Из Тихого в Атлантический: Панамский канал

Давно мечтала увидеть собственными глазами одно из самых грандиозных и, можно сказать, судьбоносных сооружений человечества – Панамский канал. И вот мечта осуществилась. Сев в Лос-Анджелесе на великолепный океанский лайнер, мы отплыли на юг, вдоль берегов Мексики к Центральной Америке.

Маршрут был нешуточный – обогнуть Северную Америку с запада, прошить насквозь Америку Центральную и через Карибское море, а затем – Мексиканский залив добраться до полуострова Флорида. И оттуда уже вернуться самолетом. На все про все 14 дней. А посему остановок было запланировано минимальное количество – две в Мексике, одна в Коста-Рике, одна или две в Панаме, затем в Колумбии – уже по ту сторону канала, и прямиком до Флориды, проигнорировав мимоходом опальную Кубу и массу других экзотических интересностей, которыми так богато Карибское море.

Пройдя вдоль всего Калифорнийского полуострова, очень узкого и очень длинного, мы полюбовались издали каменными воротами Эль Арко на самой южной его оконечности и, проплыв далее, вдоль материка, сделали первую остановку. О Мексике можно написать не одну статью. Она полностью освоена туристами из США и всех прочих стран мира, обожающими ее жаркий влажный климат и теплое море.

Но последние годы на территории южного соседа становится все неспокойнее и «жарче». Агрессивные и свирепые наркокартели, вывешивающие напоказ на городских мостах, как трофеи, обезглавленные трупы своих жертв, держат в страхе всю страну. А вдобавок к ним появился новый вид заработка: охота на американцев. Отдыхающих крадут с тем, чтобы потребовать выкуп. Так что в Мексику ездить небезопасно. К тому же бедность населения и убогость быта не способствуют хорошему настроению. Там есть много замечательных мест, таких как пирамиды майя, или можно посмотреть на прыжки в воду с отвесной скалы или на драконоподобных игуан полутораметровой длины. Но если вы не круизный турист, а отдыхающий, то за пределы отелей, увы, не всегда фешенебельных, лучше не выходить.

Panama-2А поскольку мы путешествовали кораблем, то во время стоянок в Пуэрто-Вальярте и Акапулько можно было либо взять экскурсию, либо осматривать окрестности «дикарем». В одном я все же не смогла себе отказать – в посещении дельфинария. У меня к этим удивительнейшим существам любовь особая и интерес особый – как к братьям по разуму. Ведь они явно нам ни в чем не уступают, а то и превосходят – в доброте и дружелюбии, например.

В мексиканском дельфинарии мы пообщались с дрессированными дельфинами, поплавали с ними, «поговорили по душам» и даже прокатились на них. По знаку инструктора они сами подныривают вам носами под пятки и, развивая большую скорость, полностью выталкивают вас из воды. Так что со стороны создается впечатление, что вы каким-то чудесным образом стоя скользите по поверхности. Ощущения незабываемые!

Подлинным праздником стала Коста-Рика – одно из самых маленьких государств Центральной Америки, разместившееся между Никарагуа и Панамой, в узкой части перешейка, соединяющего два континента. Благодаря завидному географическому положению она, несмотря на свои размеры, омывается с одной стороны водами Тихого океана, а с другой – Карибского моря.

Коста-Рику с ее субэкваториальным климатом не случайно называют страной-заповедником, самым экологически чистым местом на планете. На такой небольшой территории целых 74 парка-заповедника, занимающих четверть страны, с водопадами, непроходимыми джунглями, горными хребтами, уникальными пляжами (на некоторых черный вулканический песок), скальными и подводными пещерами, экзотической флорой и фауной… и с огромным количеством вулканов (назову лишь активный и молодой Аренал и самый высокий Ирасу). Не удивительно, что Стивен Спилберг избрал тропические джунгли именно Коста-Рики для съемок своего фильма «Парк юрского периода».

В Книге рекордов Гиннесса Коста-Рика упоминается добрую дюжину раз. В том числе – что на территории всего в 0,03% поверхности Земли находится 118 (!) вулканов, обитает 5% всех растительных и животных видов, имеющихся на планете.

Мы причалили в порту Пунтаренас, на внутренней кромке залива Никоя. Здесь, включая полуостров Никоя, заканчивалось проникновение ацтекской культуры, смешавшейся со своеобразной местной культурой Гран-Никоя.

PanamaКак отголоски последней, в городе можно встретить загадочные, непонятного назначения каменные шары – петросферы Коста-Рики. Их размеры в диаметре варьируются от 3 см до 2 м. Самые крупные весят 16 тонн. Вырубленные из магматического гранита, известняка или песчаника, они имеют почти идеальную сферическую форму. Существовала то ли легенда, то ли обыкновенная «утка», что в шарах прятали золото. И неугомонные искатели легкой наживы сверлили и раскалывали их. Но ни разу ничего не нашли. Петросферами заинтересовались археологи из Гарварда. Их начали перевозить из джунглей в города и устанавливать в музеях и на площадях – в качестве уличного декора. Но тайну их не разгадали.

Мы проехались по реке, впадающей в Тихий океан, полюбовались разнообразными птицами, рептилиями и мангровыми зарослями, похожими на скопища гигантских пауков, застывших в напряженных, воинственных позах, в уютных кабинках канатной подвесной дороги переехали через перевал, паря над буйством тропической флоры rain forest, любуясь ее красотами и скачущими в кронах обезьянами, походили по крутым тропинкам у подножья горы, вооружившись большими узловатыми палками, которыми надо было отгонять ядовитых змей. Их в здешних краях более 120 видов, некоторые из них сонно грелись на солнце в небольших застекленных террариумах – в качестве дизайна туристического кусочка джунглей.

О Косте-Рике тоже стоит написать отдельную статью. Но в этот раз мы наслаждались природой и черпали информацию из путеводителя и от нашего гида: на западном побережье в основном население белое, а на восточном – больше черных, потомков пиратов и беглых рабов из Америки. Что костариканцы все в основном католики, а говорят на испанском и английском. Что тропический дождь в Коста-Рике – явление почти постоянное. Он обильный и теплый. Что голливудские звезды начали покупать здесь землю и строить особняки. Что пища у костариканцев в основном простая и натуральная, без изысков. Зато их сорта кофе в числе лучших в мире. Они его пьют везде и постоянно, разливая по крохотным чашечкам из небольших кувшинчиков. Костариканский кофе действительно превосходен.

Кстати, о пиратах. Коста-Рике принадлежит остров Кокос (Coco) – самый крупный из необитаемых островов Тихого океана. Необитаем он лишь в том смысле, что на нем никто не живет. Зато посещают его все кому не лень – от дайверов со всего мира до кладоискателей – оттуда же. Дело в том, что, согласно легендам, на Кокосе спрятан крупнейший пиратский клад. Вот только найти его никто не может. Остров изрыли вдоль и поперек, пока правительство Коста-Рики не запретило его трогать…

Вернувшись из джунглей, мы поднялись на борт, и корабль тут же с протяжным гудком «отдал концы» и взял курс на Панаму.

И вот, наконец, величественно и неторопливо мы вплыли через Панамский залив в тихоокеанские ворота Панамского канала посреди Панамского перешейка в пределы республики и города Панама…

В городе Панама можно было взять экскурсию и вернуться на судно на туристическом автобусе в самом конце его прохождения через канал. Но какой же смысл, если весь круиз был задуман для того, чтобы увидеть своими глазами это «таинство», пройти через величайшее творение рук человеческих, повлиявшее на развитие судоходства и экономики не только в Западном полушарии, но и на всей планете. Значение его настолько велико, что, если канал выйдет вдруг из строя, в мировой торговле воцарится хаос. Панамский канал лимитирует даже размеры судов во всем мире, установив свои стандарты, получившие название Panamax. Ведь если судно будет шире или глубже его пропускной способности, оно через него просто не пройдет.

Панамский канал – единственное место в мире, где капитан корабля обязан уступить свой штурвал, потому что управление движением по каналу требует особой квалификации и скрупулезнейшей, ювелирной точности. Лоцманы-проводники проходят 8-летнюю подготовку, прежде чем допускаются к штурвалу транзитных судов. Малейшая ошибка может привести к катастрофе – от человеческих жертв до вывода канала из строя. Особенно когда дело касается танкеров с нефтью.

Чтобы проделать путь от города Панама на Тихом океане до города Колон на Карибском море, нужно было сначала поднятья на 26 метров – до уровня озера Гатун, расположенного в центре перешейка, а потом на столько же опуститься. Именно эту задачу и выполняет система шлюзов.

Итак, мы вошли в двухкамерный шлюз «Miraflores». И началось священнодействие – иначе не назовешь. Корабль наш был так велик, что до краев камеры шириной 34 м оставалось по полметра – при желании можно было спокойно перепрыгнуть с палубы на берег. Рабочие закрепили стальные тросы на носу и корме нашего судна, перебросив свободные концы на берег, где их прикрепили к компактным, но очень мощным локомотивам на рельсах, справа и слева от корабля. Локомотивы, которые по старинке называют здесь «мулами», тянут корабль вперед, удерживая его по центру камеры за счет тщательного регулирования натяжения тросов.

Ворота шлюза весом 680 тонн медленно закрылись позади нас, отрезав камеру от океанской воды. Операторы, следящие за движением судов из башни управления, приступили к наполнению камеры пресной водой из панамского озера. Вода поступала со дна, из сотен отверстий. Диаметр каждого такой, что сквозь него может пройти человек. Прибывая, вода поднимает корабль до уровня следующей камеры, после чего ворота, разделяющие их, открываются. Операторам тоже нужна особая подготовка. Если вода не будет поступать равномерно, может случиться беда. Корабль, к примеру, ударится о стену и получит пробоину, или лопнет натянутый как струна трос весом полтонны. При разрыве он может перерубить человека пополам.

А по соседней «нитке» совсем близко от нас двигались встречные корабли, проделывая те же операции в обратном порядке. Смотреть на них, пожалуй, самое интересное – когда твой корабль с прибывающей водой поднимается вверх, а встречный опускается, и ты под непривычным углом взираешь на его верхние палубы.

Поднявшись на нужную высоту, мы довольно долго и неспешно скользили по прорытым каналам, искусственно углубленным руслам рек и озерам. Вдоль канала змеились шоссе и железная дорога. Самым живописным оказалось большое озеро Gatun с множеством островов и сильно изрезанными, будто кружево, берегами. Миновав его, мы зашли в последний, трехкамерный шлюз «Gatun», бережно опустивший нас до уровня Лимонской бухты.

Весь Панамский канал длиной 81,6 км мы пересекли за 9 часов, оказавшись в восточных водах Центральной Америки. Отметить свое присутствие на южноамериканском континенте удалось лишь в одной его северной точке – в колумбийском городе Картахена, очень эффектно разворачивающемся крепостными стенами и небоскребами при приближении к нему с моря. Этот город-порт четко делится на новый и старый – с цитаделью XVII века и Дворцом инквизиции.

Во времена, когда европейцы беззастенчиво грабили обе Америки, Картахена служила едва ли не основным перевалочным пунктом для вывоза сокровищ в Европу. Соответственно, ее облюбовали пираты Карибского моря всех мастей.

Но, честно говоря, я снова, как в Коста-Рике, предпочла увидеть поближе не город, а природу, взяв экскурсию по реке и к морю. Только на сей раз нас катали не на трамвайчиках с тентом над головой и нормальными сиденьями, а на утлых суденышках типа каноэ, грубо выточенных из одного ствола дерева и так же грубо раскрашенных. Одно неловкое движение – и можно было запросто оказаться в воде, в гостях у крокодилов. Судя по тому, что проводник отталкивался шестом от дна, глубина была небольшая.

Не утопив в реке и не скормив крокодилам, нас привезли на пляж с современными магазинами и радушно встречавшими нас танцорами и танцовщицами в ярких национальных костюмах. Нам предложили ланч под их танцы и купание в море. Вот, пожалуй, и все мои впечатления о Картахене. Оттуда мы взяли безостановочный курс на Флориду, конечный пункт круиза.

Be the first to comment

Leave a Reply