Софка Зиновьев – потомок Екатерины Великой

Софка Зиновьев – писатель, автор книг «Красная принцесса», «Дом на Парадайз-стрит». Описание родословной Софки Зиновьев может занять сотни страниц. Она – потомок князя Юрия Долгорукого и Екатерины Великой. Книга «Красная принцесса» посвящена жизни ее бабушки, которую тоже звали Софка. Княгиня Софка Долгорукая в детстве играла с детьми царя Николая Второго, при дворе которого служили ее родственники. Графский род Бобринских начался от Алексея Григорьевича Бобринского (1762-1813), внебрачного сына императрицы Екатерины II и ее фаворита Григория Григорьевича Орлова. Екатерина Великая всю жизнь была окружена фаворитами. Среди них самыми известными были Григорий Орлов, Григорий Потемкин, Платон Зубов, Александр Ланской. После смерти мужа Петра III в 1762 году она планировала брак с Орловым, однако по советам приближенных отказалась от этой идеи. Император Павел I вскоре после восшествия на престол возвел своего сводного брата Алексея Григорьевича Бобринского, сына Екатерины и Орлова, в графское достоинство.

Праправнучка Алексея Софья Бобринская (светлейшая княгиня Волконская) была выдающейся женщиной своего времени. Она рано вышла замуж за князя Долгорукого, после окончания медицинского института работала в военных госпиталях и получила во время сербско-болгарской войны награду из рук сербского короля Петра I за работу в холерном лагере. Она была одной из первых в России женщин-автомобилисток, в начале 1910-х годов увлеклась авиацией и получила удостоверение пилота. Во время Первой мировой войны ей отказали в службе в военной авиации, и княгиня Долгорукая ушла на фронт сестрой милосердия. И только весной 1917 года премьер-министр Временного правительства Керенский официально разрешил женщинам служить в армии. Софья Долгорукая совершила несколько боевых вылетов на разведку в качестве наблюдателя. После революции уехала в Англию, но в 1921 году возвратилась в Москву, чтобы вызволить из тюрьмы своего мужа князя Волконского, и уже вместе с ним вернулась в Лондон.

Ее дочь Софья (Софка) Скипуит, бабушка Софки Зиновьев, которой и посвящена книга «Красная принцесса», во время Второй мировой войны была арестована в Париже нацистами. С большим трудом ее удалось вызволить из лагеря, и она вернулась в Лондон. Тогда же ей удалось спасти еврейского ребенка, тайно передав его представителю Красного Креста. Спустя много лет за этот подвиг Софья Скипуит была посмертно награждена премьер-министром Англии Гордоном Брауном медалью «За службу во имя человечности». Несмотря на свое графское происхождение, Софка была убежденной коммунисткой. В 1931 году она вышла замуж за Льва Зиновьева, тоже русского аристократа, отец которого был депутатом 4-й Государственной думы и дипломированным английским инженером. Сын Льва и Софьи, Петр Зиновьев, получил степень доктора геологии в Оксфорде, но его призванием была электронная музыка. Он основал организацию под названием «Unit Delta Plus», ими был создан синтезатор EMS.

Софка – это ваше настоящее имя?

Да, но когда я была в России, то все называли меня Софья Петровна. Мою бабушку тоже звали Софка, что уже странно, ведь она родилась в России. Меня назвали в ее честь.

В детстве вы проводили с ней много времени? Она рассказывала вам о родственниках?

Да, мы были очень близки. Она рассказывала мне о них, но мы не столько разбирали семейное древо, сколько разглядывали чудесные фотографии. Я помню, как смотрела на фото ее деда князя Долгорукого, который был одет в чудной наряд – он собирался на бал-маскарад в Зимний дворец.

Эти Долгорукие – потомки Юрия Долгорукого, основателя Москвы?

Я думаю, что да.

Ваша бабушка говорила вам о другой семейной ветви – семье Бобринских?

Да, Софкина мама, Софья, была родом из этой семьи. Она была интересным персонажем – стала доктором и скорее всего первой женщиной-пилотом в России. Бобринские были семьей просвещенной, широких взглядов, в то время как Долгорукие придерживались формальностей. Поведение Софьи вышло за рамки того, что ожидалось от молодой женщины. Она в 18 лет вышла замуж. Брак дал ей свободу. Ей было неинтересно появляться при дворе в красивых платьях. Она всегда одевалась просто – носила длинную юбку и блузку. Она научилась водить машину и вообще была очень эмансипирована, что было необычно для женщины ее социального статуса. Софка больше жила с Долгорукими – домашний распорядок было очень формален, день был организован до мелочей. Отец Софки в свое время развелся и женился на певице-цыганке, что вызвало большой скандал. Союз князя и певицы был немыслим! Скорее всего Софка унаследовала бунтарский характер от отца!

Жизнь Софьи после революции нельзя назвать легкой…

Она вернулась в Россию, чтобы спасти своего второго мужа, князя Волконского. Это было очень опасно. К счастью, ей помог Максим Горький и другие люди со связями. Она была везучей и очень сильной – пешком шла из Таллина, замаскированная под учительницу. В дороге у нее украли все вещи. Жилье ей предоставила Анна Ахматова – это была комната в Доме художников, которая Ахматовой была не нужна. Софья (прабабушка) и Софка (бабушка) обе написали книги: Софья – «Горький путь», Софка – «Софка: автобиография принцессы». В свою книгу «Красная принцесса» я включила многие детали, о которых Софка не упомянула.

Ваша бабушка Софка говорила по-русски – а как насчет ваших родителей?

Папа по-русски говорил плохо. Его воспитали дедушка и бабушка по отцовской линии, Зиновьевы, которые говорили с ним на не очень хорошем английском, с акцентом. От этого пострадал и его русский. Их сын, Кирилл Зиновьев, брат отца, которому сейчас 101 год, помог мне в написании книги. Он до сих пор отличается острым умом. По его воспоминаниям, в детстве во время прогулки по Санкт-Петербургу няня как-то показала ему на бородача в карете – это был Распутин. Кирилл шутит, что прожил от «Распутина до Путина». Его семья ненавидела Софку за плохое поведение, за то, что была коммунисткой, что крутила любовные романы, не была хорошей женой. Во мне шла внутренняя борьба между желанием понять его точку зрения и любовью к ней. Иногда я чувствую, что в какой-то степени ее защищаю. Но если подумать, то в то время, в 30-е годы, люди высшего класса имели нянек и гувернанток, с которыми оставляли своих детей, отправляясь в длительные поездки. Так что мы не можем применять к ней нормы воспитания детей, принятые сегодня. Но я думаю, что была в ней сторона характера, которая жаждала этих захватывающих путешествий, любовных романов, работы над книгами, и если дети находились под присмотром, то она была вполне довольна. Я поняла, что в жизни все не только или белое, или черное. Люди – сложные существа, что-то в них нам нравится, а что-то отталкивает. Может быть, тот факт, что она – моя бабушка, а не мама, позволил мне четко увидеть ее недостатки, в то же время позволяя оценить достоинства.

У всех женщин в вашем роду были сложные семейные отношения. Разводы Софьи и Софки, вашей мамы, оказали большое влияние на детей в семьях. Софка была замужем трижды, и ее детей воспитывала мама мужа. Вам было тяжело во время развода родителей?

Да, я осталась с отцом. Я быстро повзрослела. В случае со своими дочерями я поступаю наоборот – постоянно опекаю их, что, наверное, тоже не очень хорошо. Я до сих пор замужем, моим дочерям сейчас 16 и 19 лет, так что, может быть, я разрушила эту цепочку неблагополучных браков.

По линии отца ваши родственники – Волконские и Долгорукие, по линии матери тоже есть интересные личности и некоторые эпизоды истории касаются лорда Бернеса?

Это была экстраординарная история для того времени! Лорд Бернес был композитором, писателем, который жил красочной и активной светской жизнью в 1930-е. К тому же он был геем. С ним жил молодой человек, которого все звали «сумасшедший парень». Так вот в один день этот парень собрался и женился. Это был мой дедушка Роберт, и стали они все жить в красивом доме в Оксфордшире, там родилась моя мама Виктория. В этой истории завязаны такие люди, как Стравинский, Сальвадор Дали, люди из высшего английского общества, например, фотограф Сесиль Битон, – если бы эти стены его замка могли говорить! Я рассказываю о том, что там происходило, в новой книге c рабочим названием «Lord Berners, Mad Boy, My Grandmother and Me…» Я познакомилась с дедушкой Робертом, когда мне было уже 17 лет. Мы подружились. Я унаследовала дом лорда Бернеса в возрасте 25 лет, что было большим шоком – он не хотел передавать его матери. Сейчас он сдается в аренду.

Каковы были отношения мамы с ее отцом Робертом?

Они не ладили, но она сильно любила маму. Наверное, для нее оставалось загадкой, почему эти люди поженились. Но дело происходило во время Второй мировой войны, люди делали сумасшедшие вещи, зная, что в любой момент могут умереть. Они обладали необузданным темпераментом, вели жизнь, полную приключений, заводили романы, были завсегдатаями ночных клубов.

Что мама думает о вашей последней книге?

Она очень меня поддерживает. Для нее эти истории –
источник страданий, которые тянутся всю жизнь. А я, как представитель другого поколения, даже в этих трагедиях вижу комедию. К тому же времена изменились – в 30-е годы люди знали о гомосексуализме, но вслух об этом не говорили ни слова.

Чем занимается ваш муж?

Vassilis Papadimitriou – грек, занимается политикой. Он советник лидера греческой Социалистической партии Джорджа Папандреу. После окончания Кембриджа, где я изучала греческий и диссертации, я решила поехать в Москву, меня интересовали мои русские корни. Я писала статьи о греках в Советском Союзе – о тех греках, которые впервые хотели приехать на историческую родину. Я хотела взять интервью у консула Греции, но он не пришел на встречу. Вассилис, мой будущий муж, тогда работал в посольстве Греции. Он заметил, как я растерянно бродила по двору посольства. Я переехала с ним в Россию, мы поженились, затем уехали в Италию. Я брала уроки русского языка в Москве, и хотя так и не научилась свободно говорить, могла объясняться.

Ваши дочери считают себя англичанками, русскими или гречанками?

Если ответить кратко, то они наполовину англичанки и наполовину гречанки. Их родной язык – английский, но по культуре они чувствуют себя гречанками. По крови они на четверть русские. В детстве я, кстати, читала им русские сказки.

И чем они будут заниматься в будущем?

Старшей 19 лет, она занимается музыкой – учится в Гилфорде по классу электрогитары, в сентябре переедет в Лондон.

Она не унаследовала музыкальные гены от вашего отца?

Наверное, он ведь был изобретателем синтезатора и вроде бы первым человеком в Англии, у которого дома появился персональный компьютер. В 60-е годы он построил дома музыкальную студию и работал с поп-музыкантами Полом Маккартни, Дэвидом Боуи и некоторыми авангардными композиторами. Младшая дочь разрывается между рисованием и политикой, надеется получить степень, которая соединит в себе оба направления. Где – она еще не решила.

Что ваш муж думает о ситуации в Греции?

Он по натуре оптимист, надеется, что Греция найдет выход из кризиса, заново отстроит экономику. Это случится, если у молодого поколения будут иные жизненные стандарты. Давайте не забывать о том, что демократия – новое явление для современной Греции. До 80-х здесь правила военная диктатура. Перемены не могут произойти за одну ночь. Можно здесь провести параллели с Россией.

Изучая историю вашей семьи, я подумала, что это потрясающая история для многосерийного фильма, ничуть не менее увлекательная, чем «Аббатство Даунтон»?

Я всегда чувствовала, что по мотивам жизни моих родственников можно снять кино. В моей книге «Красная принцесса» есть много сцен, которые прекрасно подошли бы для экранизации. Мне кажется, такие экстремальные личности прекрасно подходят для жизни на большом экране.

О чем ваша новая книга?

Она называется «Дом на Парадайз-стрит». Это первый мой роман. Ее героиня Антигона – гречанка, член движения сопротивления против нацистов во время Второй мировой войны. После гражданской войны в Греции, она вынуждена оставить своего 3-летнего сына. Она отправляется в Россию, как это случилось со многими партизанами во время войны, и возвращается через 60 лет на похороны своего сына. Это история о любви и потерях, о политических убеждениях и семьях, о Греции и Европе.

 

Leave a Reply