Винный эльф долины Напа

Нам ли не знать, сколько наших соотечественников покидали Родину в первую – белую волну эмиграции. Среди них были князья, графы, потомственные дворяне, ученые, талантливые и состоятельные люди. Увы, жизнь на чужбине далеко не у всех складывалась, опуская иных на самые низкие ступеньки социальной лестницы. Но бывали и исключения. И вот именно о таком исключении я и хочу рассказать – о судьбе и успехах калифорнийского винодела Андрея Челищева, потомка старинного русского рода, ведущего свое начало с XIII века.

Андрей Челищев родился в княжеской семье в 1901 году, но, увы, в неудачное для себя время. Он рос в фамильном доме у Старого Арбата в Москве и в просторном имении родителей под Калугой. Привычный уклад жизни оборвала революция. Его отец, Виктор Челищев, профессор права, был московским мировым судьей в Верховном суде Русского императорского двора и в октябре 1917–го вместе со всей семьей был занесен в первые строчки ленинского «расстрельного списка». Им чудом удалось бежать из Москвы на юг.

На Гражданскую войну 18–летний подпоручик Андрей Челищев ушел с кадетским корпусом Врангеля. После разгрома Белой армии вместе с семьей скитался по странам Европы – Турция, Чехия, Франция, в конце концов осел в Париже. За это время он умудрился окончить два университета, получив специальность энолога. Применять приобретенные знания теперь уже не Андрей, а Андрэ начал на виноградниках Бургундии и Шампани под началом производителей вин мирового класса.

Шел 1938 год. «Сухой закон» 1920–1933 годов в США остался позади, а виноделие в стране все еще пребывало в состоянии паралича. Виноградники стояли заброшенными, а то и вырубленными, винодельни пустовали, старомодное чугунное оборудование ржавело. Виноградари искали пути возрождения своих полувымерших хозяйств. Именно с такой целью – на поиски французского специалиста отправился в Париж некто Джордж де Латур, владевший в калифорнийской Долине Напа обширными виноградниками. И компетентные люди порекомендовали ему «не француза, правда, но очень многообещающего энолога», Андрэ Челищева. Джордж де Латур сделал Челищеву далеко не самое выгодное предложение – стать вице–президентом и главным виноделом его хозяйства за 125 долларов в месяц.

Подобные предложения он уже не раз получал от европейцев и, как правило, отвечал отказом. А тут вдруг приглашение принял и ранней осенью того же года вместе с родителями навсегда перебрался в Калифорнию. Так русский князь–эмигрант из французского энолога превратился в американского «маэстро». Можно себе представить, как трудно было американцам запоминать и произносить эту русскую фамилию: Tchelistcheff.

В сонном безлюдном царстве Долины Напа ко времени появления Андрэ оставалось с дюжину примитивных хозяйств, выращивавших некачественный виноград и производивших скверные вина. С одной стороны, такое положение вещей никак не могло соответствовать уровню парижского ученого–энолога. С другой – открывало широкие возможности начать все с нуля. И он без промедления взялся за дело.

Преобразованиям и нововведениям Челищева нет числа. Но, наверное, не стоит погружаться в винную специфику и терминологию. Сам маэстро любил говаривать, что потребителя интересует вкус вина, а не процесс его изготовления. Но пару слов все же сказать надо.

Французские вина всегда были для винодела–эстета пределом совершенства. Прожив большую часть жизни в США, Челищев признавался: «Когда я думаю о вине, я непроизвольно перехожу на французский». Выведя для себя в бесспорные лидеры Cabernet Sauvignon с виноделен Бордо, он начал внедрять французские технологии, но не слепо, а творчески, применительно к местным терруарам. Он научил виноделов Напы вдумчивому обращению с виноградной лозой, технике холодного брожения, молочно–кислой ферментации, основам гигиены и микробиологии и создал–таки прекрасный калифорнийский аналог французского Каберне.

Каберне Georges de Latour Private Reserve (продукция того самого человека, что привез Челищева в Америку) стало маркой винного производства всей Калифорнии, собрав огромное количество наград и призов на самых престижных конкурсах разных стран. С начала 40–х Private Reserve неизменно присутствовало на всех торжествах и банкетах Белого дома, а президенты страны лично выражали благодарность его создателю.

Как только не величали американцы этого неутомимого труженика. Крестным отцом американской винной культуры, деканом американских виноделов, пионером отрасли, основателем современного виноделия, легендарным калифорнийским виноделом, русским отцом калифорнийских вин, Виноделом Виноделов и «просто» гением. Три поколения виноделов, считавших Челищева своим наставником, обращались к нему не иначе, как «Маэстро».

А еще у него было забавное и трогательное прозвище – Эльф. Внешне сходство с эльфом обеспечивали миниатюрная комплекция и малый рост (всего 1,5 м), очень серьезный вид и умный взгляд из–под пушистых бровей, похожих на нестриженный газон. Ну а внутренне человек этот был не просто близок к природе, к виноградной лозе и земле – он был с ними на «ты», и они доверяли ему свои тайны и позволяли экспериментировать с собой и творить винные чудеса.  «Надо каждый день карабкаться на бочку, рассматривать, нюхать, трогать, чтобы понять, как оно себя ведет. Глотком из бокала тут не обойтись. Наконец, надо обязательно разговаривать с вином, задавать ему вопросы и уметь расслышать его ответы».

У Андрэ был уникальнейший нюх на вина, за что он получил еще одно прозвище – «Лучший нос Калифорнии» и славу незаменимого дегустатора–эксперта. В Америке не было специалиста по винам, даже отдаленно соответствовавшего его профессионализму, грамотности, чутью и одаренности. Многие технологии, используемые поныне виноделами разных стран, разработаны и опробованы им. Но он всегда оставался в тени богатых и известных, зарабатывавших на нем популярность и капиталы. Его признавали своим наставником знаменитейшие производители вин
Америки и Европы, чьи имена сегодня красуются на винных этикетках, – Луис Мартини, Роберт Мондави, Джо Хэйтц, Август Себастьяни, Джон Дэниел, Майкл Гргич, Микки Смит и многие другие.

«Я испытывал благоговение перед вкусом, силой и характером его вин, – говорит владелец и президент «Мейбери Импорт» Микки Смит. – Если вы спросите, была бы Долина Напа знаменита и без него, я вам отвечу не задумываясь, что это невозможно».

«Мы всегда относились к Андрэ как к непревзойденному виноделу, – вторит ему всемирно известный винный магнат Роберт Мондави. – Он был для нас источником вдохновения… Я не знаю ни одного другого человека, который бы сделал столько для виноделия в глобальном смысле».

Подлинной победой и триумфом учеников Челищева стала знаменитая Франко–Калифорнийская дегустация 1976 года, когда при «слепой дегустации» (с закрытыми глазами) прославленные бордоские premier cru впервые проиграли американским каберне и шардоне.

О личной жизни «маэстро» сохранились скупые сведения. Женился он поздно, уже разменяв полвека. Но жизнь его была долгой, и все оставшиеся годы Дороти была его музой и вторым – после виноградной лозы – кумиром. Их сын Дмитрий и оба внука тоже стали виноделами. Андрей никогда не переставал чувствовать себя русским, у себя дома семья говорила только по–русски.

Челищева, как эксперта, приглашали виноделы Иордании. Он часто бывал в Европе. В 80-летнем возрасте отправился в Италию по просьбе маркиза Лодовико Антинори, превратив за несколько лет трудов захолустную тосканскую провинцию в цветущий винодельческий рай. А вот побывать на Родине он так и не пожелал.

Гениальный «винный эльф» колдовал над нектаром земли до самой смерти, скончавшись в 1994 году в возрасте 93 лет. Россия все–таки вспомнила о своем нерасстрелянном сыне, правда, не по собственной инициативе, а с подачи его родственников, таких же, как и он, эмигрантов, в частности – кинорежиссера Марка Челищева, живущего в Нью–Йорке, и винодела Алекса Голицына, устроивших в декабре 2010–го выставку в Москве под названием: «Андрей Челищев – основатель современного виноделия Калифорнии».

Более полувека трудов и жизни отдал «маэстро» Америке. В Долине Напа ему воздвигли памятник. В 2007 году его имя было внесено в Зал славы виноделов. На Международном конкурсе вин в США победителя награждают премией имени Андрэ Челищева – «Винодел года» (the Andrе Tchelistcheff «Winemaker of the Year» Award).

Молодые калифорнийские вина заняли достойное место среди выпестованных веками лучших европейских аналогов. И главенствующую роль в их скором и триумфальном взлете, вне сомнения, сыграл наш соотечественник Андрей Челищев.

Сегодня Napa Valley – место паломничества для любителей дегустации вин на местах (до 5 млн. гостей ежегодно).

Be the first to comment

Leave a Reply