Хороша Маша, и – наша: «Мари Ванна»

Ресторан русской кухни «Мари Ванна» открылся в стратегически правильном месте – в дорогом районе Найтсбридж, напротив новехонького отеля Bulgari, по соседству с Меккой шопинга – универмагом «Харродз» и на границе с самым популярным столичным парком – Гайд-парком. Вход с лестницей, украшенный парой дюжин цветочных горшков, раньше скрывал за собой японский ресторан Viktor, который, впрочем, тоже принадлежал русским.

Казалось бы, зачем надо экспортировать за границу русскую кухню? Тяжелая пища, к тому же часто трудоемкая в приготовлении, имеет мало шансов на успех в пресыщенном кулинарными радостями Лондоне. Кому в голову придет ностальгировать над бутербродом из сала и черного хлеба по заоблачной цене, когда ленч в среднего уровня пиццерии или тапас-баре всего за пару посещений может привить стойкий иммунитет к ностальгии?

Русские или псевдорусские рестораны в Лондоне перебивались с хлеба на воду или с водки на селедку – ужин в Borsh & Tears или Nikita был сродни походу в старомодный цирк с карликами, бородатой женщиной и человеком-слоном: любопытно, но как-то неправильно и даже стыдно за свое присутствие. И вот вам «Мари Ванна» от Ginza Project – концептуальный ресторан, ранее опробованный на публике Санкт-Петербурга, Москвы и Нью-Йорка. И опробованный с немалым успехом – в Нью-Йорке персоналу, бывает, приходится одалживать стулья у соседних ресторанов, потому что рассадить всех желающих просто не представляется возможности.

«Мари Ванна» – это мещанский оазис, хлебосольная квартира, в которой всегда рады гостям. Прийти сюда на ужин все равно что отправиться в гости к соседу по парте, чья тетя Маша готовит лучше всех в районе. Готовит она русско-советскую кухню: уху, борщ, гречневые блины со сметаной, пельмени, холодец, селедку под шубой, «оливье», голубцы, торт «птичье молоко», «наполеон» и медовик, предлагая запить обильную трапезу киселем или морсом.

Тетя Маша наверняка держит приходящую прислугу – поддерживать порядок в квартире, где каждый сантиметр отдан во власть безделушек, фотографий, розеток, бокалов из прессованного хрусталя, баночек с соленьями и вареньями, фотографиями дней минувшей славы самостоятельно не под силу никому.

Послушать тетя Маша любит Юрия Антонова, раннюю Пугачеву, группы «Мираж» и «Комбинация». Как ни странно, двадцатилетним девушкам в микроюбках эти песни тоже знакомы. Маловероятно, что эти исполнители были известны ресторанным критикам Financial Times и Guardian, которых после разгромных рецензий ресторана Novikov русское сообщество заподозрило в предвзятости. Судя по их отзывам, концепт домашней русской кухни в интерьере shabby chic – попадание в десятку не только среди русскоязычной публики, но и среди придирчивых критиков, таких как Джей Рейнер, Джон Ланкастер и Тим Хэйворд. Им тоже нравятся хрустящие сушки на столе, сибирские пельмени в бульоне, водочные настойки в хрустальном графине, пять видов хлеба с луком и редиской на разделочной доске, соль и перец в деревянных совочках, запасные рулоны туалетной бумаги в вязаных «авоськах», прищепки вместо номерков в гардеробе, огромный старомодный кошелек на замочке, в котором подают счет, – весь этот китч, казалось бы, должен действовать на нервы, а он как-то успокаивает, создает сонную атмосферу домашних посиделок.

Мой компаньон Саша, в прошлом – футболист Высшей лиги, повидавший за свою карьеру немало ресторанов, в ожидании моего прибытия безостановочно слал эсэмэски: «Здесь так здорово», «Вот это да!», «Не ожидал!», «Какие здесь все милые – в России и правда такие рестораны?» Сашу я нашла за столом в компании менеджера Стефана, потчевавшего моего гостя поочередно медово-перцовой и имбирной водочными настойками, и официантки Люси, которая с воодушевлением объясняла сложные аспекты меню, как то: а почему селедка «под шубой»?

Цена за три не очень хорошо схватившихся кабачковых оладушка со сметаной кусалась, но, как оказалось, их подают с внушительной порцией нежнейшего слабосоленого лосося (13 ф.). Вид холодца вызвал вопрос во взгляде моего спутника, но я вам скажу: лучше холодца я давно не ела. Это была щедрая порция, на ј состоящая из прозрачного упругого желе и на ѕ – из высококлассного мелкопорубленного мяса. Порцию из девяти пельменей (13 ф.) с начинкой из сибаса и краба подали без бульона, но в глубокой тарелке. Нежная сочная начинка была однородной консистенции, тесто – достаточно тонким. Пара голубцов на разрисованной майскими розами тарелке была не рыхлой: с капустным листом не пришлось бороться – голубцы разрезались парой движений ножа. На десерт каким-то чудом удалось впихнуть в себя «птичье молоко» размером с полторы сигаретные пачки – за знакомый вкус божественного взбитого суфле и шоколадной глазури можно и забыть, что в среднем ужин на двоих с водкой обойдется в 150 ф. Причем скорее всего вернуться захочется уже на следующей неделе – попробовать винегрет, отварной язык с зеленым горошком, хачапури, уху и вареники с картофелем и грибами.

«Мари Ванна» – это ностальгия, которой легко могут поддаться даже те русские, которые и не помышляли, что они ностальгировали. Это – Россия, о которой иностранцы и не догадывались, но которую охотно полюбили.

Wellington Court, 116 Knightsbridge, London SW1X 7PJ
Т: +44 (0) 207 225 3122
Открыт с полудня до полуночи всю неделю.

Be the first to comment

Leave a Reply