Вивьен Ли. Леди Оливье

5 ноября 2013 года исполняется 100 лет со дня рождения Вивьен Ли (Vivien Leigh, 1913-1967 гг.) – знаменитой английской актрисы театра и кино. За роли Скарлетт О’Хара в фильме «Унесенные ветром» и Бланш Дюбуа в ленте «Трамвай «Желание» Ли получила двух «Оскаров». За тридцатилетнюю сценическую карьеру актриса воплотила калейдоскоп образов – от героинь комедий Бернарда Шоу и Ноэла Коуарда до классических шекспировских характеров – Офелии, Клеопатры, Джульетты, леди Макбет.

«Вее магической красоте было что-то терзающее: хрупкость в сочетании с жесткой линией подбородка, изумительного разреза изумрудные глаза, мягкий излом бровей и взгляд пантеры», – описывал Вивьен Ли актер Лоуренс Оливье. «Она тонкая и светящаяся… подобна персидской газели в темном студийном лесу», – размышлял фотограф Сесиль Битон. «Раз в поколение появляется леди, от которой не может отвести глаз весь континент», – утверждал актер и режиссер Орсон Уэллс. Что касается самой героини, в честь которой воспевалось столько дифирамбов, то она терпеть не могла комплиментов и реагировала на них как мужчина.

«В английском языке есть два слова, которые я ненавижу больше всего: прелестная и красивая. Думаю, я бы ударила того, кто меня сейчас так назвал бы»,

– возмущалась Ли, считая, что подобные эпитеты оскорбляют ее, принижая драматизм и накал страстей, которые она стремилась воплотить в своей игре. Американский режиссер Кьюкор однажды признал, что «Вивьен часто недооценивали из-за ее красоты!». Впрочем, страстей и страданий у нее с лихвой хватало и вне сцены.

«Я стану великой актрисой»

Вивиан Мэри Хартли родилась в городе Дарджилинг, в Индии. Отец – англичанин Эрнест Хартли – служил офицером в индийской кавалерии. У матери в роду смешались ирландские, французские и армянские корни. Единственную дочь супруги ласково называли Вивлинг – соединив ее имя с английским словом «дарлинг». Первый сценический опыт малышка получила в трехлетнем возрасте – выступив со стихотворением «Маленькая Бо Пип» в любительской театральной группе своей мамы. А когда девочке исполнилось 6 лет, ее отправили в монастырь Святого Сердца в Англии. Вообще-то монастырское воспитание мало располагает к актерскому будущему, однако в стенах этого монастыря выросли сразу две известные артистки – Морин О’Cалливан и Вивьен Ли. Именно здесь в доверительной беседе с подружкой Морин Вивиан произнесла свою первую пророческую фразу: «Я стану великой актрисой».

Хартли продолжила учебу в Европе, путешествуя с отцом, а по возвращении в Англию родители, поощряя стремление дочери к актерской карьере, помогли ей поступить в Королевскую школу драматических искусств в Лондоне (1931).

В 19 лет, не закончив учебу, Вивиан выскочила замуж за адвоката Герберта Ли Холмана, который был старше ее на 13 лет. Доучивалась Вивиан, уже будучи замужней дамой, а в октябре 1933 года у супругов родилась дочь Сюзанна (единственный ребенок актрисы). Став матерью, Вивиан мало изменилась. Роль домохозяйки ее совсем не прельщала, и предложения сниматься в кино вызывали куда больше энтузиазма, чем воспитание дочери, заботы о которой были препоручены бабушке и Холману. Зато в актерской карьере намечались сдвиги: по совету друзей Вивиан снялась в небольшой роли в картине «Дела идут на лад». Воодушевленная дебютом, она наняла агента Джона Гиддона, который и уговорил ее выбрать сценический псевдоним. На свет появилась актриса Вивьен Ли. Супруг, не слишком одобрявший «людей, связанных с театром», все же пообещал, что больше не будет стоять на ее пути к сцене. Знал бы он, какую цену придется заплатить за это великодушное решение!

«Вот за этого человека я выйду замуж!»

В канун Рождества 1934 года Вивьен Ли отправилась на спектакль в Королевский театр. Актер Лоуренс Оливье, к тому времени уже довольно известный, произвел на нее сильное впечатление. И, похоже, не только своей игрой. Повернувшись к спутнице, Вивьен на редкость будничным тоном заметила: «Вот за этого человека я выйду замуж». «Не сходи с ума, – ответила подруга. – У тебя уже есть муж, а у него жена». – «Не имеет значения. Все равно в один прекрасный день мы поженимся».

Этот диалог часто фигурирует в статьях и книгах о Вивьен Ли и Лоуренсе Оливье. Читая их, поражаешься, насколько различную интерпретацию получают факты истории взаимоотношений этих великих актеров. Кто кому изменял, кто завидовал? И хотя сразу видно, на чьей стороне симпатии автора, сложить из этих противоречивых фрагментов какую-то цельную картину совместной жизни Вивьен и Лоуренса весьма затруднительно. Наверное, как обычно, правда где-то посередине.

Возвращаясь к Вивьен, только что произнесшей вторую пророческую фразу своей жизни, заметим, что осуществилась она лишь через 6 лет. Лоуренс также посещал спектакли молодой актрисы – ее театральный дебют в «Маске добродетели» пользовался большим успехом у зрителей. Вивьен называли «Мисс витамин V» – сияющая жизнерадостная красота молодой актрисы рождала безотчетное ощущение счастья.

Однако по-настоящему судьба столкнула Ли и Оливье на студии в Дэнхеме на съемках пышной романтической ленты из времен королевы Елизаветы «Пламя над Англией». Режиссер Александр Корда дал им роли молодых любовников – фрейлины королевы и храброго морского офицера. Вообще-то Ларри (как называли Лоуренса друзья) весьма скептически относился к любовным сценам в кино, считая, что они способны отбить у актеров охоту даже видеться друг с другом. «Скорее всего, мы закончим тем, что подеремся», – заявил он перед началом съемок. Ошибся: страсть, вспыхнувшая между ними, оказалась не «романом на один фильм»; сцены поцелуев на сценической площадке отличались повышенной искренностью. Неудивительно, что фильм имел огромный успех; при этом особо отмечалась естественность игры Оливье и Ли!

Конечно, вне сцены приходилось скрывать чувства и демонстрировать крепость семейных уз. К тому же жена Ларри, актриса Джилл Эсмонд, только что родила ему сына. Но уже во время следующей совместной работы – спектакля «Гамлет» – любовники решили уйти из своих семей: Вивьен оставила мужа с маленькой дочерью, а Ларри – жену с трехмесячным сыном. Да, теперь они жили вместе, но об официальном оформлении отношений можно было только мечтать – ни жена Ларри, ни муж Вивьен не давали развода.

«Я сыграю Скарлетт О’Хара»

Чтобы осознать всю фантастическую невероятность этой третьей пророческой фразы Вивьен, нужно отправиться в Голливуд образца 1937 года. Роман Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» покорил Америку. Страна с нетерпением ждала фильма по этой культовой книге, а пока все умы будоражил один вопрос: кто сыграет главную героиню? Конечно, актриса должна быть только американкой! Поиски длились уже два года, было прослушано более 1400 претенденток, но увы…У молодой малоизвестной английской актрисы шанс получить эту роль был равен одному из тысячи. Тем не менее, когда в разговоре кто-то из актеров заявил, что Ларри мог бы прекрасно сыграть Ретта Батлера, маленькая Вивьен вдруг выпрямилась и изрекла: «Ларри не будет играть Батлера, зато я сыграю Скарлетт О’Хара. Подождите и вы увидите!»

И она сыграла Скарлетт, да еще как! Автор книги Маргарет Митчелл признала: «Она – моя Скарлетт». «Так хороша, что не нуждается в таланте, и так талантлива, что не нуждается в красоте», – писали американские издания. Фильм был признан шедевром и получил десять «Оскаров», один из которых – награда Ли за лучшую женскую роль. Даже если бы Вивьен не сыграла больше ни одной роли в кино или на сцене, она навсегда вошла бы в летопись актерской славы.

Уже в работе над этим фильмом проявилась черта, которая с годами лишь углубилась в актрисе, – ее полное отождествление с личностью героини. Она говорила: «Скарлетт была не из числа людей, с которыми легко ладить, – то же относится и ко мне… Я очень нетерпеливый человек и очень упрямый. Если я решила что-то сделать, то меня уже не отговорить от этого. Я бросаюсь вперед сломя голову, не раздумывая».

Легенда о Ларри и Вив

К огромной популярности и востребованности Ли и Оливье в Новом Свете добавилась радостная новость из Англии: супруги обоих наконец-то дали развод. Не мешкая ни секунды, Вивьен и Ларри отправились на бракосочетание в Санта-Барбару. А чтобы дотошные журналисты ничего не пронюхали, свидетелей – актера Гарсона Канина и Кэтрин Хепберн – оповестили за пять минут до отъезда.

Во втором совместном фильме – «Леди Гамильтон», где Вивьен блестяще сыграла роль Эммы, а Ларри – адмирала Нельсона, актеры снимались уже в официальном статусе супругов Оливье. Эта лента, вышедшая в прокат в 1941 году, была обречена на мировой успех. Уинстон Черчилль даже организовал закрытый показ ленты для президента Франклина Рузвельта. С тех пор чета Оливье пользовалась неизменной привязанностью премьер-министра, приглашавшего их на все приемы. Впрочем, не только Черчилля. Роль Ричарда III, «Оскар» за фильм «Генрих V» утвердили репутацию Ларри как лучшего британского актера. Он занимает пост одного из директоров лондонского театра Олд Вик, а в 1947 году был посвящен в рыцари. Вивьен становится леди Оливье. Соответствует звездному статусу и новый дом супругов – Нотли-Эбби, прекрасное здание, построенное в XII веке для монахов-августинцев. Нотли-Эбби быстро превратился в один из самых модных домов страны – в организации роскошных приемов и вечеров Вивьен была неподражаема.

Однако за счастливым фасадом показательной звездной пары все было не столь радужно. В 1944 году у Вивьен обнаружили туберкулез левого легкого. После лечения в госпитале она вернулась к работе, однако во время съемок «Цезаря и Клеопатры» актриса упала, и у нее случился выкидыш. Потеря ребенка, которого оба супруга так страстно желали, потрясла Ли. У нее началась глубокая депрессия, переросшая в маниакально-депрессивный психоз. Во время приступов болезни она вдруг с криками набрасывалась на Оливье или окружающих, пускала в ход кулаки, а затем застывала, бессмысленно глядя в одну точку. Вивьен не узнавала людей во время припадка и ничего не помнила, когда он заканчивался, – лишь смущенно спрашивала мужа на следующий день, перед кем ей следует извиниться. Эффективных лекарств от этой болезни в те годы не было: актрису заворачивали в ледяные простыни или лечили методом электрошока, больше напоминавшим пытку.

Самой Вивьен лучшим лекарством казалась работа. Трагическая роль истерзанной, обреченной Бланш Дюбуа в спектакле по пьесе Теннесси Уильямса «Трамвай «Желание» стала одной из вершин актрисы. «Бланш – женщина с обнаженной душой…исполнение этой роли повергло меня в безумие», – говорила Вивьен и жаловалась, что спустя месяцы после работы героиня все еще повелевает ею.

Спектакль пользовался огромным успехом, и вскоре по этой пьесе был снят фильм. Партнером Вивьен в голливудской экранизации стал Марлон Брандо. Им легко работалось вместе – несмотря на ангельскую внешность, Вивьен обожала нецензурные ругательства и нещадно курила – иногда до 4 пачек в день.

В 1951 году за роль Бланш актриса получила своего второго «Оскара».

Успехи в кино Вивьен Ли никогда не ставила на один уровень с театральными. Говорят, золотая статуэтка «Оскара» служила у нее для подпирания двери в спальне. Ли утверждала:

«Я не кинозвезда. Я – актриса. Быть кинозвездой, просто кинозвездой, — это как фальшивая жизнь, прожитая во имя фальшивых ценностей и ради известности».

Вивьен сыграла еще много ролей в театре, ездила в гастрольные туры, снималась в кино. Успехи, светская жизнь и интенсивная работа чередовались с жестокими приступами болезни, выбивавшими актрису из колеи на долгие месяцы. В 1956 году новая беременность вновь закончилась выкидышем.

Вдобавок в прессе нарастала лавина сплетен о связи Оливье с 31-летней актрисой Джоан Плоурайт. Когда муж попросил о разводе, Вивьен дала согласие…

Друзья говорили, что актриса до конца своих дней не верила, что Ларри никогда не вернется. На двери ее лондонского дома все так же красовалась табличка «Леди Оливье». Не сменила она и номер VLO-123 на подаренном мужем по случаю развода «роллс-ройсе». Фотография Ларри всегда стояла на ее столе. Боготворивший Вивьен актер Джон Меривейл, а также ее первый муж Ли Холман (актриса всю жизнь сохраняла с ним добрые отношения) поддерживали ее и помогали пережить приступы болезни.

За полгода до смерти Вивьен, загонявшая себя работой, взялась за первую в своей практике роль с пением, бесконечными переодеваниями и сумасшедшим чарльстоном в бродвейском мюзикле. От предостережений врачей, диагностировавших очередное обострение туберкулеза и предлагавших лечение в госпитале, только отмахивалась.

Вивьен было 53 года, когда она умерла в своем доме от приступа туберкулеза. Прибежавший на стук упавшего на пол тела Джон Меривейл уже ничем помочь не мог – только срочно позвонил Ларри.

Незадолго до кончины Вивьен, беседуя со своим пасынком Тарквинием Оливье, призналась:

«Ли Холман научил меня жить, твой отец – любить, а Джон Меривейл научил меня одиночеству. Я предпочла бы несколько дней с Ларри, чем долгую жизнь без него».

Be the first to comment

Leave a Reply