Художник любой погоды

Скульптор Дэвид Нэш – однолюб. Всю жизнь он хранит верность одному материалу – дереву, относясь к нему с глубоким почтением и любовью. Свои скульптуры он создает только из деревьев, отживших свой век по старости, пораженных неизлечимой болезнью или поверженных молнией, ветром, бурей. Иногда, отдавая отчет в недолговечности своего излюбленного материала, он делает бронзовые отливки с деревянных скульптур, скрупулезно воспроизводящие структуру дерева. За сорокалетнюю творческую карьеру Нэш создал более 2000 произведений из дерева и знает о них не меньше, чем садоводы-профессионалы.

Н еудивительно, что Королевские ботанические сады Кью в Лондоне пригласили скульптора не только представить выставку произведений на своих обширных владениях, но и создать новые произведения из деревьев, предназначенных на вырубку. Экспозиция «Дэвид Нэш в Кью: Галерея в природе» – уникальная возможность увидеть работы всемирно известного британского скульптора в наиболее естественном для них окружении и самого мастера за работой в гигантской студии под открытым небом.

«У большинства выставок есть дата открытия, к которой все должно быть готово; уж затем экспозиция остается неизменной до самого окончания шоу. Сады Кью открыты постоянно, так что вся энергия и вдохновение, сопровождающие процесс строительства этой выставки, будут доступны посетителям. Экспозиция будет изменяться и развиваться в течение четырех времен года. За это время я сделаю новые работы – мы собираемся выращивать эту выставку!» – с энтузиазмом рассказывает Дэвид Нэш о планах своей выставки и творческой работы протяженностью в год в знаменитых британских садах.

Впрочем, соседство тысяч реальных деревьев – довольно рискованный фон для скульптур, созданных из этого материала. Богатство и разнообразие форм, выразительность, характер и индивидуальность этих живых шедевров природы трудно превзойти. Скульптуры и инсталяции Нэша разбросаны по всей территории садов Кью, в теплице и в оранжерее, а в галерее представлены рисунки и фильмы художника. Теплица с ее влажным теплым воздухом, высокой температурой и испарениями, которые так любят тропические растения, не самое подходящее место для экспонирования скульптуры. Нэш представил здесь только те работы, которые, по его мнению, смогут выстоять в такой среде. При этом никаких опознавательных знаков, что это скульптура, – типа этикеток с названиями – он не поместил. Работы художника настолько органично вписались и «закамуфлировались» в окружение, что почти незаметны между всеми этими пальмами, папоротниками и водопадами. Художник признается: «Меня восхищает, что я могу увидеть свои работы в джунглях, среди растений, от которых они и ведут свою родословную».

Нэш называет себя «художником любой погоды». Подобно деревьям, из которых он создает свои скульптуры, Дэвид многие часы проводит на открытом ландшафте, работая в лесу, в горах, под снегом и дождем. Более 30 лет назад, после окончания учебы в Брайтонском и Кингстонском арт-колледжах, а также аспирантуры в Челси, он покинул тщеславный, жесткий и суетный лондонский мир искусства, осознав, что участие в столичной гонке не для него. Нэш чувствовал, что его работа должна произрастать из материала, насыщенного духом места, в котором он обитает. Так Дэвид, часто проводивший студенческие каникулы в Камбрии, среди лесов, гранитно-серых скал, зарослей папоротника и заброшенных разработок сланца, впитавший в себя и познавший цену упорному труду людей на земле, вновь вернулся в эти края – уже не как отпускник, а как труженик земли и леса. Экономический и духовный фактор соединились. В перестроенной уэльской часовне и здании школы, которые он тогда купил за £200 в Блаенау, художник живет и сегодня.

Блаенау оказалось идеальным местом для поиска природных материалов, которые Нэш избрал для своих скульптур. «Я собирался использовать для своих произведений материалы, которые валялись под ногами, следуя правилу: моя работа не будет стоить ничего», – вспоминает художник. Философия, стоящая за этим принципом, – наша зависимость от природы как источника жизни, материалов, без которых человечество не выжило бы. Еще в дохристианские времена дерево играло роль организующей пространство социума структуры. Деревьям поклонялись, под ними совершали обряды, собирали советы старейшины; у деревьев произносили молитвы, приносили жертвоприношения, играли свадьбы и хоронили, из них строили жилье и храмы. Переход в подземное царство на деревянной ладье Харона завершал жизненный цикл. Древо жизни – символ единства, прошлого, настоящего, будущего и т. д. В своей универсальности дерево остается одним из архетипов языка человеческой культуры – вне зависимости от времени, религиозных и политических перемен.

Нэш постоянно возвращается в своих скульптурах к предметам, окружающим повседневное бытие человека: стол, чаша, ложки, очаг. «Выращивает» в своем уэльском лесу лестницы-скульптуры из деревьев – подрезая ветки и прививая черенки. Скульптура «Mizunara Bowl» – вырезанная из цельного куска японского дуба чаша, вырастающая из стола, – попытка художника создать форму, отдающую и принимающую одновременно. Известная инсталляция Нэша «Ясеневый купол» живет и развивается во времени: более 30 лет назад художник высадил в лесу по кругу диаметром 10 метров двадцать саженцев ясеня, и все эти годы обрезал и прививал молодые деревья, так что, когда они выросли, образовался живой купол из ветвей. Место в лесах Сноудонии, где находится инсталляция, Нэш держит в секрете. Каждый раз, когда телеоператоры или фотографы снимают «Ясеневый купол», их доставляют на место окружным кольцевым маршрутом.

Десятилетиями работая с деревом, Нэш глубоко интересуется его антропологическим и научным аспектами, инженерными свойствами. Художник говорит об уникальности каждого сорта дерева: влажности и холодности березы; эмоциональной теплоте дуба, «резиновой» упругости ясеня. Физический процесс «извлечения» скульптуры из дерева Дэвид сравнивает с добычей металла из руды. Инструменты, которые он использует в своей работе, просты: круговые пилы, топоры и паяльные лампы для обжига. Когда Нэш впервые выставил скульптуру «Обугленное яйцо с крестами» (2008) в Эссексе, она была вырезана из необожженного дерева. Хулиганы, пытавшиеся во время выставки «подкорректировать» произведение, подтолкнули художника на мысль развить эту идею. Разметив «тело» скульптуры крестами, Дэвид круговой пилой вырезал и углубил их контуры, а затем обуглил, создав выразительный черный силуэт.

Нэш никогда не воспринимает свои произведения как что-то раз и навсегда законченное и застывшее. От выставки к выставке он продолжает работать над ними, давая дереву свободу вести и направлять его, двигаясь вслед за естественными изменениями материала, диктующими окончательные формы. Одну из основополагающих черт своего творчества художник обозначает как «потребность в мягкости». Используя в работе молодую, несозревшую древесину, он осознанно полагается на элемент случайности, естественного сопротивления дерева вмешательству скульптора. Расколы и трещины, расщепления и деформации – витальное сотворчество материала в процессе создания произведений Нэша (работы «Треснувшая и искривленная колонна», «Треснутый короб» и др.).

Скульптура «Изборожденный дуб» навеяна сельскохозяйственным пейзажем Северо-Восточной Польши, где художник работал в начале 1990-х. Далеко не каждый польский крестьянин в те годы мог позволить себе трактор. Вспаханные старым дедовским методом – плугом на лошадях – поля, испещренные глубокими бороздами, вдохновили Нэша использовать визуально подобный метод обработки древесины. Кстати, старый дуб, из которого вырезана скульптура, Дэвид обнаружил в местном лесу, где в годы Первой мировой войны шли жестокие бои между немецкой и русской армиями. Скульптор вспоминает, что в стволе дерева было полно шрапнели.

Нэш вообще много путешествовал по миру, создавая скульптуры в Америке, Тасмании, Северной Японии, Испании. В Барселоне, где садоводческий отдел предоставил ему разнообразные сухие деревья, Дэвид вырезал тотемные столбы, резьба которых резонирует с творчеством Гауди; в Японии создавал печи из снега и бамбука. Есть работа Нэша и в знаменитом Гриздайльском лесу на северо-западе Англии, в Камбрии. В этом грандиозном проекте, задуманном в 1977 году британским художником Питером Дейвисом, в разное время приняли участие 30 художников, исповедующих идеи «земляного искусства» (land-art). В итоге художниками (каждый из них прожил в лесу шесть месяцев!) во время пребывания в лесу из подручных природных материалов было создано 90 уникальных объектов, «заселивших» искусством территорию в 4000 гектаров. Среди них «Полая ель» Ричарда Хэрриса, «Семь вершин» и «Проникновение» Энди Голсуорси, «Лесной поток» Дэвида Нэша – конструкция, которую сам художник охарактеризовал как «комбинацию бегущей воды и леса». Кстати, «Лесной поток» чуть было не погиб во время случайной вырубки леса. Но даже если бы это и произошло, лэнд-артисты восприняли бы случившееся как закономерный процесс. «Замысел Гриздайльского леса, как и вообще природных лесных массивов, предполагает постоянное изменение, обновление. По мере того, как одни скульптуры подвергаются естественному разрушению, другие устанавливаются», – писал английский художник Фрэнсис Карр. Большинство работ Нэша построены на простых формах – сферы, кубы и пирамиды. Скульптор называет их «универсальными» и утверждает, что человеческий глаз ищет и «узнает эти базовые геометрические формы в любом естественном ландшафте, даже если их очертания не очевидны, а лишь угадываются». Один из ярких примеров на выставке в Кью – работа «Черная сфера» (2004 г., дуб). Водруженная на возвышенности, она воспринимается как гигантская черная точка. Вслед за Константином Бранкузи скульптор следует выверенному временем принципу: «Простота – это разрешенная сложность».

Тони Киркхэм, возглавляющий команду сотрудников лесопитомника в Кью, помогающих Дэвиду Нэшу в работе, признается: «Деревья в лесопитомнике для нас как будто члены семьи. Печально, когда дерево, которое ты пестовал годами, умирает. Дэвид дарует нашим деревьям вторую жизнь. Его скульптуры заставляют по-новому увидеть окружающий нас мир природы, взглянуть на деревья другими глазами».

David Nash at Kew:
A Natural Gallery
до 14 апреля 2013
Royal Botanic Gardens, Kew, Richmond, Surrey TW9 3AB
www.kew.org

Be the first to comment

Leave a Reply