Филипп Нармино: большой человек маленького государства

 

В Монако по приглашению принца Альберта 20 лет назад Филипп Нармино занял пост ответственного секретаря Красного Креста Монако, а с 2005 года еще стал и министром юстиции крошечной, но такой важной и любимой многими страны. Он живет в Монако с женой, сыном-юристом (28 лет) и дочерью (26 лет), которая работает в отделе по организации мероприятий банка HSBC. Вся семья не мыслит жизни вдали от теплой прибрежной родины – после учебы и путешествий по миру даже дети вернулись в родные пенаты, потому что Монако, по их мнению, лучшее место на свете. Нармино в свободное от работы время катается на лыжах зимой, купается летом, а в межсезонье играет в гольф.

 

Вы занимаете сразу две должности – министра юстиции и ответственного секретаря Красного Креста Монако. Это такая традиция?

Совсем нет. Я много лет был членом Красного Креста, об этом меня более 20 лет назад попросила покойная принцесса Грейс (голливудская актриса Грейс Келли, жена принца Ренье. – Прим. редакции). У них в правлении не было юриста. Когда принц Альберт возглавил Красный Крест, он попросил меня стать ответственным секретарем – так мы вместе и работаем. Это неоплачиваемая должность – я на добровольных началах посвящаю Красному Кресту каждый вторник. Все остальное время руковожу процессом правосудия – 27 лет я был судьей, а теперь что-то вроде генерального директора: слежу, чтобы в стране судей хватало, у них – секретарей, чтобы порядок в тюрьме был – она на моем личном попечении. Тюрьма у нас хорошая – недалеко от Дворца правосудия, кстати. В ней содержится около 35 заключенных. Но в основном судьи у нас занимаются корпоративным, а не частным правом. В прошлом году меня попросили решать вопрос об апелляции, поданной Льюисом Хэмилтоном, – он был не согласен со штрафными очками, но я вынес решение не в его пользу. При личной встрече позднее сказал, как я был рад, что мое решение не помешало ему завоевать чемпионский титул. Часто приходится отвечать на запросы из Италии, США и России о состоянии банковских счетов тех или иных граждан.

И вы охотно делитесь этой информацией?

Монако не нуждается в репутации страны, где отмывают деньги. Если запрос приходит от генерального прокурора, то мы на него отвечаем, а если из налоговой инспекции, то мы отвечать не обязаны – мы сотрудничаем, если дело уголовное. В этом году я уже трижды был в России на совещаниях по вопросам сотрудничества. У нас есть договор с США, по которому во время слушания уголовного дела мы замораживаем счета обвиняемого, и если он признан виновным, деньги переводятся в США. Такой политикой мы даем понять, что Монако – рай налоговый, но не юридический.

 

В Англии разразился крупный скандал по поводу неконтролируемых многотысячных трат членов парламента, которые списывались на деловые расходы и оплачивались за счет налогоплательщиков – даже стрижка газонов, обустройство рвов и прокат порнофильмов. Такое возможно в Монако?

Монако – это большая деревня, все друг друга знают. Никуда не спрячешься, купил новую машину – тут же все увидели и обсудили. Вот недавно я взял у мамы 50 тысяч евро взаймы – дом перестраиваю. Она мне выписала чек, я его положил в банк, а через три дня звонит мне служащий банка и спрашивает: «Господин Нармино, а кто это вам такие суммы денег дает?» Все боятся оказаться ввязанными в скандал, связанный с отмыванием денег. А члены парламента Монако – люди состоятельные. Им платят номинальную зарплату в 3 тысячи евро – как раз на расходы и хватает.

Вот вы судьей 27 лет работали – не приходилось по долгу службы сталкиваться с экстравагантными русскими? Говорят, их в конце 90-х было много на юге Франции.

Истории такие я слышал, а сам не сталкивался. Знаю, один министр хотел выставить из Монако 30-40 семей – считал, что они ненадежные… А я не встречаю много русских – ни в театре, ни в опере, ни на светских мероприятиях. Мне кажется, они сами по себе держатся, не принимают особого участия в общественной жизни Монако – а жаль. Знаете, а может быть, в силу своей должности я не пользуюсь большим успехом у русских гостей Монако?

Как стать гражданином Монако?

Очень просто – если один из ваших родителей родом из Монако. А если нет, то каждый год принц Альберт дает гражданство 60 людям – кому-то за заслуги перед государством, а в большинстве случаев – мужьям монакских женщин. Согласно старому закону, женщина через 5 лет после регистрации брака получает гражданство, а вот мужчинам приходится лично просить принца о милости. Мы думаем изменить закон, а то дискриминация какая-то получается.

А какие функции у Красного Креста в Монако?

Он был основан принцем Людовиком II для помощи раненым во время Второй мировой войны. А в мирное время мы помогаем пострадавшим от природных катастроф, мигрантам, заключенным. Мы – часть международной организации и предоставляем помощь людям во всем мире. Во время военных конфликтов мы не занимаем ничью сторону. Наше дело – помогать людям. Есть мнение, что в Монако живут только богатые люди. А у нас тоже есть одинокие матери, которые, например, не могут заплатить за детский садик, или пенсионеры, которые не могут отдать 2 тысячи евро за оплату аренды квартиры, – мы помогаем им субсидиями. Наши добровольцы навещают пенсионеров, больных.

Откуда вы берете средства на все эти добрые дела?

В основном это пожертвования – часто люди завещают деньги Красному Кресту. В прошлом году один монегаск (житель Монако) оставил нам 2 миллиона евро – наш годовой бюджет. Принц Альберт – глава Красного Креста Монако – помогает нам собирать средства через различные благотворительные мероприятия, самое главное из которых Бал Красного Креста, на который собирается около 800 гостей. Я надеюсь, что кризис не повлияет на посещаемость и щедрые люди по-прежнему будут поддерживать благотворительные проекты.

Насколько важно проведение Гран-при «Формулы-1» для благосостояния Монако?

Для нас это мероприятие года. Гран-при проходит в Монако уж 65 лет и стал частью культуры. Пилоты «Формулы-1» любят Монако – гонки здесь не похожи на все остальные. Не все местные жители любят Гран-при – говорят, что шума много, и уезжают на неделю. За четыре дня «Формулы-1» к нам в гости приезжает 150-200 тыс. туристов, которые оставляют около 100 миллионов евро – это солидный доход.

Но ведь и организовать Гран-при стоит денег?

За это отвечает Автомобильный клуб Монако – они ежегодно получают от правительства 10 миллионов на поддержку организации гонок.

А не сложно обеспечивать безопасность во время гонок?

Большинство ВИПов приезжают со своими телохранителями. Вообще в Монако очень безопасно – на 35 тысяч жителей у нас приходится 500 полицейских, работает много круглосуточных постов. А в обычные дни вы увидите на улицах и знаменитостей, и членов королевской семьи совершенно без охраны. У Красного Креста прибавляется работы во время Гран-при – наши добровольцы все четыре дня проводят на ногах, готовые в любой момент оказать помощь.

В мире бушует экономический кризис – в этом году даже во время Гран-при было меньше туристов. К тому же вас призывают отменить режим «налогового рая». Как планируете выживать?

В этом году посещаемость была на уровне 2005-2006 годов, что тоже неплохо. Последние два года наблюдался настоящий бум – это же не могло продолжаться вечно! Говорят, сервис улучшился, потому что клиентов стало меньше, – во всем есть положительные стороны. Монако не против упразднения «налогового рая», но только если делать это везде – пускай «сдаются» швейцарцы, ужесточают порядки Сингапур и Лихтенштейн. Но и в этом случае у нас будет преимущество – климат. Если у вас будет выбор между Швейцарией и Монако – куда вы поедете? Правильно, туда, где теплее. Кроме туризма и банковского дела, я думаю, нам нужно развивать промышленность. Это должно быть компактное производство – нанотехнологии, например, – потому что большие заводы у нас просто негде строить.

Leave a Reply