Семейное дело Ивана Панфилова

Иван Панфилов

Существует расхожее выражение, что на детях талантливых родителей природа отдыхает. А что, если у вас, как у сына актрисы Инны Чуриковой и режиссера Глеба Панфилова, огромное количество талантов? И писать получается, и фотографировать, и ресторанным бизнесом заниматься. А теперь и сниматься в кино – Иван Панфилов в детстве сыграл в картине «Васса» (1983), а недавно в «Без вины виноватых» (2008) и заслужил положительные отзывы. По словам отца, его талант – от природы.

» Иван, вы окончили МГИМО и даже начали карьеру на Кубе, но почему вы не стали дипломатом?
Была причина личная – в тот момент болела мама. И когда нужно было подписывать долгосрочный контракт и уезжать, я не смог, хотя у меня были хорошие отношения с послом и мне прочили быстрое продвижение. Вторая причина – маленькая зарплата: в МИДЕ это было порядка 150 долларов. Подвернулась денежная работа юристом в Москве, на заводе – но это было скучно: стол, стул, телефон, входящие-исходящие, компьютер. Я честно проработал полтора года – ходил в арбитраж, занимался бумажками.

» Как возникла идея перехода в ресторанный бизнес?
Совершенно случайно в разговоре с друзьями. Мы сидели и сетовали, что негде поесть. Родился проект небольшой кофейни, а в итоге пришлось открывать столовую – это было на «Горбушке» – самом большом рынке видеоаудиопродукции. Это огромная территория, где невозможно было купить даже банальный бутерброд с сыром. Столовая была популярна – народу было тьма, только успевали обслуживать, работа шла сумасшедшим темпом, допоздна, без перерывов и выходных. Причем, я совершенно ничего не понимал в этом деле. Но в конце 90-х можно было заниматься бизнесом не обладая профессией, учиться на собственных ошибках и приобретать опыт в процессе деятельности. В общем, проект столовой был тривиальным, я с ним расстался – понял, что не деньги главное.

» Но вы продолжили работу в этой сфере – у вас есть ресторан в Переделкино…
Да, я ведь немного перфекционист. (Смеется.) Я был готов делать что-то более творческое. Тогда возник проект ресторана «Дети солнца» в Переделкино, в сосновом бору.

Я погрузился в него серьезно, переживал, что может не получиться, не думал о заработке поначалу – главное было в воплощении идеи. Позднее оказалось, что подобное заведение может быть хорошим бизнесом.

» А как отнеслись к появлению ресторана постоянные обитатели Переделкино?
По-разному. Например, члены Союза писателей приняли его в штыки. Начались войны – с ОМОНом, с автоматами, с письмами к президенту и генеральному прокурору. Эти люди сидят на безумно дорогой земле – их имущество оценивается чуть ли не в миллиард долларов. Эти пожилые граждане не понимают, что с этим имуществом делать – оно потихоньку разворовывается. Между собой они ведут пиар-войны на страницах «Литературной газеты». Меня, например, обвинили в краже писательской собственности. Вот надеялся, будет у меня спокойная жизнь в Переделкино – как бы не так. Но теперь мы с оппонентами дружим. Здание ресторана я арендую и вряд ли буду аренду продлевать. Выкупить его не могу – они сами не знают, сколько денег хотят. То есть принцип такой: ты сначала плати, а потом разберемся. А у нас и печати нет… Как они живут – удивительно.

» А открыть другой ресторан в центре Москвы не хотите? Многие дети известных актеров преуспели в этом бизнесе…
Сейчас в Москве все построено не под малый бизнес, а под корпорации и холдинги. Если вы хотите в центре Москвы открыть ресторан, он не будет рентабельным, если только у вас не в собственности помещение. А если у вас помещение в собственности, то вы вообще его можете сдавать – меньше головной боли, больше рентабельности. Сейчас функционируют давно сложившиеся группы, как у Михалкова, Табакова или Новикова, остальное пространство заполняют большие сети. Вот так мы и ходим в одни и те же универмаги, аптеки и кофейни.

» С бизнесом понятно – есть ресторан. Давайте поговорим о творчестве.
Я люблю фотографировать – у меня репортерский стиль. Специально не учился – показал знакомым свои фотографии Ливана, они предложили сделать выставку. Было приятно получить хорошие отзывы. В Ливане я оказался с легкой руки Алены Долецкой – редактора российского «Вога». Я отправился писать для них статью и поразился силе этого бренда – передо мной открывались все двери, девушки из отделов маркетинга практически передавали меня с рук на руки, я даже оказался на каком-то шикарном круизном лайнере. Получилось шесть полос материала с текстом и фотографиями – для меня как непрофессионального журналиста это было достижением. На меня произвело впечатление то, что они очень интеллигентно отредактировали текст – я даже узнал свой текст. Теперь хочу полететь на Кубу – знаю, что хочу фотографировать, о чем писать, мне не надо искать.


» А что же останавливает?

Время или, точнее, его нехватка. Москва последнее время – страшный город, весь день проходит в делах, больше всего времени занимает логистика – встреча длится полчаса, а все остальное время я стою в пробках. Эта рутина затягивает – иногда надо останавливаться и говорить самому себе: все, хватит!

» Какова была ваша реакция, когда отец предложил вам роль в фильме «Без вины виноватые»?
Жизнь часто ставит передо мной такие задачи – предлагает мне возможность сделать что-то интересное в сфере, где я не профессионал. То есть навыков нет, а интерес есть – приходится делать и использовать все свои ресурсы. В этом случае была ответственность – и перед родителями, и более глобальная – перед зрителями. Я никогда не стремился греться в лучах их славы, конкурировать – всегда хотел независимо проявиться. Не жалею, что решился на роль, хотя бы потому, что наконец разобрался в том, чем занимаются мои родители, что такое жизнь артиста. Я просто стал понимать лучше маму и папу, что чувствует артист перед камерой, на сцене, какой это требует самоотдачи и погружения. Я теперь понимаю, почему маме надо отдыхать перед спектаклем или почему после спектакля она не хочет идти в ресторан или пригласить друзей домой, почему она не может вести светскую жизнь или заниматься общественной деятельностью.

» После участия в фильме у вас появилось желание стать актером? Получить профессиональное образование в этой сфере?
Получить еще один диплом не захотелось – так могут ведь и переучить. А тогда человек становится банальным и неинтересным академическим артистом с актерскими приемами и штучками. Конечно, актер – это профессия, и есть принципы, которые надо выучить. Но я бы не пошел во ВГИК, скорее взял бы занятия по определенным предметам у репетиторов – сценическая речь, риторика, интонация помогают в жизни. Произошла интересная вещь: я по-другому стал смотреть кино и спектакли, появилась некоторая толерантность – даже если я смотрю сериал с плохими мизансценами, у меня просыпается сочувствие к актерам, которые стараются и борются с факторами плохого сценария, ужасных мизансцен и невыразительной режиссуры.


» В детстве вы понимали, что ваши родители – талантливые люди?

Мне сложно говорить об этом. Я общаюсь не с гениальными родителями, а с родителями, которые меня любят, которых люблю я. Обожествления в нашей семье нет. Если речь идет о новой работе, премьере и я знаю предысторию и подноготную создания, то не могу абстрагироваться.

» Вам завидуют?
Не знаю, я раньше не пытался светиться на публике и не мог почувствовать, была ли зависть. Мне никто не дает бесплатно фруктов на рынке (смеется), но я переживаю постоянно за то, кто и что думает про мою роль. Вот встречаюсь с человеком и думаю: смотрел он или не смотрел картину, понравилось ему или нет. Я родителям сказал: если это называется слава, то я должен подумать, нравится ли мне это. Я могу производить впечатление благополучного человека, но у меня много внутренних переживаний и комплексов. В общем, после выхода фильма шквала предложений новых ролей не было. (Смеется.)

» Какой у вас круг общения – актерский?
Как ни странно, большинство друзей – юристы, еще с института. Их работа требует большой ответственности, она серьезная, но внутри у них есть огромная тяга к прекрасному. Много друзей в разных сферах за рубежом, и мы поддерживаем отношения годами. Артисты, как правило, друзья родителей или просто мои знакомые.

» Иван, каким вы видите свое будущее? Вам исполнилось тридцать – хочется уже как-то определиться?
Это очень правильный вопрос, на который я как раз пытаюсь найти ответ. Может, это большое благо, когда ты с детства знаешь, кем будешь. У меня есть подруга, которая с трех лет стригла кукол, собаку, маму, ее друзей и знала, что будет парикмахером. Это божий дар, когда жизнь не бросает из стороны в сторону. Я постоянно в движении, а хочется найти путеводную нить и дело, которому посвятишь жизнь. Было много проектов и разнообразного опыта, но пока такого дела нет. Я ощущаю, что сейчас происходит судьбоносный поворот, и я возвращаюсь в более привычную мне театрально-художественную среду. Многому еще нужно научиться, но эта новизна меня притягивает.

интервью: Елена РАГОЖИНА

Leave a Reply