Одри

 

ДАТА  4 мая 1929 года в Бельгии, в местечке Иксель под Брюсселем, родилась Одри Хепберн – всемирно известная киноактриса и фотомодель. Получила «Оскара» за лучшую женскую роль в 1953 году (фильм «Римские каникулы»), затем четыре раза номинировалась на эту премию. В 1999 году Американский институт кино назвал Хепберн третьей величайшей кинозвездой всех времен.

« Её глаза чересчур велики, брови излишне широки, шея слишком длинна, грудь абсолютно плоская, а тело длинновато. Сложите все это вместе – и перед вами предстанет богиня, сошедшая с полотен Модильяни»  Сесил Битон, фотограф

Честно говоря, по поводу сходства с моделями Модильяни маэстро слегка преувеличивает, но с тем, что Одри Хепберн обладала магической красотой, спорить не приходится. Ее называли феей, неземной, чарующей; эльфом с грустными глазами олененка Бемби. Хепберн пришла в кино во времена, когда знойные дивы золотого века Голливуда собирали у экранов миллионы зрителей. Казалось, не было дома, где не красовалась бы фотография Мэрилин Монро, Авы Гарднер или Лиз Тейлор. В моде были соблазнительные женские формы, эдакие «желе на ножках», как кто-то окрестил героиню фильма «В джазе только девушки».

На фоне аппетитных округлостей секс-бомб Одри с ее тоненькой невесомой фигуркой казалась существом эфемерным, изящным иероглифом, вычерченным единым взмахом кисти. Невинность и наивность, которой лучились ее широко распахнутые глаза, непосредственность, предельная искренность и утонченность Хепберн в роли принцессы Анны в «Римских каникулах» поразили зрителей, завоевав ей всенародную любовь. Она и сама казалась принцессой, трогательной, аристократичной, доверчивой, пробуждающей в мужчинах рыцарские чувства. Уникальная внешность Одри, ее высокий рост (170 см) и почти болезненная худоба (вес –

50 кг) буквально сразили режиссера Билли Уайлдера, без колебаний отдавшего этой столь далекой от тогдашних голливудских стандартов дебютантке главную роль в своем фильме. «В то время когда так много официанток становятся кинозвездами, вдруг появляется некий стиль; появляются люди, которые по-честному ходили в школу, умеют грамотно выражаться и даже, может быть, играют на фортепиано», – восторгался своей находкой Уайдер. Фотограф Лео Фукс, более двух десятков лет снимавший кинодив 1950-1960-х, признался в интервью: «Одри – это одиночка, каких немного. Понятие «красивая женщина» очень трудно объяснить, но она была поистине красивой». А Сесил Битон утверждал: «Для того, чтобы появилась такая блестящая персона, вобравшая в себя дух времени, понадобились бельгийский фундамент, английский акцент и американский успех».

Триумф «Римских каникул» в одночасье сделал Одри одной из первых леди Голливуда, завоевав начинающей актрисе «Оскара», а также премии Golden Globe и BAFTA. Хепберн спровоцировала настоящую революцию в мире моды: ее стиль, основанный на элегантной чистоте линий, природной естественности, простых, но смелых аксессуарах и минималистской палитре, был немедленно растиражирован прекрасной половиной человечества по всему миру. Масштаб популярности моды «под Одри», gamine, был беспрецедентным, а маленькое черное платье, в котором она появилась в фильме «Завтрак у Тиффани», навсегда вошло в живую энциклопедию моды. Впрочем, сама Одри считала, что в ней нет ничего особенного. «Моя внешность не недостижима, – сказала она в одном из поздних интервью. –

Женщины могут выглядеть как Одри Хепберн, если наплюют на свои волосы, купят себе большие очки и маленькое платье без рукавов».

Лучшие дома моды и ювелирные компании считали честью одевать актрису, но своим главным дизайнером она всегда считала Юбера Живанши. «Он сделал из меня то, что я есть», – говорила Одри и называла Юбера своим Пигмалионом. Их связывали не только 40 лет делового партнерства, но и подлинная дружба. Юбер создал лучшие костюмы для киногероинь актрисы (ходила молва, что он не смотрел ни одного из этих фильмов!), посвящал ей духи и стихи, а их творческий союз определил сам стиль дома Givenchy.

Одри Хепберн-актриса реализовала себя сполна: снялась в 28 фильмах, сыграла десятки ролей. Ее партнерами были знаменитые актеры – Грегори Пек, Гари Купер, Фред Астер, Шон Коннери, Питер О’Тул. Спектр ролей – от традиционных сюжетов о лукаво целомудренной Золушке в легких комедиях «Сабрина», «Забавная мордашка», «Любовь в полдень» – до Наташи Ростовой в американской экранизации «Войны и мира»; незабываемая Холли Гоулайтли в «Завтраке у Тиффани», сестра Люк в «Истории монахини», девушка-птица в «Зеленых поместьях», свободные от предрассудков современницы в ироничных кинолентах 1960-х «Шарада», «Как украсть миллион», «Двое в дороге», великолепная Элиза Дулиттл в мюзикле «Моя прекрасная леди», жена миллионера в романтической детективной комедии «Они все смеялись» – многие из ролей, воплощенных Одри Хепберн, стали классикой мирового кино.

При этом Хепберн была начисто лишена симптомов звездной болезни: все, кому привелось общаться или работать с ней, говорят о ее доброте, теплом внимательном участии к окружающим, достоинстве и такте. А ведь судьба у этой прославленной актрисы и всеобщей любимицы была не далеко не такой безоблачной, как казалось на первый взгляд. Биографы много пишут о нелегком детстве Одри, пришедшемся на годы войны, страхе и голоде, тоске об отце, покинувшем семью, когда девочке было 6 лет, мучительных мыслях, что в разлуке родителей виновата именно она. О нереализованной мечте стать балериной и о многих других событиях, оказавших влияние на всю будущую жизнь Хепберн.

«Я родилась с невероятным желанием любви и страстной потребностью дарить ее», – писала актриса. И всю жизнь боялась, что такой любви у нее не будет.

Ее первый возлюбленный, актер Билл Холден, был «сильно пьющим донжуаном», к тому же женатым. Влюбленной Одри до таких пустяков было мало дела: причиной их разрыва оказалась вазектомия, после которой Билл не мог иметь детей. А Одри так хотелось ребенка. Дети, супруг, дом, семейный мир были в ее жизни главными ценностями. Как-то Хепберн сказала: «Я уверена, что для того, чтобы стать по-настоящему хорошей актрисой, необходимо пройти через опыт рождения ребенка».

Спустя год Одри вышла замуж за актера и продюсера Мела Феррера. Мел, обладавший большими амбициями при весьма скромных талантах, отчаянно завидовал славе Одри, старался руководить ее карьерой, писал за нее глупые интервью. Пытаясь как-то помочь мужу, Одри требовала, чтобы их снимали вместе, – и оказывалась в не слишком качественных картинах.

Наконец, после череды выкидышей и трудных беременностей родился сын Шон. Ради него Одри еще пять лет поддерживала разваливающийся союз с Мелом. Новый брак – с итальянским аристократом Андреа Дотти исцелил от депрессии развода и подарил сына Луку. Андреа, влюбленный в Одри с 14 лет, когда впервые увидел ее принцессу Анну в «Римских каникулах», недолго оставался верным реальной Одри. Врач-психиатр по профессии оказался ординарным плейбоем: шесть лет Хепберн терпела любовные интрижки темпераментного итальянца, а потом забрала детей и уехала.

По-настоящему счастливой она была лишь с актером Робертом Уолдерсом. «Дружба с первого взгляда», – так обозначила Одри их взаимоотношения. И говорила, что Уолдерс для нее «больше, чем любимый человек, больше, чем какой угодно муж». Именно он стал верным союзником и преданным помощником в миссии, которой, уйдя из кино, актриса посвятила последние годы своей жизни.

Последняя роль

Журналисты, повидавшие на своем веку не одну знаменитость, с недоверием слушали Одри: ну вот, еще одна звезда хочет покрасоваться своими добрыми деяниями, разыграть роль спасительницы человечества, заработав на этом дополнительные очки в погоне за славой. Однако то, что говорила актриса, ее одержимость сгоняли циничные ухмылки с лиц бывалых медийщиков – древнее библейское изречение «По делам их узнаете их» здесь было в самый раз. А дела были громче любых слов: более 50 поездок в охваченные голодом районы мира совершила Хепберн в составе благотворительных миссий ЮНИСЕФ, посетив за 5 лет 124 страны.

Свое назначение специальным послом ЮНИСЕФ она восприняла как знак судьбы, дарующей ей возможность отблагодарить за собственную жизнь, спасенную в годы войны. «Я знаю ЮНИСЕФ очень давно, с самой Второй мировой войны, когда она помогала тысячам детей, таких как я сама, изнуренным жертвам пяти лет немецкой оккупации Голландии, – говорила Одри. – Мы жили почти в полной нищете, как люди в сегодняшнем развивающемся мире». Начиная со своей первой миссии в Эфиопию в 1988 году, когда ей удалось добиться гуманитарной помощи голодающим детям, Одри вновь и вновь отправлялась туда, где не было ни лекарств, ни чистой воды, ни тепла, ни еды. Африка, Азия, Америка – этот изматывающий график, страдания и слезы несчастных, разрывающие душу, заполняли дни Одри без остатка. Ей многое удавалось сделать: имя великой актрисы Хепберн открывало двери там, где другие оказывались бессильны. «Я не успокоюсь, пока хоть один ребенок в мире останется голодным», – сказала актриса, принимая в 1991 году из рук президента Джорджа Буша награду – президентскую медаль Свободы в знак признания ее работы в ЮНИСЕФ. Так оно и было: последняя поездка Одри в Сомали состоялась за 4 месяца до смерти. Жестокие боли в желудке начались еще в Африке, но Хепберн, сцепив зубы, терпела – боялась, что, если признается, программу поездки тут же свернут. К врачу обратилась только по возвращении. И услышала: рак. Операция уже ничего не изменила, и 20 января 1993 года в своем любимом поместье «Мирный приют» в швейцарском городке Толошеназе Одри Хепберн окончила земной путь. Было ей 63 года. На похоронах около гроба стояли шестеро любимых ею мужчин: сыновья Шон и Лука, бывшие мужья Мел Феррер и Андреа Дотти, Роберт Уолдерс и Юбер де Живанши. «Ангел взлетел на небо», – тихо произнесла актриса Элизабет Тейлор. Вряд ли в истории Голливуда была звезда, удостоившаяся такого определения. Другой известный актер – Питер Устинов – как-то заметил: «Цифры говорят, что Одри умерла молодой. Чего цифры не говорят – это то, что Одри умерла бы молодой в любом возрасте». Чтобы убедиться в его правоте, достаточно посмотреть «Римские каникулы». И вспомнить, как режиссер фильма Билли Уайлдер сказал об Одри: «Ее поцеловал в щеку Бог…»

Be the first to comment

Leave a Reply