Гавайи – огненный рай планеты

1950_Joseph_Feher_Dole_Map_of_Hawaii_-_Geographicus_-_Hawaii-feher-1950Гавайские острова появились на свет весьма своеобразным способом. Почему-то именно в этой точке земные недра с завидным постоянством выстреливают магмой сквозь земную кору. Литосферная плита медленно движется – со скоростью этак 52 км в миллион лет. Недра стреляют. Каждый выстрел – один вулкан на дне океана. Вулкан растет и растет, пока не достигнет поверхности воды и не превратится в остров. Но плита-то не стоит на месте. Так образовалась цепочка островов длиной 2400 км. Отплывающие от горячей точки вулканы постепенно затухают, разрушаются и уходят под воду. Их заселяют коралловые полипы, превращая архипелаг в коралловые атоллы. Вода скрывает от нас гигантские размеры вулканического архипелага. Бомбардировка продолжается по сей день.

Самый молодой, последний в этой цепи, остров Гавайи находится в данный исторический момент над той самой горячей точкой. А южнее от него уже зарождается следующий остров – со дна океана растет вулкан Лоихи, но ему еще далеко до поверхности воды. Из 32 основных островов (всего их 132) заселены шесть наиболее крупных: Гавайи, Оаху, Мауи, Кауаи, Молокаи и Ланаи.

hawaii_lahina_lСамый большой остров архипелага

Поскольку остров Гавайи самый большой в архипелаге, его обычно так и называют: Большой. Он образован не одним, а пятью сросшимися вулканами, последовательно перекрывавшими друг друга, и стадия его формирования до сих пор не завершена – только за последние 20 лет он расширился за счет вулканической деятельности на 2,2 кв. км.

Из пяти вулканов активность сохраняют два: Мауна-Лоа и Килауэа. На долю первого приходится больше половины всей территории острова. Это самый мощный вулкан на планете объемом 80 000 куб. км  и высотой от морского дна Гавайской впадины до пика…17 км (намного выше Эвереста).

Намертво приварен к Мауна-Лоа суперактивный вулкан Килауэа. Он известен тем, что его кальдера время от времени заполняется озером из расплавленной магмы, которая, переливаясь через края, как сбежавшее молоко, медленно стекает вниз по склонам, сжигая всю растительность на своем пути. Благодаря ему у вулканологов появился термин: гавайский тип извержений.

Когда огненный поток достигает океана, вода закипает, как в гигантском котле, интенсивно испаряясь, бурля и окутываясь клубами пара. От соприкосновения с ней лава взрывается и дробится до состояния мельчайшего черного песка. Именно так на вулканических островах образуются экзотические и жутковатые «черные пляжи».

Но и здесь не всегда извержения протекают спокойно, если это слово вообще применимо к извержению. (В 1924-м облака пара поднялись над островом Гавайи на высоту 6,5 км, а лава фонтанировала взрывообразно, выстреливая застывающими на лету сгустками-бомбами весом до 8 тонн.)

Несмотря на то, что площадь острова Гавайи больше, чем площадь всех остальных островов архипелага, вместе взятых, на его долю приходится лишь 1/7 часть от общего населения. Да и туризм здесь развит слабо. Причина кроется в нестабильности земных недр и в связи с этим – в его особой значимости для геологии и вулканологии.

За гигантом Мауна-Лоа и Килауэа ведутся постоянные научные наблюдения. На краю кальдеры Килауэа разместилась гавайская вулканологическая станция, построенная еще в 1912 году, а рядом атмосферная и солнечная обсерватории. Территория вокруг кратеров, на которой сосредоточены, словно в музее, все варианты вулканической деятельности, включая лавовые формирования, объявлена национальным парком. Парк «Гавайские вулканы» входит в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и является строго охраняемой зоной, доступ в которую возможен только по специальному разрешению.

Обычно лавовые сооружения типа труб, гротов и пещер располагаются близко к поверхности. Но на Гавайях ситуация особая – лава «подается» на острова из-под дна океана. И возникающие в этом огненном аду пустоты могут иметь немыслимые размеры и очертания. В частности, Kazumura cave, открытая в 1990-х на восточном склоне Килауэа, – самая глубокая и самая длинная лавовая труба в мире, уходящая на глубину более 1 км и имеющая протяженность более 65 км. Туристов пускают только в ее ближайшие пещеры.

В остальном же на Гавайях все, что возможно, приспособлено под экскурсии (т. е. из всего делают деньги) – группы желающих водят организованным порядком к кратерам, трещинам, застывшим лавовым потокам и пещерам. Вблизи действующих вулканов оборудованы смотровые площадки, на потухшие можно добираться своим ходом – на машине, велосипеде, верхом, пешком и даже по воздуху.

Captain_James_Cook copyМенехуне и полинезийцы

Жизнь людей, обитавших на Гавайях, кипела страстями не меньше, чем недра островов. Это сейчас аборигены на потребу туристам только пляшут и поют. Да они уже и не аборигены вовсе – скорее актеры. Коренными жителями здесь считаются полинезийцы. А вот до них, т. е. до V века, хозяевами острова, если верить легендам, были менехуне – пигмеи 2 футов ростом. Этот ночной народец, прятавшийся в лесах, был необычайно трудолюбив – строил рыбные пруды, ирригационные системы, прибрежные дамбы, дороги, каменные дома и храмы.

При своем малом росте, говорят легенды, они могли за одну ночь выложить здоровенными камнями ров, выстраиваясь километровой цепочкой от каменоломни до места строительных работ. На Гавайях по сей день сохранились следы их пребывания – около 30 каменных сооружений. В частности, Ниумальский ров-водохранилище 300 метров в длину, выложенный крупными плитами. Ров был построен примерно в 450 году – за одну ночь. (Кто и как это определил, сказать не берусь.)

А потом сюда добрались полинезийцы – жители далеких островов. Те первые переселенцы начали пигмеев методично с их родины выживать. Последние вынужденно ушли сначала на остров Кауаи, а потом – на Нихоа и Неккер. Как свидетельство их пребывания, на этих бесплодных вулканических пиках остались многочисленные каменные террасы с приподнятыми площадками и столбами, каменные орудия и каменные изваяния.

В конце концов пигмеев прогнали и оттуда. Но часть «злобных карликов», как их называли полинезийцы, прячась в лесах, все же осталась. Даже в XIX веке, когда была сделана перепись населения острова Кауаи, на нем, в деревне Лаау, проживало 65 пигмеев.

Аборигены не съели Кука

В отличие от трудяг «мальчиков-с-пальчик», кровожадные, ленивые и развратные полинезийцы работать не любили. Им больше нравилось пускать кровь из себе подобных и устраивать коллективные оргии. Именно такими их нашел в 1779 году Джеймс Кук, открывший для мира гавайский рай и поплатившийся за это жизнью.

В пантеоне полинезийских богов одним из главных был беспощадный бог войны Ку, требовавший человеческих жертвоприношений. В святилище Хохолоку сохранился огромный жертвенный камень. Другой их бог – Лоно, бог плодородия, склонял свой народ к плотским наслаждениям без всяких ограничений. Капитан Кук, трижды приплывавший на острова и живший среди полинезийцев несколько месяцев, со свойственной ему сдержанностью писал: «Этот народ достиг высшей степени чувственности. Такого не знал ни один другой народ… Чувственности, какую даже трудно себе вообразить».

В честь бога Лоно устраивались многочисленные праздники, главным из которых был Макаики, длившийся целых 4 месяца. Праздник выражался в спортивных состязаниях, песнях, пронизанных эротикой танцах, пирах, безудержном веселье и массовых оргиях.

Гавайцы поначалу приняли Кука за живое воплощение бога Лоно. Но когда поняли, что ошиблись, церемониться не стали. Англичанам пришлось вести с ними длительные переговоры, прежде чем те согласились выдать останки Кука по частям. Основываясь на их фрагментарности, можно было бы поверить Высоцкому. Да только съесть они его не могли по той простой причине, что не практиковали каннибализм. Скорее уж принесли несчастного мореплавателя в жертву своему богу Ку.

Американо-азиатский крен

В конце XVIII века на Тихом океане начала энергично развиваться торговля. Вслед за Куком к гавайским берегам стали часто приставать европейские и американские торговые суда. Гавайцы никогда не были склонны к тяжелой напряженной работе, что в принципе свойственно всем изолированным от большого мира островитянам (пигмеи являли приятное исключение). С XIX века в королевство Гавайи хлынули иммигранты из разных стран, в основном азиатских. Когда правительство страны решило возделывать сахарный тростник, плантации которого уже принадлежали американским бизнесменам, рабочую силу пришлось завозить из Японии и Китая, что резко увеличило их процент в численности населения.

В 1893-м американцы свергли гавайского короля Камеамеа и объявили Гавайи своим «федеральным владением», а в 1959 году – 50-м штатом США.

Физическое истребление и заразные болезни, завезенные европейцами и американцами на острова, привели к вымиранию местного населения. Кук определил его численность примерно в 400 000 человек. По последней переписи 1940 года, коренных гавайцев оставалось 14 000. И процесс вымирания продолжается – на тысячу гавайцев приходится лишь 18 рождений и 32 смерти. Сегодня на Гавайских островах постоянно проживают 1,1 млн. человек, из которых на долю аборигенов приходится меньше 2%. Если к некогда завезенной китайско-японской рабочей силе прибавить многочисленных туристов из Японии, с удовольствием проводящих на Гавайях свои отпуска, то станет ясно, как выглядит сегодня в национальном отношении этот «полинезийский мир».

Остров Оаху и Гонолулу

Столица 50-го штата США – Гонолулу находится на среднем острове архипелага –Оаху, третьем по величине (его длина 71 км). Остров намного меньше Большого, но именно на нем сосредоточено почти 80% всего населения Гавайев, причем более половины из них живет в Гонолулу.

Создавшие Оаху два огромных вулкана – Коолау и Ваианаэ, на которых находится множество более мелких кратеров, давно уже угомонились и потухли. А это значит, что можно спокойно жить и отдыхать, не боясь, что тебя посреди ночи зальет лавой или забросает вулканическими бомбами. И тем не менее все вокруг, как театральная декорация, напоминает о былой активности острова.

Даже один из 130 его красивейших пляжей – Ханаума бэй не что иное, как кратер вулкана. Наполовину разрушившийся и затонувший, он этакой получашей уходит под воду, создавая идеальное место для купальщиков и ныряльщиков, ограждая их от волн и ветров. Стены бухты «декорированы» бурыми натеками застывшей лавы. Дно кратера занимает коралловый риф с уникальной морской флорой и фауной.

У экзотических рыб, не встречающихся больше нигде в мире, не менее экзотические – сугубо «эндемические» названия. Например, такие: Humuhumunukunukuapua или Lauwiliwili-nukunuku-oi-oi. Последнее «-oi-oi» – это, видимо, когда они гавайца или туриста от нетерпения кусают, что вполне может случиться, если, отправляясь купаться, забыть вытащить из кармана шорт припасенное угощение для шныряющих вокруг абсолютно ручных морских попрошаек.

За пределами бухты-кратера появляется песок, а чтобы вы не спутали его с обычным пляжем, на нем огромные вулканические бомбы, выплюнутые когда-то одним из жерл вулканов во время извержения.

Hawaiian-Hilton-to-Diamond-Head-Panorama-2Перл-Харбор

Совсем рядом с Гонолулу находятся знаменитая военно-морская база США Перл-Харбор и аэропорт – бетонная прямоугольная взлетно-посадочная площадка, построенная прямо на воде. Трудно найти место, более удачное для военного стратегического объекта. В тело острова подобно стволу дерева внедряется узкий длинный залив и разветвляется «пышной кроной», образуя удобные бухты, полностью изолированные от открытого океана и посторонних глаз. (Правда, это не помешало японцам без труда обнаружить базу с воздуха.)

В мемориальном комплексе Перл-Харбора на вечной стоянке находятся несколько боевых кораблей, уцелевших после печально известного нападения 7 декабря 1941 года. На субмарине «Боуфинн», превращенной в музей подводного флота США, демонстрируется фильм, посвященный  тем событиям, когда 350 самолетов японской морской авиации без объявления войны подвергли бомбардировке Перл-Харбор, практически уничтожив Тихоокеанский флот Штатов, что и побудило их вступить во Вторую мировую войну. Этот день простые американцы окрестили Днем позора.  Рядом с субмариной линкор «Миссури», на палубе которого 2 сентября 1945 года был подписан акт о капитуляции Японии.

Особое впечатление производит мемориал «Аризона». Над останками покоящегося на дне линкора «Arizona», взорвавшегося и затонувшего за 9 минут и унесшего с собой жизни 1177 моряков, воздвигнуто 55-метровое, уникальное по своей задумке сооружение – бетонная конструкция с прозрачным дном. Посетители, которых подвозят к нему на современном военном корабле, смотрят на затопленный линкор сквозь стекло и толщу воды, невольно склоняя головы, хотят они того или нет, перед памятью погибших. Нет здесь только мемориалов, связанных с Хиросимой и Нагасаки.

Туристов возят также на кладбище ветеранов Тихоокеанского флота США, которое находится в кратере вулкана Панчбол. Попасть туда можно через туннель, который выводит непосредственно в кратер.

Перл-Харбор, как известно, быстро залечил свои раны и взял реванш, оставшись крупнейшей на Тихом океане военно-морской базой США. Ее судоверфь обеспечивает работой 12 тысяч гавайцев.

Но это все уже история. Сегодня Гавайи могут вызывать только восторг и восхищение своим дивным климатом, экзотически-идиллической природой и потрясающей красоты ландшафтами – наземными и подводными. Сегодня это морское царство солнца, музыки и цветов, где всё относится к человеку по-доброму, ласково – и местные жители, и природа, и океан. Здесь нет даже хищных зверей – ни змей, ни крокодилов, ни львов, ни тигров, ни волков.

На местном языке Гонолулу означает «защищенное гнездо». В столице Гавайев масса интереснейших мест – парк «Морской мир», дельфинарий и большой аквариум в той самой бухте Ханаума, современнейшие отели и торговые центры, иные из которых необычной и даже причудливой архитектуры. Гавайский морской музей, широко известный своими редчайшими экспонатами типа «Фаллс-оф-Клайд» – единственного в мире парусного китобойного судна со стальным корпусом (1878 года) или королевского каноэ «Хокулеа». Невозможно, да и не нужно перечислять все достопримечательности большого, современного курортного города – их огромное количество.

Столица Гавайского королевства

Привлекательность и уникальность Гонолулу не в его развлекательных центрах и заведениях, которых с избытком хватает и в материковой Америке, а в его более чем почтенном возрасте и интересной истории. Гонолулу был основан в XII веке, а в XIX-м стал столицей Гавайского королевства, что запечатлено в его памятниках и архитектуре.

Так, современный гавайский капитолий располагается в главной исторической достопримечательности штата – во дворце гавайских королей Iolani Palace, построенном королем Камеамеа III. Иолани – единственный королевский дворец на всей территории США (поскольку США никогда королевством не были). Его окружает стена из настоящих кораллов. У помпезного фасада не менее помпезные статуи королевы Лилиокалани и короля Камеамеа – основоположника династии. Обнаженная фигура последнего изваяна из черного мрамора, а богатая мантия и набедренная повязка золоченые.

Каждый год 11 июня гавайцы отмечают День короля Камеамеа, которого они помнят и любят. Русские называли его Наполеоном или Петром Великим Полинезии. (При чем тут русские, поговорим позже.) Его статую украшают 20-метровыми гирляндами из живых цветов. Празднества открывает Королевский духовой оркестр. Затем следует Цветочный парад и народные гулянья в парке королевы Капиолани. Дворец-капитолий окружен бывшим Королевским парком, превращенным в Ботанический сад Фостера.

Гавайи – полноценный штат США

При всей своей тропической экзотичности Гавайи (и в первую очередь Гонолулу) – это вполне современный, полноценный штат США и крупнейший международный туристический центр, принимающий ежегодно миллионы гостей со всего мира. Здесь такой же отлаженный сервис, как во всей стране, такие же великолепные дороги. Здесь даже можно не только хорошо повеселиться и отдохнуть, но и получить при желании полноценное образование. В Гонолулу находится крупный Гавайский университет, в котором учатся 14 тысяч студентов из разных стран мира. Он славится своими учебными программами в области океанографии, геологии, восточных языков и литературы.

Местные жители заняты в основном в сельском хозяйстве: они выращивают сахарный тростник, бананы, ананасы, орехи, кофе, занимаются цветоводством, разводя дивной красоты цветы, и в первую очередь – орхидеи. А еще здесь обрабатывают сандаловое дерево и кораллы – национальный камень Гавайев, создают ювелирные украшения высочайшего качества из кораллов и жемчуга.

Алло-о-ха-а!

А что же оставшиеся полинезийцы? Им отведена роль реликтовой экзотики для привлечения и развлечения многомиллионных толп туристов. Здесь говорят в основном по-английски, а гавайский… хоть и учат в колледжах, в быту используют лишь отдельные слова типа всесильного «Алоха», что означает «гостеприимство», «добро пожаловать» и – «любовь». Это самое употребимое слово на Гавайях – не случайно их так иногда и называют: «штат Алоха». Вооружившись этим словом, можно считать, что ты наполовину говоришь по-гавайски. Алоха!

Центр полинезийской культуры придает острову Оаху особый самобытный колорит и ощущение вечного праздника, вещают туррекламы. Он задуман и организован как  семь отдельных деревень-павильонов, каждая из которых представляет один из островов Полинезии – Тонга, Таити, Фиджи, Новая Зеландия, Самоа и Маркезские острова. И, разумеется, Гавайи. Каждая деревня демонстрирует свою культуру, свои обычаи и танцы. Кстати, на Гавайях, как известно, местным музыкантом Джозефом Кекуку была изобретена гавайская гитара.

Через центр проходит канал. Группы аборигенов в ярких нарядах плывут по нему на катамаранах с плоской палубой, танцуя Hula. Гости могут плыть следом на каноэ или приветствовать танцоров и музыкантов с берегов. Затем будет ужин со шведским столом, с большим выбором гавайских и европейских блюд, к сожалению, сопровождаемый толчеей и хаосом, как любое массовое мероприятие.

Гавайи лежат на нулевом временном меридиане, а это значит, всемирный день кончается именно здесь. Возможно, поэтому закатам на островах придается особое, прямо-таки ритуальное значение.

Это незабываемое зрелище тонущего в океане кровавого диска созерцают коллективно. А с наступлением темноты туристов ждет не менее впечатляющее красочное ночное шоу – «Horizons», разыгрываемое аборигенами всех семи деревень на фоне совсем как настоящих водопадов и извергающегося вулкана. Сцены из жизни, песни и танцы под гавайскую гитару и барабанную дробь. Буйство красок, телодвижений и звуков.

И на прощание под фейерверк многоголосое «Алло-о-ха-а!», всеобщие танцы под гавайскую музыку с гавайскими юношами и девушками, разодетыми, как заморские птицы.

palmtree-sunset_shutterstock_reducedДревний остров Кауаи

Остров Кауаи последний в цепочке и самый древний, появившийся над поверхностью океана примерно 6 миллионов лет назад. Созданный огнем и водой, он разрушается от старости. Изумрудный остров, обрамленный белыми песками пляжей, земля цветов, фруктов и невиданных птиц, он экзотичен и дик. Здесь столько зелени, что для цивилизации просто не остается места.

Склоны вулканических гор давным-давно обросли густыми тропическими лесами, в которых прячется Алакоко-Фиш-Поунд и храм Холохолоку-Хеиау – уникальные сооружения пигмеев, сохранившиеся до наших дней. Здесь же находится знаменитый храм Hawaiian Hula Temple, а рядом с лавовым гротом Ферн – единственный в своем роде индуистский каменный храм Сан-Марга-Ираиван.

Кауаи – самое «мокрое» место на Земле: тучи будто специально приплывают к восточным склонам горы Ваиалеале, чтобы освободиться от своей ноши – количество осадков достигает 11 700 мм в год. Семь речек, одна из которых судоходна, стекают с горы, местами низвергаясь с огромных высот. (Водопадов на Гавайях из-за избытка воды и гористого рельефа видимо-невидимо.) По той, что судоходная, даже совершаются круизы на стилизованном под старину пароходике. Туристов ждут живописные бухты, гроты, бьющий из подводного кратера океанский гейзер Spouting Horn. В конце путешествия они попадают в жутковатый грот с необычной акустикой, которую демонстрирует экипаж судна песнями под гавайскую гитару.

Эрозия и проливные дожди образовали на острове ущелья и скалы причудливых очертаний. Каньон Ваймеа, глубокой трещиной (до 1200 м) рассекающий тело острова в западной его части, называют «Великим тихоокеанским каньоном». Особой славой пользуется уникальное побережье На-Пали, скалистые берега которого, будто отрезанные гигантским ножом, вертикально уходят под воду, образуя фантастические конфигурации.

Все эти красоты привлекают к острову не только отдыхающих со всего мира, но и киношников. Здесь – в джунглях, горах и ущельях снимались такие голливудские фильмы, как «Кинг-Конг», «Юг Тихого океана», «В поисках потерянного ковчега», «Индиана Джонс», «Голубая лагуна». А в долинах Ханапепе и Лауаи Стивен Спилберг разместил свой «Парк Юрского периода».

Вдоль кромки дивных пляжей примостились пять небольших гордков с полным туристическим набором отелей, торговых центров и пр. В Ваймеа, в Парке Ховгаард, установлен памятник капитану Куку, впервые высадившемуся именно здесь, на Кауаи, – на высоком постаменте бронзовая фигура в полный рост. Волевое, открытое лицо, взгляд устремлен в безбрежные морские дали. Это точная копия статуи, украшающей его родной город Витби в Англии. А на Большом острове, на берегу бухты Кеалакекуа, место, где гавайцы выдали англичанам останки капитана, отмечено памятной бронзовой доской.

Русский дух на Гавайях

История Гавайских островов не обошлась без наших соотечественников. Гавайский король Камеамеа, которого русские называли Петром Великим Полинезии, к концу XVIII века стал правителем всего архипелага, за исключением двух островов – Кауаи и Ниихау. (Ниихау – последний из обитаемых островов с населением около 160 человек – самой большой общиной коренных гавайцев. С 1864 года Ниихау, или «Запретный остров», является собственностью семьи Робинсонов.) Так вот, на этих двух островах укрепился другой король – Каумуалии, искавший сильных покровителей и союзников, чтобы с их помощью свергнуть соперника и завладеть всем гавайским миром. Весьма кстати пришвартовались к его берегам русские корабли «Надежда» и «Нева», на которых в 1804 году осуществлялась первая русская кругосветная экспедиция под командованием адмирала И. Крузенштерна и мореплавателя-исследователя Ю. Лисянского.

По ходу дела капитан «Невы» Лисянский сподобился открыть один из Гавайских островков – необитаемый, площадью всего 1,5 кв. км, но островок тот и сегодня, входя в состав США, носит его имя – остров Лисянского. Как говорится, пустяк, а приятно.

Лисянский был первым, кто описал Гавайи в книге «Путешествие вокруг света».

Каумуалии  вел с русскими переговоры о передаче королевства в подданство России. В 1815 году в торжественной обстановке «великий король» просил Александра I принять Гавайское королевство под свое покровительство и клялся в верности российской короне. По тайной договоренности Каумуалии выделил Георгу Шефферу (доверенному российскому врачу и дипломату, жившему на Гавайях и лечившему короля) 500 человек для завоевания остальных островов архипелага, обещая всяческую помощь в строительстве русских крепостей на всех островах.

Шефферу и его людям королем было пожаловано несколько гавайских селений и ряд территорий, которые врач-дипломат переименовал на свой лад: долину Ханалеи назвал Шефферталь (долина Шеффера), река Ханапепе стала Доном. А местным вождям дал русские фамилии: Платов и Воронцов. В селении Ваимеа на острове Кауаи был поднят российский флаг.

Во владениях Каумуалии Шеффер силами переданных ему людей разбил сады, построил здания для будущей фактории и три крепости, назвав их фортами Александра I, Елизаветы и Барклая-де-Толли. Из них сохранились лишь остатки каменного фундамента Елизаветинской крепости, на территории которой имелась даже небольшая православная церковь. Так что к открытию Гавайских островов причастен не только капитан Кук, но и российские мореплаватели.

Но тут в ход событий вмешались американцы, положившие глаз на острова, очень удачно расположенные между Америкой и Восточной Азией. В результате Шеффер и его люди были вынуждены покинуть Кауаи на кораблях «Ильмень» и «Мирт-Кадьяк». Крепость Елизаветы использовалась Гавайским королевством до 1864 года, после чего была оставлена. В настоящее время территория в 17 акров с остатками форта посредине является историческим памятником США под названием «Русский форт Елизаветы».

Остров Молокаи

Однако вернемся к Гавайям туристическим. Кажется, что природы краше, чем на Кауаи, просто уже не может быть. Ан нет. Каждый остров, будто соревнуясь с собратьями по архипелагу, припасает свои чудеса и прелести. Молокаи считается «самым гавайским», священным островом коренных жителей, составляющих значительную часть его населения. Когда-то здесь находили убежище нарушители табу и воины, потерпевшие поражение в сражениях. Именно отсюда берет начало национальный танец хула. Каждый год в мае на Молокаи проводится красочный танцевальный фестиваль.

Пляжи здесь черно-белые. Черный пляж в кружевной манишке из белой пены – это нечто! Сахарно-белый Papohaku Beach – самый длинный на Гавайях. На Молокаи лучше, чем на других островах, сохранились древние строения пигмеев – небольшие, такие же таинственные, как и их создатели, храмы, ирригационные системы и искусственные пруды для разведения рыбы.

Здесь нет ни одного высокого здания, нет неоновой рекламы и прочих признаков времени. Дороги грунтовые или просто сельские тропы, почти нет машин, а следовательно, и светофоров. Основным транспортом для местных жителей (и их гостей – если пожелают) служит велосипед. Но есть и другие средства сообщения – лошади и океанские каяки.

Остров Ланаи

Ланаи – самый маленький из обитаемых остров архипелага (не считая Ниихау) – всего 18 миль в длину и 13 в ширину. Тихий, живописный, покрытый густыми сочными лесами и ананасовыми плантациями, он является собственностью компании Castle & Cooke, которая выращивала здесь одну пятую мирового урожая ананасов.

До начала 90-х на острове была всего одна маленькая гостиница. Но компания, решив не отставать от жизни, построила два ультрасовременных отеля с первоклассным сервисом, и на захолустный Ланаи потянулись отовсюду VIP persons – те из них, кто предпочитает отдых в комфорте и роскоши, но в отрыве от всего прочего мира.

Достопримечательностями остров небогат. Помимо живописной природы и пляжей всего одна заброшенная рыбацкая деревушка Каунолу, в которой сохранились остатки поселений пигмеев с загадочными петроглифами, да Бухта кораблекрушений –выброшенные на берег обломки корабля, затонувшего во время Второй мировой войны.

Остров Мауи

И, наконец, последний остров – Мауи, очередное огненное творение Гавайев. Он экзотичен и роскошен одновременно (за счет щедрости природы и архитектурных изысков гостиничных комплексов). Более 2 млн. человек в год покрывают огромные расстояния над материками и океаном, чтобы попасть именно на этот островок.

Говорят, у него особая аура и особая энергетика, которую тут же улавливают эзотерики всех мастей. Здесь можно встретить медитирующих йогов, приверженцев всех видов духовных практик и древних боевых искусств. Это излюбленное место тех, кто ищет единения с природой, самопознания, самопогружения… А еще – экстремалов, ловящих, как на лезвии ножа, мимолетный кайф на гребне вздыбленной волны.

Мауи образован двумя вулканами и похож на этакую восьмерку с широкой перемычкой – равниной, возделанной под плантации сахарного тростника. Ученые считают, что примерно через 15 тысяч лет перемычка скроется под водой и вместо одного острова станет два. Над лесами, лагунами, водопадами и бесконечными пляжами доминирует гигантский вулкан Халеакала («Дом Солнца»), последнее извержение которого произошло в 1790 году. Согласно прогнозам, прежде чем вулкан окончательно уснет, должно произойти еще одно или два небольших извержения. Так что затих он пока не навсегда, о чем свидетельствует уникальный гейзер Nakalele blowhole на берегу океана, в ложе из черной лавы, время от времени посылающий в небо взрывной фонтан горячей воды.

Вулкан так высок, что по мере подъема по его склонам можно повстречаться с разными климатическими поясами – от тропических влажных лесов до голой пустыни, а в промежутке попасть в заросли ежевики и дикой сливы, в перелески секвой, эвкалиптов, сандала. В зимние месяцы многострадальная, разорванная в клочья и залитая лавой глава Халеакала покрывается снегом – явление суперэкзотичное для здешнего вечного лета. Это один из самых крупных в мире кратеров (49 кв. км), больше похожий на кальдеру.

Первым европейцем, побывавшим в нем в 1778 году (всего за 12 лет до последнего извержения), был Джеймс Кук. Кратер воспет многократно поэтами и писателями, запечатлен поколениями живописцев, исхожен вдоль и поперек туристами – 48 км троп и маршрутов буквально опутывают его. Часть троп пролегает через сгустки лавы. Вулкан почти всегда увенчан облаком, которое надевается на него, как корона, ниже вершины. Так что гуляющие по кратеру оказываются в буквальном смысле в заоблачной выси.

«Халеакала несет особое послание душе человека, – писал Джек Лондон. – Послание такой красоты и чудодейственной силы, что из вторых рук его получить просто нельзя». Марк Твен тоже побывал на Мауи, прожил на острове почти месяц, не написав ни строчки, что красноречивее любых слов.

Сейчас в кратере растут леса, в которых прячутся дикие свиньи и гнездятся птицы, мирно зеленеют луга, на озере плавают дикие утки. Обнаженные участки усеяны, как нарывами, мелкими кратерами. Из-под накинутого временем зеленого или песчаного покрывала то тут, то там проступают нагромождения красно-буро-черной лавы.

Туристов предупреждают: надевайте закрытые кроссовки, если не хотите изранить в кровь ноги. Лава повсюду – от кратера до берегов океана, где волны штормов и прибоя держат эти вулканические пейзажи в их первозданном виде – острые сколы, покрывающие пляж, или обкатанная уже прибоем черная галька, черные вулканические пески.

С дремлющим гигантом мирно соседствуют люди, прильнув к нему крохотными селениями, фермами, курортами. Повсюду ананасовые поля, манговые рощи, заросли папайи и авокадо. По острову курсирует единственный паровоз, связывающий его центральный город Лахайна с другими населенными пунктами.

Стремясь, видимо, оградить себя от вездесущих туристов, повсюду сующих нос и все желающих попробовать на зуб, жители острова, в основном хозяева богатых вилл, не скупятся на бесчисленные таблички-предостережения типа «Keep out!», «No trespassing», «Private property», «No entry», «Beware of dog» и т. д. Они попадаются повсеместно, стоит незадачливому путнику сойти с проторенной туристической тропы.

2010_mavericks_competitionНа гребне волны

Зато пляжи на Гавайских островах общественные, практически везде имеются кабинки для переодевания, душевые и питьевая вода. Никто – ни частное лицо, ни отель – не может перекрыть доступ к океану, даже если отель находится прямо на берегу. Самые популярные пляжи – на южной стороне, где спокойное море и шикарные отели, особенно пляж Каанапали – место отдыха американских кинозвезд. Правда, северные пляжи во сто крат популярнее. Но ими отважится воспользоваться далеко не каждый.

Дело в том, что океан у берегов Мауи особенно переменчив, непредсказуем. Он то ласков, как котенок, то грозен до оглушительного рева, когда налетает на прибрежные скалы не просто штормами – ураганами. Его вздыбленную гигантскую волну стремятся оседлать бесстрашные серферы, специально ради этого прилетающие на Мауи со всего света.

Серферы вообще народ особый. Они уверены, что жизнь полнокровно пульсирует в их жилах, лишь когда они мчатся к берегу в унисон с грозящей поглотить их водной стихией. А поскольку нигде в мире больше нет такой сумасшедшей волны, они готовы забыть о всех и всем и навсегда поселиться здесь, что многие и делают.

Самое популярное у этих фанатов местечко на Гавайях – бухта Jaws («Челюсти»). С сентября по май, когда океан особенно неспокоен в Северном полушарии, отголоски камчатских и японских штормов достигают архипелага, трансформируясь у берегов именно этого маленького острова в гигантские валы.

Вспомним, что такое Гавайский архипелаг – вулканические горы, поднявшиеся с огромных глубин. Следовательно, за границами кораллового атолла, создающего обманчивую видимость мелководья, таится бездна. И волны, свободно докатившиеся до архипелага, столкнувшись с подводным рифом, вспучиваются. Их чудовищная сила у Мауи во много раз превышает силу цунами.

Серфер из России Сергей Чупров как нельзя лучше это проиллюстрировал, рассказывая о своей первой поездке «на самую знаменитую серфовую точку планеты». К сожалению, могу привести лишь выдержки из его необычайно эмоционального откровения: «Волна пухла и пухла у меня на глазах, наливаясь невероятной мощи энергией. Я не дышал – я смотрел на волну, и когда она вдруг расправила свои плечи на высоте 5-9-этажного дома, волна упала!!! Мириады брызг взлетели в воздух, и в огромном облаке водяной пыли заиграла радуга – то была душа разрушившейся волны! Я стоял и смотрел… не знал, сколько времени, мне некуда было больше идти и, наверное, незачем. Увиденное было настолько больше меня, что мозг не работал в режиме обыденной жизни… Если мне суждено попасть в рай после смерти, то это должно быть что-то вроде Мауи».

…Парус первого виндсерфера планеты со знакомым всему миру номером КА 1111 взлетает над волной в воздух и переворачивается в двух плоскостях. Это знаменитый прыжок многократного чемпиона мира в дисциплине Wave Джейсона Полякова, русского парня, живущего в Австралии. Вот уже больше 10 лет он не просто ежегодно приезжает в Мауи – он живет на острове по полгода, потому что, познав волну Jaws, ему «некуда больше идти и незачем». Бухта «Джоуз» стала его домом. «Катание на этих волнах – сумасшедшее наслаждение, – говорит он. – Это событие, когда волны приходят на «Джоуз», все очень быстро о них узнают, и наступает настоящий праздник – серферы, виндсерферы, камеры, катера, джетты, толпы зрителей. Здорово!.. Гавайи – эпицентр виндсерфинга. Чтобы держать руку на пульсе, нужно быть здесь».

scuba_diving_gbМир дайверов

Помимо этих удивительных существ, отождествляющих себя с океаном, Гавайи в неменьшей степени притягивают и фанатов подводного мира. Ежегодно сюда приезжают 60 000 профессиональных ныряльщиков и столько же проходят обучение непосредственно на островах. Одно из облюбованных дайверами мест – подводный кратер Молокини у острова Мауи.

Свыше 600 видов тропических рыб, треть которых эндемики, т. е. водятся только у Гавайских островов! Кроме акул всех мастей и дельфинов у берегов ошиваются – видимо, в качестве статистов в нескончаемом гавайском шоу – огромные морские зеленые черепахи, сопровождающие ныряльщиков. «Но трогать ты их не моги» – укусит не черепаха, а власти острова, больно укусят – штрафом в 5000 долларов.

Учитывая особую специфику возникновения архипелага, его кораллово-вулканическую сущность, можно себе представить… а вернее, даже представить невозможно, насколько необычен и интересен подводный мир вокруг Гавайских островов, какое фантастически-ирреальное сплетение может дать застывшая в воде лава с ее гротами, гигантскими подводными пещерами, арками и колоннами, с бесконечным лабиринтом туннелей – с одной стороны и нежнейшее многоцветие живых коралловых колоний и их бесчисленные обитатели – с другой.

Не зря тот, кто хоть раз побывал на Гавайях, вспоминает их как рай земной.

Be the first to comment

Leave a Reply