Кевин Спейси: «Кино меня больше не интересует»

 

Российской аудитории оскароносный актер Кевин Спейси известен по работе в кино. Фильмы с его участием «Красота по-американски», «Семь» и «Подозрительные лица» стали лидерами проката. Но стремительный взлет его карьеры в Голливуде 90-х, когда он получил два «Оскара», премию «БАФТА» и бесчисленное количество фестивальных наград, не может заслонить того факта, что Спейси начинал в 1981 году в театре и по сей день считает себя сценическим актером, который снимается в кино.

С тех пор как Кевин стал художественным руководителем театра Old Vic, он сфокусировал свою энергию на сборе средств для театра и общественной деятельности. Кевин оказался не только потрясающим актером, но и actor eye-for-talent продюсером and педантичным режиссером. Мы встретились с ним в отеле «Лейнсборо», чтобы поговорить о театре, его взглядах на будущее труппы, о работе на сцене и жизни в Лондоне.

Вам было сложно переехать в Лондон?

Нет. К счастью, ко мне приезжают в гости семья и друзья. Я впервые приехал в Лондон с родителями, когда был еще совсем молодым и сразу влюбился в него. Я заметил, что если хочешь обжиться в любом городе мира, то ты сможешь сделать его своим домом. Лондон стал для меня домом.

Вам не кажется, что у англичан иной менталитет, чем у американцев?

Я никогда не обобщаю и не говорю, что англичане такие или эдакие. Все зависит от их воспитания и восприимчивости. Я воспринимаю людей как индивидов, не делая пространных заявлений о различии культур. В культурном отношении Лондон очень захватывающий город.

Правда ли то, что вы хотите привезти театральную постановку в Россию?

Да, в Москву или Ялту, где сейчас ремонтируется театр. Работы ведет известный русский бизнесмен Александр Лебедев, а я помогаю творческими идеями.

Если бы мне довелось представить пьесу в Москве, то это не была бы классическая русская пьеса. Зрителям интересней увидеть что-то новое, может быть, английскую пьесу. Я слышал, в Москве одновременно идет около 11 постановок «Чайки».

Вы часто играете психологически сложные роли, как например в пьесе The Moon for the Misbegotten, которая идет сейчас в Old Vic . Судя по тому, что театр заполнен до отказа каждый вечер, людям нравятся сложные характеры и ситуации.

Пьеса была написана Юджином Онилом, которого можно назвать американским Шекспиром. Он годами совершенствовал свое мастерство и впитывал влияние Ибсена, Чехова и других мастеров. В последние годы своей жизни он написал три пьесы, где использовал автобиографический материал. Публика в зале чувствует, что он не судит своих героев, не обсуждает их жизненные ошибки, он лишь представляет факты. Чтобы создавать такие противоречивые образы, от писателя требуются смелость и честность. Контакт со зрителями объясняется не только сильными образами героев, но и формой постановки, которая далека от самолюбования и сентиментальности. И конечно актерский состав: играть на сцене с самыми лучшими актерами – это большая удача.

Что самое сложное в работе художественного руководителя?

Люди не понимают, что мы начали создавать труппу с нуля. В 1980 году здание Old Vic было выкуплено канадцами, которые сделали хороший косметический ремонт. Но этого было недостаточно. С тех пор как труппа государственного театра покинула Old Vic в 1976 году, в нем иногда шли успешные постановки. Но отсутствовал постоянный состав, на который бы шел зритель.

По сравнению с другими театрами у нас совершенно иная ситуация. Это непростая задача – заполнять каждый вечер 1045 мест. Первым делом нужно было вернуть зрителей в театр. Я принял фундаментальное решение – отказаться от постановок, интересных только узкой категории театралов. Мы также стали продавать билеты по специальной цене – ?12 для людей моложе 25 лет. И мы достигли желаемого – 475 тысяч человек купили билеты, чтобы прийти и посмотреть наше представление. Если нет зрителей, то неважно, насколько хороши постановки.

В театре вы много делаете для детей и молодых актеров. Это приносит плоды?

В нашем театре есть большой отдел по образовательной работе, есть молодая труппа Old Vic New Voices. Эта программа поддерживает начинающих талантливых актеров, режиссеров и драматургов. Мы работаем с ними в течение трех лет. Они участвуют в увлекательных постановках, в том числе в проекте «24 часа на сцене». Это серьезное испытание – всего в течение 24 часов команда из одного сценариста, режиссера и 4-5 актеров должна создать, поставить, отрепетировать и сыграть перед публикой 10-минутную пьесу.

Мы делаем две постановки. Не хочу преуменьшать заслуги профессионалов, но студенческое представление гораздо более захватывающее. Самое замечательное – это наблюдать за тем, как они становятся частью труппы. Они работают вместе вместо того, чтобы пробиваться поодиночке. Мы даем им ту базу, которая есть далеко не у всех.

Почему вы считаете, что необходимо заниматься такой работой?

Идея самого проекта основана на моем личном опыте. В молодые годы я участвовал в подобных программах: ходил на бессчетное количество семинаров, мастер-классов, где меня учили, как надо работать одному и в команде, как вырабатывать уверенность в себе.

Для меня было важно учредить образовательную программу среди местного населения. Большинство людей, живущих неподалеку от нашего театра, никогда в нем не были, они думают, что им там неинтересно. Большинство из них малообеспеченные семьи. Сейчас они к нам приходят. В прошлом сезоне более 1500 семей пришли на наши мастер-классы. Это всего лишь наш третий сезон, но результаты уже заметны. Когда я вижу лица этих детей, я вижу в них отражение себя. Я знаю, что полученный здесь опыт окажет масштабное влияние на их жизнь. Я чувствую, что мы стали причастны к новому этапу развития района Саус Бэнк.

Как начался роман с театром Old Vic?

В1998 году я играл на сцене Old Vic и влюбился в этот театр. Им был нужен художественный руководитель. Я предложил свою кандидатуру, и они согласились. Я занимаюсь именно тем, чем всегда хотел. Более 10 лет я был сфокусирован на собственной карьере, но теперь меня заботят более важные вещи. Я пытаюсь создать долгосрочный проект.

Но разве ваших поклонников не огорчает тот факт, что вас почти невозможно увидеть в кино?

Я буду иногда сниматься, но это не должно мешать работе в Old Vic. Если попадется интересный проект с коротким съемочным графиком, то я буду работать в кино. Правда такова, что нельзя всю жизнь делать то, чего от тебя хотят другие люди. Если мне скажут выбирать между театром и кино, то я выберу театр. Работа в кино может быть просто потрясающей, но меня это больше не интересует.

Вы сами выбирали такие психологически глубокие роли в кино?

Ты можешь сняться только в тех фильмах, в которых тебе предлагают роль и в которых ты можешь сыграть. Я сыграл в интересных, как мне казалось, картинах. Плана никакого не было. Мне повезло встретиться с режиссерами, которые в меня верили. Это был стоящий и увлекательный опыт.

Когда вы организовываете сбор средств для театра, вы привлекаете знаменитостей. Это помогает?

Да. Одно из мероприятий возглавлял Элтон Джон. Эль Макфкрсон, Ким Катрал и другие пришли, чтобы поддержать Old Vic. К счастью, нам встречаются успешные люди, которые с вниманием относятся к нашей работе и поддерживают нас. В последний раз нам удалось собрать более 500 000, что просто великолепно. Но нам необходимо собрать ?4-5 млн, чтобы обеспечить стабильную работу и развитие театра на несколько лет. ?26 млн необходимы для капитального ремонта и технической модернизации театра и сцены.

Русским людям будут интересны постановки в театре Old Vic?

Если люди верят в искусство, если они убеждены, что поход в театр, галерею, оперу – это не роскошь, то им будет интересно. Можно пойти в кино, а к моменту выхода из кинотеатра уже не помнить его содержания. Театральные постановки дольше задерживаются в голове, так как они живые и яркие.

Но русские могут быть не только зрителями, но и попечителями, покровителями.

Это важно – поддерживать искусство. Филантропия сейчас у всех на устах. Посмотрите на то, чем занимается Боно, Билл Гейтс и другие. Люди, которые достигли нереального благосостояния, пытаются оглянуться вокруг и осознать, что в их силах изменить чью-то жизнь.

Я постоянно встречаюсь с людьми, пытаюсь вовлечь их в нашу работу, дать им понять, насколько полезной может оказаться их помощь. Посмотрите на Саус Бенк: здесь есть колесо обозрения «Лондонский глаз», Old Vic, Государственный театр, театр «Глобус». Люди со всего города стекаются на южный берег, чтобы увидеть все своими глазами и получить незабываемые впечатления.

Важно, чтобы наши достижения не были сведены к нулю. И пока я в Лондоне, мне хочется продвигать различные культуры. Это особенно актуально в преддверии Олимпийских игр. Как правило, города, где проходят игры, концентрируются на инвестициях в спорт. Мы должны добиться того, чтобы искусство и культура не были оставлены позади во время этого незабываемого торжества.

Be the first to comment

Leave a Reply