100 000 часов из жизни Скарлетт Йоханссон

Scarlett-JohanssonСкарлетт Йоханссон (29 лет) переживает один из самых плодотворных периодов своей карьеры. Только что вышел в прокат фильм «Страсти Дон Жуана», где она сыграла одну из главных ролей; в этом месяце выходит ленты «Она», а в марте – «Побудь в моей шкуре». Актриса также собирается попробовать себя в роли режиссера в фильме «Летний круиз» по роману Трумэна Капоте.

Скарлетт называют современным секс-символом, и ее имя то и дело появляется в многочисленных «самых сексуальных» списках – к примеру, журнал Esquire дважды назвал Йоханссон «самой сексуальной женщиной планеты» (2006, 2013), а Playboy посчитал актрису самой сексуальной селебрити (2007). Calvin Klein, L’Oreal, Louis Vuitton наперебой приглашают Скарлетт быть обворожительным символом их рекламных кампаний, а фирмы Mango, Dolce & Gabbana, Moet & Chandon актриса представляет начиная с 2009 года.

Убежденная демократка, Йоханссон участвовала в избирательной кампании за кандидата Джона Керри на президентских выборах 2004 года, а также в обеих кампаниях Барака Обамы.

Похоже, у вас сейчас масса дел?
Да, это так. К тому же вскоре мне предстоит попробовать себя в роли кинорежиссера. Я шла к этому почти шесть лет, это новый опыт для меня. Фильм «Летний круиз» основан на романе Трумэна Капоте, изданном после смерти писателя. Действие происходит в Нью-Йорке в 1948 году. На самом деле я обнаружила эту книгу в книжном магазине аэропорта. Искала на полках что-то новенькое почитать, увидела роман и подумала: «О, я не знаю этой книжки Капоте». Начала читать прямо в самолете и поняла: «Это ведь именно та книга, которая мне нужна для экранизации!» Ну и начался весь этот процесс работы с правообладателями. Довольно длительная процедура, но наконец мы приступаем к съемкам. В общем, для меня это дело новое, а что будет потом, кто знает? Надеюсь, у меня появится больше возможностей поработать в театре в Нью-Йорке.

Только что вышел в прокат фильм «Страсти Дон Жуана», где она сыграла одну из главных ролей

За 20 лет работы в кино вы снялись в 40 фильмах. Удалось понять, каков ваш потенциал и предел возможностей?
Мне кажется, теперь я гораздо глубже понимаю сложность своей работы и возможности, которые она открывает; хотя бы исходя из разнообразия того, что уже сделано, и затраченного на это времени. Как там говорят? Чтобы добиться успеха в определенной деятельности, необходимо потратить на это 10 000 часов. Ну а я потратила, наверное, 100 000 часов. (Смеется.) Но сегодня эта работа вдохновляет меня как никогда раньше – потому что я осознаю, какой неограниченный потенциал она таит. Этот процесс развития, разный опыт – как будто опять учишься. Мне нравится совместная работа с партнерами, нравятся молодые актеры. Думаю, теперь я иначе оцениваю сильные и слабые стороны людей, чем раньше.

Когда шли съемки фильма «Побудь в моей шкуре», папарацци не донимали? Британские таблоиды могут быть довольно жесткими.
Да, была парочка, мы ведь снимали в центре Глазго, так что не без этого. Один парень оказался особенно неугомонным, но все равно до Лондона далеко!

После этой роли мужчины вас будут бояться. Типа черной вдовы!
Да! Пусть держатся подальше. На расстоянии вытянутой руки.

В комедиях вы, кажется, не слишком часто снимались?
Было несколько – «Сенсация», к примеру.

Вы избегаете определенных жанров и типов фильмов?
Нет. Я имею в виду, что вряд ли когда-нибудь стану сниматься в snuff movie (фильмы c реальным убийством человека) (Смеется.), но в целом я себя не ограничиваю определенными жанрами.

А есть какая-то тема, которую вы считаете «своей»?
Да нет, никогда ведь не знаешь, что тебя ожидает, просто тебе это элементарно неизвестно. К примеру, взять прошлый год, в течение которого меня ожидала довольно странная цепь разнообразных проектов. Снимаясь в «Капитан Америка – 2», я одновременно работала еще в трех фильмах, а также делала «Она» со Спайком и еще кучу других проектов.

В фильме «Мстители» Скарлетт Йоханссон играет роль Чёрной Вдовы, Наташи Романовой

Фильм «Побудь в моей шкуре» на Каннском фестивале принимали довольно неоднозначно. И во время показа многие зрители вели себя очень грубо.
Да, люди бывают порой грубы, особенно на фестивале, где царит определенный вид массовой истерии и присутствующие порой забывают об общепринятых правилах приличия. Да, такое довольно часто случается. Но это был первый и последний раз, когда я согласилась смотреть этот фильм вместе со зрителями. По-моему, люди в какие-то моменты забывали дышать, так что, когда под конец я осмотрелась вокруг, все были как будто в шоке и просто пытались прийти в себя от увиденного на экране. Я не знаю, плохой или хороший, но этот фильм дает очень много пищи для размышлений, и мне это интересно. Помню, такое же ощущение было, когда смотрела фильм «С широко закрытыми глазами». Правда, это было не на фестивале. На фестивалях сумасшедшая атмосфера, потому что там люди шикают, кричат, хлопают, вскакивают. В обычном кинотеатре такого не происходит, так что ты заранее ставишь себя в уязвимое положение, зная, что люди буду комментировать во время просмотра на фестивале. Они смеются, указывают пальцами, вопят, выходят из зала – все это выглядит очень странно.

Остались какие-то еще роли для вас?
Я хочу сыграть ковбоя. (Смеется.)

А как с фильмом Спайка Джонза «Она»?
Да, у меня там роль виртуальной подруги.

У вас никогда не возникало чувства дискомфорта по поводу вашего тела, как в кино?
Да, у меня человеческое тело. (Смеется.) Конечно, я девочка. (Смех.) Разве у каждого из нас не бывает такого, когда, проснувшись утром, говоришь: «Господи, да что ж изменилось, пока я спала?» (Смеется.)

Оглядываясь назад, на свою карьеру, вы не думаете, что некоторые проекты не оправдали ваших ожиданий?
Безусловно. И были фильмы, благодаря которым я открыла в себе стороны, о которых даже не подозревала. Помню «Трудности перевода»: сценарий состоял из 72 страниц, и сняли мы его за каких-то 26 дней. Это было маленькое производство, однако огромный успех – и коммерческий, и со стороны критики. Я и предположить не могла, что будет подобная реакция на этот фильм. Так что никогда не знаешь заранее, как все обернется. К примеру, фильм «Остров» – единственная неудача Майкла Бэя в кассовом плане. (Смех.) И хотя, мне кажется, в артистическом смысле фильм был для него успешным, никогда не знаешь…

То есть вы просто идете дальше, обогатившись каким-то опытом?
Да, я думаю, что у меня было больше небольших успешных фильмов, которые я воспринимаю как большие достижения. (Смеется.) Лучше, когда малый фильм оказывается успешным, чем когда большое кино терпит неудачу. Когда большое кино проваливается, это, как правило, не твоя вина.

Вы были рады, что «Мстители» пользовались таким успехом и люди восприняли этот фильм?
Да, здорово. Хотя этот фильм мог бы быть и другим. Идея там дурацкая. (Смеется.) И когда мне сказали, что будет дальше, я подумала: «Нет, только не это, это будет катастрофа». Вы видели «Тор», «Капитан Америка», «Железный человек», но это вещи не одного порядка.

С Пенелопой Крус в фильме «Вики Кристина Барселона»

Вы добились успехов в Голливуде в очень юном возрасте. Что уберегло вас от вируса звездной болезни?
Я никогда не переезжала в LA, всегда жила в Нью-Йорке, и, думаю, это постоянство очень важно. Здесь я ходила в школу, здесь мои друзья, я всегда возвращаюсь в этот город. Нью-Йорку ты по барабану, и когда ты здесь, просто ощущаешь себя частью этого переполненного сумасшедшего города с такими разными социально-экономическими районами, расами и культурой – как в огромном бурлящем котле.

И что, вы можете легко передвигаться по Нью-Йорку, избегая папарацци?
Ну нет. Здесь есть, как я их называю, гражданские папарацци.

Но у вас есть возможность жить нормальной жизнью или это не так легко?
Я знаю этот город лучше собственной руки, так что мне известны здесь хорошие местечки. Я отказываюсь быть узницей в Нью-Йорке (смеется) и не собираюсь жить в башне – ведь это мой родной город, в конце концов.

Смартфон изменил очень многое.
Да, помню, когда увидела рекламу смартофона, подумала: «Ну, это конец!» (Смеется.)

Ходят слухи, что в будущем вы собираетесь уйти в политику?
Я политически активный человек, и меня привлекает идея быть общественным защитником. Но мне только 28 лет, и сейчас трудно сказать, чем я буду заниматься 25 лет спустя. Однако я уверена, что всегда буду интересоваться политикой, новыми разработками и социальной активностью.

Вы можете использовать свою известность, чтобы добиться каких-то важных результатов?
Да, это определенно плюс. Помогает привлечь внимание к различным проблемам, собрать деньги для благотворительных организаций.

Что было толчком, заставившим вас в юности стать политически активной?
Я росла в семье, где много говорили о политике. (Смеется.) У нас постоянно шли эти диалоги. Вместе с мамой я посещала различные избирательные собрания и голосования; мы также всегда смотрели дебаты. Мой брат-близнец Хантер в конце концов стал местным политиком – так что мы постоянно как-то были связаны с этим. Когда мне исполнилось 18, я зарегистрировалась как избиратель.

У вас в семье все придерживаются одних политических взглядов?
Нет, у каждого свое собственное мнение, но все очень красноречивы, это точно – особенно мой старший брат и я. (Смеется.) Что сводит меня с ума!

Для вас важно, чтобы члены семьи смотрели фильмы, в которых вы играете? Каково их мнение?
Нет, я никогда об этом не думаю. И даже не знаю, видели ли они большинство моих фильмов, хотя уверена, что смотрели. (Смех.) Не знаю, я редко говорю о работе со своей семьей. Вероятно, это побочный эффект того, что я начала работать в таком юном возрасте. Думаю, это психологическая реакция на психологические реакции. Мне нужно как-нибудь проанализировать эту ситуацию. (Смех.)

Когда вы осознали, что хотите стать актрисой?
Мне всегда было интересно представлять и играть, и еще маленьким ребенком я пела и танцевала, посещала различные классы, училась чечетке. Мне хотелось выступать в мюзиклах, но, мне кажется, только когда мне исполнилось 12 лет и я сыграла свою первую роль в «Заклинателе лошадей», я поняла, что это значит – и с тех пор не представляла себе, что могу заниматься чем-то другим.

У вас есть план B?
Я не знаю, теперь уже слишком поздно. (Смеется.) Я работаю всю свою жизнь и не уверена, что способна делать что-то еще так же хорошо. (Смеется.) Я не знаю.

Вы также певица?
Да, но не могу представить, что смогла бы заниматься этим как основной работой.

У вас появились новые поклонники благодаря «Мстителям»?
Ага, дети, молоденькие девушки. Это забавно, потому что они, наверное, даже не могут посмотреть все фильмы, в которых я снялась. (Смеется.) Хотя я и видела «Молчание ягнят» в возрасте девяти лет! (Смеется.) Вот что происходит, когда растешь рядом с братом, который на 8 лет старше тебя. Так что теперь у меня есть маленькие девочки. Я тут была однажды в аэропорту, и кто-то ко мне обратился: «О, вы знаете, моя дочь ваша большая поклонница, она так любит ваши фильмы. Вы ведь Тейлор Свифт?» Я про себя думаю: «Вау, этот омолаживающий крем таки работает!» К тому же у Тейлор Свифт рост под 6 футов или больше. (Смеется.) Не знаю, я у своего друга спросила: «Какие чувства, по-твоему, я должна испытывать по этому поводу? Потрясение? Восторг?» Я об этом слишком не задумываюсь. (Смеется.)

Be the first to comment

Leave a Reply