Николь Кидман. Совершенство

«Какой смысл делать что-то, чего никто не увидит?» – говорит Николь Кидман и выбирает себе такие роли, не заметить которые просто невозможно. Грейс Келли, княгиня Монако – именно из таких ролей. История о том, как голливудская звезда стала настоящей принцессой – ну что может быть любопытней для публики? Только скандал, разгорающийся вокруг фильма «Принцесса Монако». Сын Грейс Келли, нынешний князь Монако Альбер II, раскритиковал картину в пух и прах, заявив, что жизнь его матери приукрашена сверх меры и ничего общего с реальной жизнью Грейс Келли, княгиней Монакской, не имеет.

«Так и есть, – отвечает ему актриса на страницах французской газеты Le Figaro. – Мы снимали не биографию, не документальный фильм – мы хотели показать всего лишь небольшой отрезок ее жизни, в котором рассказываем о ее силе, ее слабости, ее страхах и о том, каким она была человеком».

В официальном же заявлении монакского двора еще не вышедший фильм уже назван выдумкой и в том, что касается истории княжества, и в том, что касается жизни самой Грейс Келли. Но, в конце концов, какая разница, ведь история Грейс Келли, голливудской актрисы, сыгравшей всего-то немногим более чем в десяти фильмах и ставшей одной из самых кассовых актрис своего времени, – разве это не история силы и слабости, потери и обретения? А режиссер Оливье Даан обещает фильм именно об этом. «Я не журналист и не историк. Я художник. Я и не снимал биографическую картину. Я вообще ненавижу байопики. Все, что я хотел сделать, так это показать – пусть и с некоторой долей субъективности – портрет современной женщины, которая искала пути примирения между своей семьей, своим мужем и своей карьерой. Но оставившей карьеру и счастливо обретшей себя в другой роли. И это было болезненной историей. Я понимаю недовольство – в конце концов, речь идет об их матери. Но я вовсе не хотел никого провоцировать. Это кино – вот все, что я могу сказать».

Фильм рассказывает о непростом для княжества времени, кризисе 1962 года, когда Шарль де Голль хотел заключить Монако в блокаду, возмущаясь тем, что княжество предоставляет богатым французам налоговые льготы и тем самым избавляет их от уплаты налогов во Франции. Кризис в итоге закончился тем, что в Монако была принята новая конституция, и, по мнению авторов картины, конфликт разрешился благополучно благодаря роли Грейс Келли и ее влиянию на мужа, принца Ренье. Его, кстати, играет Тим Рот, и, надо думать, играет великолепно. Кроме него рассказчиком выступает Фрэнк Лангелла. Ну и, конечно, мы услышим голос Марии Каллас, которая исполняет арию «O mio babbino caro» из оперы Пуччини «Джанни Скикки».

Несмотря на то, что француз Оливье Даан заявляет, что не любит биографические картины, это его второй фильм, который можно назвать биографией. Первым была «Жизнь в розовом цвете», и посвящен фильм был Эдит Пиаф. Марион Котийяр в 2008 году получила за эту роль «Оскар». Братья Вайнштейны, самые злобные акулы Голливуда и самые амбициозные и, пожалуй, самые смелые продюсеры в мировом кино, сильно рассчитывают на «Оскары» и для «Принцессы Монако», прокатом которой они и занимаются. Иначе они просто не стали бы браться за этот проект. Поэтому картина выходит в пик оскаровского сезона.

В этом году у Кидман выходит еще один фильм «Возмездие» / The Railway Man, в котором она снялась вместе с Колином Фертом. За него, говорят, она должна получить свой второй «Оскар». А когда-то, в 1995 году, когда ей не дали даже номинацию за одну из лучших ее ролей и, кстати, за один из лучших фильмов Гаса ван Сента «Умереть во имя», Шон Пенн прислал ей телеграмму следующего содержания: «Тебя обокрали». И ведь был прав. Свой первый и пока единственный «Оскар» она получила в 2002 году за фильм «Часы», где красавица Николь сыграла Вирджинию Вульф, приклеив себе довольно крупный нос с горбинкой. На экране она была всего-то 25 минут, и потом шутили, что это самая короткая оскаровская роль в истории. После она, по ее собственным словам, несколько раз пользовалась этим накладным носом, чтобы улизнуть от папарацци, – дело было как раз во время развода с Томом Крузом.

Брак с Крузом продлился чуть меньше десяти лет. Тогда Николь говорила: «Каждый день моей жизни – это компромисс. Жизнь с кем-то требует от тебя огромного понимания. Но мне нравится быть замужем. Действительно нравится! Я стараюсь этого не показывать, потому что люди не верят, что такое бывает. «Да бросьте вы», – говорят они. А я чувствую себя невероятно счастливой от того, что кто-то терпит меня и остается со мной». Десять лет, двое приемных детей и три совместных фильма. «Дни грома» Тони Скотта был первым серьезным американским проектом для молодой австралийской актрисы, там она познакомилась с Крузом, и через год пара поженилась.

«От двадцати до тридцати я растила детей, я была замужем, и мне это нравилось. Это была моя жизнь, мое движение. Но Стенли Кубрик сказал: «Ты должна уважать свой талант, дать ему пространство и время для роста». Это был отличный совет, да и дети к тому времени уже подросли», – говорит актриса. «С широко закрытыми глазами», последний фильм великого Кубрика, стал последним совместным проектом Кидман и Круза и причиной развода. Роли супругов, находящихся на грани развода и эмоционально чужих друг для друга, стали для актеров реальными. Вскоре последовали развод, слухи, сплетни, радостные возгласы Николь: «Зато я теперь могу носить каблуки!» – и ведь правда: с тех пор, как она разошлась с Крузом, она не расстается с каблуками, – и не очень радостные: «Это невероятных масштабов человек. То есть для меня он был Томом, но для всех остальных – гигантом. Но он был очень добр ко мне, и я любила его. И до сих пор люблю». По ее собственным словам, развод стал для нее настоящим потрясением. Первое время после разрыва она жила у своей подруги Наоми Уоттс. Они учились вместе, играли в одном театре в Сиднее, вместе завоевывали мир и давно дружили. «Моя жизнь оказалась полностью разрушена. Я видела, как люди бегут от меня с криками: «Для нее теперь все кончено!» – говорила позже Николь.

Но развод дал ей пространство для роста, и если раньше, будучи замужней дамой, она не расставалась с супругом больше чем на две недели – такое обещание они дали друг другу после свадьбы, то теперь Николь была свободна. «Мне как раз предложили роль в «Часах». И я сидела и думала: неужели я поеду в Англию, чтобы сниматься? Да, я поеду. А поехала бы я раньше, когда была замужем? Нет, тогда я не могла уезжать надолго. Так что теперь подобная работа стала для меня возможной, и это здорово». И именно эта роль принесла ей первый «Оскар».

«Я из тех людей, что несут с собой все свое прошлое. Но не из тех, кого печальный опыт прошлого делает ожесточеннее. Я верю в любовь, и я открыта для всего, что еще может со мной произойти в жизни». По собственным словам актрисы, она невероятно стеснительна, и, когда речь зашла о выборе профессии, будущего, она почти без колебаний выбрала актерскую профессию. Хотя поначалу думала о карьере сценариста. Возможность проживать чужую жизнь скрывает стеснительность и дает ей шанс жить теми эмоциями, на которые она никогда не решилась бы в обычной жизни. Именно поэтому она выбирает роли разные. Кроме Кубрика и ван Санта в ее списке удач Ларс фон Триер, который, как говорят, до полусмерти замучил ее на съемках «Догвилля» «Один день я была в сказке, а уже на следующий – в настоящем кошмаре. Один день он (Триер) был нежен со мной, а уже на следующий так выжимал меня эмоционально, что я не понимала, что происходит и где я нахожусь. Но мне кажется, актер и не должен особенно об этом задумываться». И хотя от следующих проектов с Триером она отказалась, Кидман считает работу с ним одной из главных своих актерских удач.

«Газетчик» Ли Дэниелса, презентованный в Каннах в 2012 году, был прохладно встречен критиками, но именно роль Кидман была названа лучшей за всю ее карьеру. Для гламурной голливудской красотки перевоплощение в героиню, эксплуатирующую свою животную сексуальность без всякого стеснения, – не самый очевидный выбор. Тогда в Каннах шутили, что Кидман уже давно не приносит денег продюсерам и поэтому она теперь выбирает роли в независимых проектах. И это верно, но именно независимые проекты дают ей интересные роли, и именно независимые проекты дали ей роль в «Принцессе Монако». Потому что только в таких фильмах понятно, на что актер способен. Ведь не «Степфордские жены» и не «Австралия» прибавляют актерам очков в глазах настоящих режиссеров.

В 2006 году после года встреч она вышла замуж за австралийского кантри-певца Кита Урбана. В 2008 году у пары родилась первая дочь, в 2010-м, уже от суррогатной матери, вторая дочь. Семейство обосновалось в Нэшвилле, штат Теннесси, который называют столицей кантри-музыки. «Для меня сейчас это лучшее место для жизни. Здесь живут замечательные люди, это действительно лучшая часть Америки. Представьте, никаких пробок! Так что я теперь южанка, и это мне ужасно нравится».

В планах у актрисы – фильм Вернера Герцога (кстати, пригласили ее после того, как отказалась Наоми Уоттс), дурацкая комедия с Уиллом Фареллом и история про медвежонка Паддингтона. «Знаете, чего я больше всего боюсь? Что однажды посмотрю назад и подумаю: «Это были лучшие годы моей жизни – и что у меня есть теперь?» Бывают моменты, когда тебе кажется, что ты счастливчик, бывают моменты, когда кажется, что вот сейчас ты достигнешь совершенства и все возможно. И я решительно настроена делать мою жизнь лучше и лучше».

Be the first to comment

Leave a Reply