Трудности переезда

Переселившись в новую страну, каждому из нас приходится к ней адаптироваться. Согласно исследованию американского психолога Питера Адлера, адаптация происходит в несколько этапов: сначала «медовый месяц», потом «притирка», «ре-интеграция», «нейтралитет» и наконец «комфорт». У большинства этот процесс растягивается на несколько лет, но некоторые так и не достигают комфорта, поскольку застревают на первых трёх этапах.

Мы живём гораздо быстрее, чем в 70-е годы прошлого века, во время исследования Адлера, к тому же, нам доступно огромное количество информации. Почти все переезжающие из России уже не раз побывали за границей и посетили своё новое место жительства, прежде чем приняли решение туда переселиться. В отличие от предыдущих волн российской эмиграции, представители последней готовятся к жизни в новой стране задолго до отъезда. В том случае, если у них нет семьи, с ними «переезжают» друзья из социальных сетей, они меньше страдают от одиночества. У них есть возможность делиться фото и видео о своей жизни, общаться в мессенджерах с теми, кого пришлось оставить.

Многое изменилось, однако психологические проблемы эмиграции всё те же просто теперь мы их проживаем более стремительно. Центральным по-прежнему остаётся кризис идентичности, им предстоит снова найти для себя ответ на вопрос «Кто я?» Кроме того, эмиграция это длинный список того, что мы оставили, расставшись со своей прежней жизнью, а это непросто.

На первом этапе переезда в новую страну, который Адлер назвал медовым месяцем, у нас включается «фильтр новизны», нам всё интересно, мы не замечаем проблем. Предположу, что если в 70-е годы прошлого века этот период мог затянуться до полугода, то в наши дни молодёжь перестраивается гораздо быстрее. Однако каждый сам себе режиссёр и волен тянуть свой «медовый месяц» как угодно долго. Завершается он, как правило, ярким, пробуждающим событием, которое возвращает нас во взрослое, более критическое состояние.

Начинается следующий этап. Адлер назвал его притиркой. Одна из его главных проблем языковой барьер. Есть две основные стратегии преодоления этого барьера. Первую я бы назвала классической или консервативной. Её суть целенаправленное изучение  языка. Для этого нужно определить для себя конечный результат, запастись терпением и взяться за дело осмысленно и методично. Важно не обольщаться, что вы сразу заговорите правильно и элегантно путь к звёздам, как известно, тернист. Вполне естественно, что на иностранном языке вы говорите медленнее, чем на родном, но темп речи повысится по мере того, как вы разговоритесь. Не стоит стесняться и своего акцента, в Великобритании наряду с королевским английским, на котором вещает ВВС, есть десятки причудливых местных говоров и диалектов, и никто не стесняется на них говорить.

У новых иммигрантов огромное преимущество – они живут в языковой среде, с которой им нужно научиться взаимодействовать. Англичане предпочитают общение с заранее определённым, чётким контекстом, который, как правило, задаёт  событие, тема или традиция. Считается, что все участники «общения в контексте» равны, поэтому иностранцы могут спокойно коверкать английские слова и делать грамматические ошибки, не опасаясь насмешек и критики. Это поможет улучшить разговорные навыки и вжиться в реальную жизнь страны.

Другая стратегия преодоления языкового барьера заключается в том, чтобы стать выше него. То есть остановиться на простом разговорном уровне, который можно освоить довольно быстро. И не мучить себя углублённым изучением языка, тонкостями и нюансами, на которые потребуются долгие годы и большие усилия. А нужно ли это? Современное общение зачастую сводится к быстрому обмену простой информацией, так что оперативный словарный запас иммигранта может составлять примерно 500 слов. Столько же используют подростки, общаясь в Интернете и мессенджерах. Но сможет ли взрослый человек решать не просто житейские, но и более сложные задачи, не имея возможности адекватно выразить себя? Наверное, сможет, но только если он невероятно артистичен.

С моей точки зрения стратегия «над языковым барьером» – всего лишь тайм-аут. Те, кто в ней застревает надолго, либо  ассоциируются с другими иностранцами, либо ограничиваются общением внутри собственной диаспоры.

На следующем этапе, который Адлер называет реинтеграцией, есть несколько вариантов неэффективных стратегий поведения. Вот одна из них: прожив в стране больше года, мы неизбежно копим печальный опыт ошибок и проблем. Некоторые начинают объяснять их недружелюбным и предвзятым отношением к себе. Они критикуют то, «как здесь всё устроено», строят собственные теории о «них», ищут «скрытое». В результате они теряют время и расходуют энергию не на свои цели, а на противостояние и противопоставление себя окружающим.

Ещё одна неэффективная стратегия называется «сужение», у неё несколько вариантов. Например, ограничить своё общение группой людей с чётким и устоявшимся мировоззрением.

Это поможет ответить себе на вопрос «Кто я?», поэтому  некоторые иммигранты вдруг начинают рьяно увлекаться религией или эзотерикой и мистическими практиками.

Другой вариант той же стратегии – поиск людей с аналогичными проблемами. Так люди баюкают собственное убеждение в том, что у многих сейчас такие же проблемы, не надо ничего решать…

Парадоксально, но иммигранту очень сложно занять нейтральную позицию в отношении своей «новой Родины».

Обычно у тех, кто прилагает много усилий, чтобы адаптироваться, – много ожиданий, а соответственно, и разочарований. Мы любим идеализировать прошлое, ностальгируем по нему, но когда это входит в привычку, мы невольно обесцениваем свою настоящую жизнь и всё, что с ней связано. Развить у себя нейтральную позицию, согласно Адлеру, является необходимым условием для завершающего этапа – комфорта. Когда человек, прошедший все круги адаптации, наконец-то полностью воспринимает свою новую жизнь и становится её гармоничной частью.

 

Автор: Сабина Оруджева

Психолог, лайф-коуч

sabina.stevenson@gmail.com

+44 (0) 7554798382