Мода и судьбы. Роскошь и нищета эмиграции в зеркале моды

Стили «Беженка», «А-ля рюс» и «Дети войны» итог региональных конфликтов разных времён и народов. Такие события порождают миграцию, которая меняет моду, привнося в неё новые тренды, и нередко поворачивает вспять привычное представление о прекрасном.

Современный мир  это гигантский плавильный котёл, в котором представители разных культур и религий живут рядом. Каждый прибывший в мегаполис новый житель привозит с собой багаж своих национальных традиций и  поведенческих норм. 

 

Миграция всегда влияла на моду. После Октябрьского переворота в России в 1917 году  русские беженцы, собрав остатки былой роскоши, отправились в Европу. Мужчинам приходилось трудиться, чтобы кормить семью. В Париже тех лет таксистом мог оказаться князь, граф, полковник или генерал… А женщины устраивались работать в дома мод в портнихи или, кто помоложе, в манекенщицы. Русских всегда ценили за хороший вкус и усердие, за знания и навыки, за воспитание и внешние данные.

Русская аристократия открывала в столице моды свои собственные ателье и дома мод, пользующиеся значительным успехом. Вот откуда мир получил стиль «А-ля рюс», за прошедшее столетие не раз возвращавшийся на подиумы и в сердца модниц. Главные атрибуты этого стиля – кокошники, двуглавые орлы, петухи и цветы, а также всевозможные вышивки, кружево и лён.

На другой конец планеты, на Святую Землю, от погромов и невзгод бежали еврейские семьи из украинских местечек. Лучшей одеждой в сорокоградусную жару стала украинская вышиванка. Эта одежда прочно вошла в еврейский быт, и до конца двадцатого века оставалась неотъемлемой частью костюма трудолюбивых покорителей пустыни. Вышитые сорочки органично смотрелись среди песков, рядом с галабиями бедуинок, которые также часто украшались вышивкой крестом.

В середине прошлого века в молодое государство Израиль хлынули потоки беженцев из Европы, Южной Америки и Северной Африки. И каждый переселенец привозил с собой одежду, которая была присуща тому или иному региону планеты. Детали костюма разных народов и разных сословий стали основой уличного стиля городов и кибуцев – в толпе часто мелькали косоворотки и картузы, свитера и панамы, бурнусы и фески.

 

Мир меняется, глобализация, войны и социальные неурядицы гонят людей с насиженных мест. Сегодня миграция стала привычной. Выходцы из стран Африки и Ближнего Востока принесли в Европу свои культуру и быт. Наплыв беженцев из Азии и Африки привёл к тому, что современный стритвир складывается под влиянием мусульманской культуры.

Южные и восточные традиции повлияли и на восприятие женского тела с более пышными, плавными формами, в духе Ким Кардашьян. Для мужчин-европейцев она героиня «гаремных фантазий», в некотором смысле идеал гурии, восточной красавицы…

Большое число молодых мусульманок на улицах европейских городов вдохновляет знаменитых дизайнеров на создание одежды для женщин, исповедующих ислам. Тюрбаны, хиджабы, буркини и абайи уверенно демонстрируют манекенщицы на подиумах мира.

Историк и исследователь моды А. Васильев утверждает, что итогом региональных конфликтов для моды стал стиль «Беженка». После ряда терактов европейцам хочется слиться с толпой, от которой исходит опасность. «Писк моды — мужские ботинки, бесформенные пиджаки «с чужого плеча», огромные «олимпийки» с длинными рукавами, в общем, oversize. Мода на дыры, на рваные джинсы: «бежала, в чём могла». Этот стиль представлен в крупнейших журналах мод: удаляющиеся фигуры в длинных развевающихся платьях в тёмном лесу или пустыне, оборванные, бегущие куда-то», — говорит маэстро.

Культуры продолжают смешиваться, наш мир продолжает меняться, и в местах слияния разных культур расцветают причудливые и завораживающие истории. На последних неделях моды мы увидели абсолютно противоположный взгляд на этнику, бохо, африканский и мусульманский стили – сегодня они, ставшие привычными тенденции, объявлены культурной апроприацией… Лишь возмущённые твиты индусов-сикхов: «Моя религия – не твой костюм» заставили модников, собравшихся купить тюрбаны, показанные на подиуме, обождать с такого рода покупками. Да, теперь мы слышим и такие заявления. И это лучшее доказательство того, что мир моды из глобального превращается в локальный. Так, как было двести лет назад.