Принцесса Персии Джемма Артертон

Первым большим фильмом 24-летней британки Джеммы Артертон стал «Бонд» с Дэниэлом Крейгом. Тот самый эпизод в «Кванте милосердия», в котором снялась и украинская красавица Ольга Куриленко.  Джемма сыграла роль агента Филдс – таинственной красавицы-шпионки. Кстати, тогда она стала лицом первого «бондианского» аромата – компания Avon выпустила духи Bond Girl 007. После выхода фильма некоторые критики отметили, что у новой девушки Бонда вполне есть все шансы стать голливудской звездой первой величины.

Кажется, они не ошиблись. За последнее время она снялась сразу в двух главных блокбастерах весны – «Битва титанов» и «Принц Персии и пески времени». Последний выходит на большие экраны в мае. И это не считая роли в «Вест-Энде» и съемок в альтернативном кино.

Авторитетный журнал Empire включил ее в десятку самых ярких восходящих кинозвезд 2010-го. Журналисты других изданий гадают, как же она справится с обрушившейся на нее славой. Все же девушка к такому вниманию не привыкла – родилась она в провинциальном английском городке Грейвсенд в семье уборщицы и сварщика. Но каким-то чудом оба ребенка Артертонов испытывали тягу к искусству: младшая сестра актрисы Ханна – музыкант. А сама Джемма, окончив школу и театральные курсы, проявила незаурядный талант, который помог ей получить государственный грант для учебы в Королевской академии драматического искусства. О внезапно настигнувшей ее славе она говорит так: «Кино – это просто моя работа». Никакого зазнайства в ее голосе вы не услышите. В интервью она спокойно может обсуждать плохое материальное положение семьи в детстве: «У меня был один джемпер на весь год, и пока в нем не появлялись дырки, нового не покупали». Однако теперь эту печальную историю можно разбавить захватывающими фактами из жизни знаменитостей и сильных мира сего, сумасшествия на красных дорожках и о том, каково быть принцессой древней Персии. Эту роль она сыграла в эпической сказке, снятой по мотивам одноименной компьютерной игры студией Disney. «Когда режиссер Майк Ньюэл рассказал, что видит меня в роли принцессы, я рассмеялась, – вспоминает Джемма, – и сказала ему, что я совсем не подхожу! Предложила взять Натали Портман – она ведь такая красотка! Или Фриду Пинто – она по национальности больше подходит. А он слышать ничего не хотел. Нет, говорит, хочу на эту роль тебя, потому что ты сможешь сыграть девушку, которую мне нужно, – колкую, умную, с чувством юмора. Вы только не подумайте, я сейчас не себя описываю, а свою героиню! – вставляет она со смущением. – Он сказал: принцесса по характеру немного британка – высокомерная, сдержанная и чувствительная одновременно. Тогда я подумала: да, пожалуй, такую я сыграть смогу».

Майк Ньюэл серьезно подошел к съемкам. Сначала вместе с Джорданом Мечнером, создателем компьютерной игры «Принц Персии», они тщательно изучали историю Персии VI века. «Мы не стремились создать копию компьютерной игры, – рассказывает он. – Это история–басня, существующая на стыке реальности и мистики. Персы – это реально существовавший в VI веке народ, который, как известно, даже умудрялся значительно досаждать римлянам, но с другой стороны – в созданном нами мире действуют потусторонние силы». Целая команда профессионалов трудилась над созданием костюмов и спецэффектов. «Нам хотелось, чтобы мир фильма был аутентичным и неглупым. Конечно, спецэффекты ограничивают детскую фантазию – но как еще снять кинжал вселенской силы, который, проникая в человека, перевоплощает его тело атом за атомом? Конечно, Дэвид Линч снимал все натурально, но в то время он о таких технических возможностях и подумать не мог. К тому же для того, чтобы снять конницу, мне нужны как минимум 300 верблюдов и 700 коней. Но я не могу себе этого позволить! Поэтому я беру 30 верблюдов и 100 коней, которые я могу себе позволить, а дальше мои друзья из отдела спецэффектов творят чудеса». Ради фильма режиссеру даже пришлось пару дней брать уроки игры в компьютерные игры у собственного сына. Но результат превзошел все ожидания – получилась захватывающая дух приключенческая история с непредсказуемым мистическим сюжетом, со смыслом и хорошим юмором. Зрителя к экранам привлекут не только батальные сцены, но и романтическая история развития отношений между главными героями – принцем и принцессой. Формула довольно предсказуема: поначалу они терпеть друг друга не могут, но к концу фильма друг в друга влюбляются.

Фильм снимали в Марокко при критически высоких температурах. «Во всех путеводителях написано: ни в коем случае не ездите в Марокко в августе, – вспоминает Майк. – По съемочной площадке были расклеены таблички: «Не трогайте страусов» и «Осторожно, ядовитые звери», а репетиции проходили на высоте нескольких тысяч метров над уровнем моря, где практически нет кислорода».

«Когда я приехала в Марокко, посмотрела на этот огромный город, который построили специально для принца Персии, и осознала, что я – единственная девушка в этом фильме и у меня главная женская роль, ощущение было настолько нереальное, что пришлось себя даже хорошенько ущипнуть!» – делится Джемма. Ей предстояли ежедневные тренировки по конной езде и владению кинжалом – она гордится, что во многих сценах снималась сама, без дублерши. «Майк хотел дать возможность всем актерам по-настоящему сыграться, поэтому до начала съемок у нас было две недели репетиций. Такое бывает крайне редко. В «Бонде», например, я сразу приехала на съемочную площадку и услышала: «Здравствуйте, я Дэниэл Крейг, приятно познакомиться. Давайте поцелуемся, потому что так нужно по сценарию».

За две недели подготовки у Джеммы было время полностью войти в роль не только морально, но и физически. «В фильме моя кожа выглядит тонов на двадцать темнее, чем обычно, и это был не искусственный загар! Я сама не знаю, зачем подвергла себя такой пытке – постарела, наверное, лет на 25. Но каждый день в Марокко я прилежно лежала на солнце, приговаривая: «Я обязана потемнеть!» Сейчас я смотрю эти кадры и не узнаю себя».

Того, каким карьерным прорывом для нее станет эта роль, Джемма и не предполагала. «Когда мне сказали пойти на прослушивание для «Принца Персии», я ответила: «Ну ладно», – и пошла без всякой задней мысли. Я тогда совсем не понимала истинного масштаба фильма. Теперь, когда я просто думаю о том, что все это произошло со мной, то кажется, что я схожу с ума. Не могла я представить, что буду сниматься в таких больших фильмах, всегда видела себя на театральной сцене, а не на киноэкране».

Каждую роль она воспринимает как просто еще одну роль и старается не анализировать, как нужно относиться к новому положению вещей. Теперь она приглашает своих родителей из Кента на лондонские премьеры («Это так приятно, ведь у них этого никогда не было!») и понимает, что с выходом многомиллионного «Принца Персии» ее жизнь в корне изменится. Поэтому Джемма купила дом с крепкими воротами в Южном Лондоне – окна выходят во двор, на входе сидит консьерж. Все эти меры безопасности для того, чтобы не попасть на удочку к папарацци. Пришлось удалить свой профайл на Фейсбуке. Об этом она говорит с сожалением – кажется, восходящая звезда завидует своим «простым» друзьям.

Leave a Reply