Суровые и стильные

Русские художники-реалисты второй половины ХХ века

McDougall_02
Сергей Ткачев и Алексей Ткачев. Гуси. Эстимейт: £ 8,000-12,000. Аукцион MacDougall’s 3 июня 2015

Аскеза, преднамеренное самоограничение. Не правда ли, звучит странно? Еще более экзотично звучит цель аскезы: достижение определенных духовных целей. Когда вы в последний раз формулировали для себя именно такие цели? А ведь еще каких-то пятьдесят лет назад аскеза была нормой жизни целого государства – Советского Союза.

В этом утверждении есть, конечно, некая доля лукавства. Аскеза как норма жизни в Стране Советов была во многом явлением не добровольным. В этом таился корень зла. Фиктивные духовные ориентиры, сформулированные правящими кругами, перечеркивали весь смысл самоотречения, превращая жертвенность в истязание. Исключение составили в основном художники. Те в большинстве своем наложили на себя аскезу совершенно добровольно. Старики – по традиции, молодежь – в силу стечения обстоятельств. Двумя основными факторами, повлиявшими на формирование мастеров послевоенного поколения, были чудом уцелевшая русская литература и война.

Литература Достоевского и Толстого учила юных выходцев из всех сословий исконно русским и по преимуществу дворянским культурно-этическим ценностям. Война, как выпавший снег, прикрыла для неискушенных подростков уродство сталинского режима, его ужасающую суть. Именно они, подростки, мученически разделившие со взрослыми все тяготы войны, до срока повзрослевшие с сознанием ответственности за державу, насмотревшиеся «правды жизни» в оккупации и эвакуации, заступают на духовную вахту с середины 1950-х.

Они и предпринимают попытку создания «внутреннего мифа» в жестких рамках социалистического пространства. Эту попытку часто обозначают общим словом «оттепель», хотя по большому счету живопись «сурового стиля» кардинально отличается от радостного, солнцем залитого воспевания бытия «почвенниками» или «оттепельными академиками».

441924-1
Виктор Попков. Автопортрет. 1963 Эстимейт: £ 30,000-50,000. Аукцион MacDougall’s 3июня 2015

 Они пришли и заявили о себе, о своих нравственных исканиях, о  своей вере в вечные ценности, по сути, являющиеся христианскими.  Они верили, что могут остаться вне политических лозунгов.Они  верили, что поэзия жизни может быть сохранена, несмотря на  диктатуру пролетариата. Работа, самоотречение, любовь к Родине,  исполнение долга – так формулировали для себя молодые  художники, позже прозванные художниками «сурового стиля», свое  видение, свое жизненное и художественно кредо. Да, жизнь сурова,  говорили они, да, вокруг много лжи и лицемерия, но мы хотим и  будем оставаться честными творцами, будем воспевать ремонтников,  полярников, строителей и плотогонов – не по директиве партии, а  по-человечески. Монументальные, линейные фигуры, обобщенные  образы современников, шагнувших на плакат из героических будней  – такими они видели себя и своих собратьев по неореалистическому  мифу.

 Шло неумолимое наступление социализма. Люди-титаны  потихоньку спивались и скукоживались. Но это – потом. А тогда, в  рассвете своей юности, они стояли на контрастных полотнах с  большими цветовыми плоскостями, как памятники себе самим.  Суровость как норма, суровость как стиль.

Виктор Попков, Виктор Иванов, братья Александр и Петр Смолины, Павел Никонов, Гелий Коржев и их собратья по оружию – каждый из них расставался с иллюзиями творческой свободы в СССР в силу темперамента и личных обстоятельств. Но свой вклад в искусство ХХ века они, безусловно, внесли. Вклад еще нерассмотренный и абсолютно не оцененный. Благо жизнь завтра не кончается.

Выставка «Суровость как стиль»

Русские художники-реалисты второй половины ХХ века

С 1 по 14 мая 2015, 11:00–18:00

MacDougall’s

30A Charles II St.

London SW1Y 4AE, England;

+44-20-7389-8160

info@macdougallauction.com

www.macdougallauction.com

Be the first to comment

Leave a Reply