Смотри с Маргаритой Баскаковой

Революцию на экране первым показал Сергей Эйзенштейн в своей трилогии «Стачка», «Броненосец Потёмкин», «Октябрь», и эти фильмы стали мировой классикой. Изображение турбулентных событий, сотрясающих страны, людей, проводящих черту между «своими» и «чужими» – непростая задача для кинематографа, с которой режиссёры справляются разными методами.

Первая режиссёрская работа Григория Чухрая, появившись в 1956 году, сразу сорвала приз Каннского кинофестиваля. “Сорок первый” – невероятно красивый эстетически выстроенный фильм. Он и она оказываются на необитаемом острове, они как будто попадают обратно в Эдем и, сбросив с себя ненужные идеологические одежды, устремляются обнажённым сознанием навстречу друг другу. Но иллюзия их единения хрупка и вдребезги разбивается пулей, отправленной «коммунякой» «контре» в спину. Рай – очень нестабильная материя, а идеологические убеждения весят слишком много – вот так запросто в море не утопишь и не начнёшь жизнь сначала. Вот только самому морю и природе в его лице это всё безразлично. Уставшее солнце, совершая свой путь по небосклону, видело миллионы конфликтов, революций и гражданских войн, но перед лицом вечности вся эта человеческая суета – всего лишь след на песке, который смоет первая же волна. Глубокая эмоциональная игра Олега Стриженова и Изольды Извицкой, высокое мастерство оператора Сергея Урусевского ставят этот фильм на одну полку с классическими лентами.

* * *

Джеки Чан и Чжан Ли неожиданно обратились к жанру серьёзной исторической драмы. «1911» – фильм, появившийся сразу под несколькими названиями: «Падение последней империи» или «Синьхайская революция». Выход фильма в 2011 году был приурочен к столетию китайской революции и к последующим событиям, а именно: свержению маньчжурской династии Цин и провозглашению Республики. Любопытно заметить, что императорская власть существовала в Китае на протяжении двух тысяч лет, а на сегодняшний день Китай – мощная экономическая держава, сохранившая достижения революции и не отрекшаяся от её плодов. Фильм действительно исторический, соблюдена хронология, и не искажены факты, а роскошные декорации, сцены боёв – натуралистичны и приближены к реальности. Прекрасно построена сюжетная линия: нет скачков и прыжков – ясно, что происходит со всеми героями – даже при наличии самых скромных познаний о Китае действие фильма понятно.

* * *

Британские поданные бесконечно гордятся своей монархией. Королеву почитают и считают символом государства, вот только так было не всегда. Всю монархическую идею поставил под угрозу Оливер Кромвель, памятник которому, кстати, гордо возвышается у стен Парламента. В середине XVII века англичане решили, что королевская власть – явный пережиток, и пора бы трансформировать государство в республику. “Английская буржуазная революция” положила отсчёт Новому времени в историческом контексте, но, кстати, сами англичане не любят о ней вспоминать, называя революцию гражданской войной. И если в слове «революция» и есть романтический флёр, то вот в слове «война» его нет абсолютно. Фильм «Убить короля» был снят Майком Баркером в 2003 году. Основная сюжетная линия протягивается между тремя героями: Оливером Кромвелем, его соратником лордом Фейрваксом и женой последнего леди Энн. Исторические события показаны в картине сквозь призму человеческих отношений, а король Карл I здесь явно не главный персонаж.

* * *

Выдающийся польский режиссёр Анджей Вайда в 1988 году обратился к Французской революции. Его фильм «Дантон» – о противостоянии двух революционеров: Дантона и Робеспьера. Первый представлен как человек, которому не чуждо ничего человеческое, второй – как одержимый мятежными бесами. Робеспьер ждёт от Дантона – выдающегося юриста своего времени – поддержки, но тот терзается сомнениями, оказывается замешан в коррупции и, в итоге, оказывается на гильотине. Его предсмертная фраза о том, что революция поглотит своих детей, стала широко известна. Жерар Депардье был приглашён на роль Дантона и справился с ней великолепно, но французское сообщество холодно приняло фильм польского режиссёра, так как в пьесе Пшибышевской, по которой снималась картина, было много неточностей. Критики накинулись на театральность и статичность действия и на слишком панибратское изображение отношений между двумя столпами Французской революции.