Смотри с Маргаритой Баскаковой

В середине XV века Иоганн Гутенберг создал печатный станок, и мир перестал быть прежним. Правда, понимание важности этого изобретения пришло спустя 150 лет, когда в Германии появилась первая газета. Печатные СМИ захватили мир, став в XX веке огромной площадкой для непрекращающейся подковёрной борьбы за истину и против нее. Как это было: рассказывает кинематограф.

 

В 2008 году по заказу БиБиСи британский режиссер Патрик МакГрэйди снял историческую документальную ленту «Машина, которая нас создала» (« The Machine That Made Us»). Актер, писатель и драматург Стивен Фрай рассказывает зрителю об изобретателе первого в мире печатного станка Иоганне Гутенберге. Противостояние Золотого Тельца и Творца окончилось не в пользу последнего. По решению суда в 1455 году ростовщик Иоганн Фуст получил все права на типографию и ее принадлежности, а Гутенбергу надо было начинать все снова, но именно благодаря судебному протоколу, который был обнаружен в XIX веке в Гёттиненском Университете, потомки знают имя человека, изменившего мир.

 

===========================================================================

Джон Доу – имя, которое до сих пор дается в больницах США всем пациентам, не помнящим свое имя. А когда в дело вступает журналистская фантазия, помноженная на корыстные цели власть имущих, получается социальный эксперимент: искренний, открытый, харизматичный «парень с соседней улицы» готов вести за собой толпы. Есть одно «но» – «а был ли мальчик»? В 1941 году режиссер Фрэнк Капра снял «Знакомьтесь, Джон Доу» («Meet John Doe») – фильм, демонстрирующий, как доверчивые люди попадают в лапы четвертой власти. Модель плетения паутины социальных манипуляций работает как часы, но марионетке подобная роль может однажды надоесть. За пару часов режиссеру и сценаристам удается показать роль СМИ в массовом сознании. Просто. Смешно. Страшно. Гениально. И прекрасный Гари Купер в роли американского Данко.

 

===========================================================================

Журнализм – это рутина, ежедневная и изматывающая. Один день из жизни рядовых сотрудников рядовой газеты – типичная производственная драма, где за каждый печатный сантиметр идет нешуточная борьба. Рон Ховард обратился к этой теме в 1994 году и качественно и грамотно подал быт репортера: показал пропахшие потом и сигаретным дымом кулуары офисов и продемонстрировал виртуозное редакторское владение искусством компромисса. Коллективная фотография работников американской газеты The Sun возникает на экране в прицеле кинокамеры в фильме «Газета» («The Paper»). И да, за сутки в подаче информации может многое измениться.

 

 

===========================================================================

Экзистенциальные вопросы поднимает в картине «Профессия – репортер» мэтр итальянского кино Микеланджело Антониони. Сюжет фильма закольцован на мнимых событиях, убегающий от себя главный герой незаметно подкрадывается сам к себе сзади. И даже пропуск в чужую жизнь не способен ничего изменить – все дороги замкнуты в круг. Ироничный взрывной Джек Николсон сжимает жизнь экранного героя в точку зарождения новой жизни, но прошлое перевешивает и тянет свинцовым грузом назад – умирающее сознание не способно к возрождению. Агонизирующий мертвец на фоне раскаленного солнца пустыни.

 

 

===========================================================================

Молодой столичный журналист-международник попадает в маленький уральский городок… По опросу журнала «Советский экран», «Журналист» был признан лучшим фильмом 1968 года. Монохромные кадры засасывают внимание, незаметно вырисовываются новые обстоятельства, все меняющие детали и человеческие характеры. Сергей Герасимов – режиссер мировой величины; монументальным, тяжеловесным толстовским пером он выписывает на экране образы героев. Характерные для Герасимова мотивы мифологической оторванности человека от родной земли пронизывают этот фильм. Это не развлекательное кино. Здесь надо думать и иметь личный багаж за плечами. Возвеличенный и многажды воспетый Париж манит молодого журналиста, накрывая неизбежным разочарованием непонимания, особенно хорошо показанным в сцене беседы героя с Ани Жирардо. Переоценка ценностей происходит в столкновении с глубинкой, с простым, но мощным ощущением корней, силы и правильности.

Be the first to comment

Leave a Reply