальная, кажется мне непривлекательной, если она ужасно себя ведет. Это прозвучит как клише, но я считаю, что внутренняя красота – это очень важно.

» Твой первый сингл «Showtime» – это легкая музыка в стиле поп. Ты сам какую музыку любишь? Выглядишь ты так, будто тебе нравятся вещи потяжелей.

Я хочу, чтобы у людей поднималось настроение, хотелось танцевать, когда они слышат мою музыку. Я не обладаю мощным голосом, но веселые легкие мелодии у меня хорошо выходят. Я вырос под влиянием Джорджа Майкла и Дэвида Боуи и пытаюсь что­то похожее делать, добавив немного электро­ и поп­интонаций.

 interview by  Elena LAPTEVA

photo: Natalia ILINA

Этот текст был опубликован в номере 94 (04/94 - 2011)
 журнала "НОВЫЙ СТИЛЬ" на странице 14. Кликнув на обложку
вы сможете просмотреть флеш-версию этого номера >>

Leave a Reply