Коты Андрея Сикорского

Cover01
1.

«Человек обо мне заботится, кормит меня… Наверное, он – Бог», – рассуждают собаки.

Кошки рассуждают иначе: «Человек обо мне заботится, кормит меня… Наверное, я – Бог».

В собаках есть что-то лакейское, заискивающее. В кошках все аристократично. Кошки независимы, вальяжны, ленивы. Но в то же время быстры и проворны. В них сходится все самое противоречивое: расслабленность (на диване) и напряженность (перед прыжком), серьезность и легкомыслие, хитрость и простота. Шарль Бодлер, посвятивший кошачьим свои лучшие стихи, видел в их повадках пластику, грацию, эротизм, негу, хищный инстинкт, переменчивость настроения и намекал на сходство с женщинами. А Томас Элиот говорил, что кот так сложен, противоречив и непонятен, что ему нельзя даже подобрать подходящее имя, сколько ни пытайся.

19-Henri-Matisse-I-pesci-rossi-222
2.

За долгие века европейской истории кот превратился в вечный символ, в икону, в устойчивый сложный знак. И Андрей Сикорский затеял веселую игру с этим знаком. В кошачьей чехарде сменяют друг друга стили, направления, имена: импрессионизм, постимпрессионизм, экспрессионизм, примитивизм, кубизм, супрематизм, сюрреализм, поп-арт… Вечным остается сам кот. Сквозь эпохи, стили, имена, сквозь языки искусства торчат все те же уши, те же усы и лапы, тот же хвост и все та же наглая морда. Все это хозяйство, говорит нам Сикорский, так и остается до конца не понятым, не названным по имени, несмотря на титанические усилия, которые вместе с Андреем Сикорским прилагают великие мастера.

Сикорский – тоже мастер. Гротеска, иронии. И вдохновенной, бесшабашной игры, отвергающей пафос, сочетающей серьезность и шутливость, опрокидывающей все, что мнит себя окончательным, единственно правильным. В серии его картин разворачивается странная встреча серьезной живописи и карикатуры. Причем высокое искусство оказывается карикатурным, а карикатура становится высоким искусством. Но, так или иначе, смех, ирония, берут верх. То, что на картинах кубистов казалось рассыпавшимся, теперь собирается в единое целое. То, что дегуманизировалось, на картинах супрематистов оборачивается гуманизмом.

И все это благодаря котам. Поэтому самое правильное – сказать котам «спасибо». А заодно и тому, кто ими вдохновился – замечательному петербургскому художнику Андрею Сикорскому.

Leave a Reply