Уродливая мода

Мир моды стал тяготиться красотой и глянцем, сиянием и роскошью и направил свой взгляд в сторону практичного подхода к дизайну. Вначале стилисты и дизайнеры сняли запрет на спортивную обувь в гардеробе модниц – кроссовки с платьем давно никого не пугают. Затем модники увлеклись нормкором, вдохновившись образами интеллектуальных миллиардеров Силиконовой долины. А сегодня и вовсе провозглашён тренд на «уродливый» гардероб. И тренд этот настолько устойчив, что мода на стиль, продиктованный уличной одеждой, спорттоварами и ностальгией по прошлому, не собирается покидать подиумы. Образы, рождённые в угаре творческого вдохновения модельеров, выходят за рамки и часто вызывают недоумение. И потребитель всё чаще задаётся вопросом: почему мода стала «уродливой»? Мы попытались разобраться.

Для начала посмотрим, что предложили ведущие бренды и дизайнеры во время последних показов мод. Джинсы с отсутствием пропорций и неудобной линией талии, неуклюжая ортопедическая обувь, несочетаемые принты и вещи, словно с чужого плеча… Дизайнеры продемонстрировали растянутые на плечах футболки и платья со странными деталями, образы гиков и тренировочные штаны, колготки на каблуках и пижамы…

Всё это забавно и… совсем не красиво. Но довольно возмущений! Стоит признать: то, что раньше казалось ужасным, теперь стало нормальным. Странная мода – это тренд. Модные чудаки – новые нормальные. Этот «некрасивый» тренд зовёт нас проявить творчество и воспитать в себе талант стилиста, предложив смешать экстравагантные детали и неординарные вещи, объединив их в приемлемые образы.

И это оказывается очень увлекательным занятием!

Но есть и другие причины популярности необычного тренда. Например, ностальгия по прошлому на фоне всё более нестабильной обстановки в мире рождает образы в стиле 90-х, которые предлагают носить Демна Гвасалия, креативный директор Balenciaga, и Гоша Рубчинский, сотрудничающий с Burberry и Comme des Garçons. Успех этих дизайнеров не случаен. Увлечение миллениалов и поколения Z девяностыми, цикличность, присущая моде, и протест против буржуазности питают этот тренд. Странные вещи нельзя отнести к категории базовых. И именно поэтому они интересны модным критикам, стилистам и блогерам.

Ещё одной причиной не красивого, но модного направления является то, что мода – зеркало мира.

На фоне возможных климатических катастроф, угрозы ядерного уничтожения, а также других социально-политических угроз дизайнеры представляют свои работы как акт сопротивления опасности. Будучи людьми мыслящими, тонко чувствующими, они очень беспокоятся о состоянии мира, о наших опустошённых природных ресурсах. Так, в показе Рика Оуенса финальные модели выглядели, как климатические беженцы. «Это шоу о надежде», – сказал он.

Страх некоторых людей остаться незамеченным приводит их в отчаянье, а необычная мода обладает характером, который нельзя игнорировать. То, что на улицах и на подиумах, в глянце и на модных порталах так много фриков, объясняется просто. В эпоху, когда социальные сети стали «окном в душу», когда люди тратят много энергии на поддержание имиджа, будучи на виду у миллионов, самым важным становится подчеркнуть собственную индивидуальность. Мы готовы на любые эксперименты, лишь бы выделиться. В основе стремления одеться, как можно более странно, лежит  страх. Стало страшно быть обычным. Люди хотят отличаться друг от друга и жертвуют ради этого всем, даже красотой.

И с брендами происходит то же самое – гонка за отличиями. Дизайнеры – это художники, они в постоянном творческом поиске, поэтому мы и видим такие неординарные вещи, как ugly fashion. Сегодня, в условиях перенасыщения рынка, необходимо не только отличаться от других, но и привлекать грамотным и качественным контентом. Для фешен-бренда важна харизма его владельца. «Кроки уродливы, – говорит Кристофер Кейн, который сотрудничал с брендом Crocs , – их бонус в том, что они удобны, вот и всё». И он убедителен.

Когда появляется новая тенденция, люди сначала отвергают и боятся её. Но в конечном итоге маркетинг настолько акцентирует на ней внимание, что ненавистная тенденция принимается. Так что, друзья, смиритесь!