Сады Дюпонов

eleutha%cc%88re_irc%cc%a7nc%cc%a7e_du_pontДинастия Дюпонов – ярчайшая не страница даже, а глава в истории и культуре Америки, явление не только общенационального, но и мирового масштаба. Свое начало она ведет от французского экономиста и политика Пьера Самюэля Дюпона де Немура, вместе с семьей бежавшего из Франции в Новый Свет в 1797 году и осевшего в восточном штате США – Делавере.

Основателем семейной империи стал его младший сын, Элетер Ирене Дюпон де Немур, талантливый химик, до эмиграции работавший с Лавуазье. Именно тогда Элетер познакомился с нитратами, порохом и селитрой, сыгравшими определяющую роль во всей его будущей деятельности. Построенный им завод по производству высококачественного пороха быстро завоевал американский рынок. А созданная им в 1802 году корпорация Дюпон де Немур превратилась впоследствии во всемирно известного химического гиганта DuPont – одного из крупнейших в мире синдикатов, в активах которого вращается $ 211 млрд. Сегодня Дюпоны владеют десятками химических заводов, выпускающих синтетические волокна, пластмассы, химикаты, нефте- и газопродукты, добывают уголь, производят самолеты и оружие. DuPont прочно удерживает мировую монополию на нейлон, орлон, дакрон и тефлон.

Процветая, клан Дюпонов разрастался и ширился. К середине прошлого века их уже насчитывалось порядка полутора тысяч, одну треть из которых составляли мультимиллионеры. Эти суперактивные французы вскоре превратили всю северную часть Делавера в свое царство, что нашло отражение даже в названиях – официальных и «устных». Так, северный Делавер считают страной Дюпонов. Город Уилмингтон вместе с пригородами – их столицей. Дорога, ведущая в Уилмингтон, носит название Дюпон-хайвэй. Да что там Делавер! В Америке весь XIX век окрестили веком Дюпонов.

Центр финансового могущества клана, его трастовая компания тоже находится здесь, в Уилмингтоне – белокаменный, обтекаемых форм небоскреб, нижний холл которого украшает галерея фамильных портретов. Но не о промышленно-финансовой деятельности этой славной династии захотелось мне рассказать, а о культурном наследии отдельных ее представителей.

fox-hunting-full-cry-charles-bentleyЗадавая тон своему ближайшему окружению, Дюпоны устраивали пышные балы и не менее пышные выезды на охоту в лучших европейских традициях. «Они охотились на лис, сидя на чистокровных жеребцах, окруженные ловчими и сворами гончих, в камзолах XVIII века, треуголках и пудреных париках. На семейных праздниках они танцевали в костюмах маркизов и маркиз времен Людовика XV и разъезжались по домам в золоченых каретах…»

Поскольку Дюпоны не только очень талантливы в бизнесе, но и плодовиты и к тому же в средствах не стеснены, то и шикарных особняков по всей восточной Америке ими понастроено немало. Сегодня большая часть из них превращена в парки-музеи, в ботанические сады, открытые для посещений. А два из них так просто вне конкуренции.

«Сады Дюпона», что находятся в небольшом городке Kennett Square, в Пенсильвании, в 150 милях от Нью-Йорка – один из самых посещаемых и излюбленных уголков культивированной природы, созданных человеком. Именно под таким названием «Сады» известны нашим соотечественникам. Для американцев же это Longwood Gardens. Du Pont Gardens они потому, что создал их и вложил в них свою душу Пьер Дюпон, правнук первопроходца Пьера Самюэля. А вот почему Лонгвуд?

В ХVIII веке эта территория принадлежала семье Пирсов, выращивавшей на ней «коллекционный лес» – из разных пород деревьев и кустарников. К 1850 году братья Джошуа и Самуэл Пирсы сумели создать один из лучших дендрариев в стране, который был известен, как Парк Пирсов. А потом в округе начали вырубать леса, превращая их в стройматериалы. Та же участь грозила и Парку Пирсов. И, чтобы спасти лесонасаждения, Пьер Дюпон, большой любитель природы, выкупил всю огромную территорию в 480 га.

Отсюда и возникло это Longwoods, что означает вовсе не «Длинные леса», как переводят абсолютно все русскоязычные гиды, а «длинномерный сортимент» (термин из деревообрабатывающей промышленности). Поэтому «Сады Дюпона» звучит куда точнее и благозвучнее.

В отличие от своих предков, Пьер был по натуре больше романтиком, чем бизнесменом. Но жизнь диктовала свои условия. Ему пришлось ставить на ноги многочисленных братьев и сестер, поскольку все они рано лишились отца, а затем и возглавить семейный бизнес. Бремя ответственности долгое время не позволяло Пьеру даже жениться на любимой женщине. А когда наконец женился, то уже не обзавелся собственными детьми. Зато семейный бизнес под его руководством превратился в мощную химическую империю. В 1920 году Пьер Дюпон стал еще и президентом компании «Дженерал Моторс».

Это был человек широчайшего кругозора и образованности, интересовавшийся философией, науками, архитектурой, искусством. За свою жизнь он собрал огромнейшую библиотеку, в основном научных трудов. Что же касается его тяги к природе, то он и ее реализовал сполна. Коллекционировать и выращивать диковинные растения было его хобби. Приобретя Парк Пирсов вместе со старым поместьем, они с женой поселились в нем и занялись его реконструкцией, не жалея ни сил, ни средств, ни фантазии.

photo-87-pierresdupont1969_2_1045Неожиданно проявив себя как талантливый инженер и архитектор, Пьер Дюпон построил открытый театр – уменьшенную копию итальянского театра Villa Gori, создал взаимосвязанную систему фонтанов, которая по сей день считается одним из шедевров Longwood Gardens. В наши дни свето-музыкальные эффекты синхронно танцующих под музыку струй – явление уже довольно привычное, а тогда, в первой половине прошлого века, такое было в диковинку.

Затем он переделал Большую Консерваторию, как ее называют, снабдив ее большим органом. (Вообще-то conservatory переводится еще и как «зимний сад», «оранжерея» что в данном случае куда более уместно.) С этой целью он пригласил бельгийского органиста, Firmin Swinnen (переехавшего в Штаты в 1920-е годы и известного в Нью-Йорке своими музыкальными сопровождениями-импровизациями во время сеансов немого кино). Музыкант от заказа не отказался и спроектировал массивный инструмент, состоящий из 10 тыс. труб – один из самых больших в мире органов среди находящихся в частном владении, благо, потолки помещения и средства хозяина позволяли. Понадобилось 14 железнодорожных грузовых вагонов, чтобы переправить его детали к месту назначения.

Долгие 30 лет потом, вплоть до самой смерти хозяина, бельгиец Фирмен Свиннен был бессменным органистом у Пьера Дюпона, услаждая органной музыкой его слух, а вместе с ним и слух его многочисленных и частых гостей, среди пышных цветов в любое время года. Не скупясь на восхищение и похвалы, друзья разгуливали вместе с хозяевами по оранжереям, просторным полянам и аллеям, укромным уголкам и беседкам, любуясь архитектурными изысками, фонтанами и природой. Такого частного ботанического сада, размерами 5 на 3 км, еще не видела Америка.

На склоне лет бездетный Пьер Дюпон начал задумываться над тем, как сохранить Longwoods в неприкосновенности для будущих поколений. Ему очень хотелось, чтобы сюда приходили полюбоваться Садами, отдохнуть и развлечься семьями и после того, как его не станет. С этой целью он создал специальный фонд, завещав своё имение «в исключительное общественное пользование для проведения выставок, обучения, образования и наслаждения красотой растений». И еще при жизни открыл Longwood Gardens для свободного посещения всех желающих.

После смерти Пьера Дюпона в 1954 году его Сады отошли государству. Ими управляет директор, назначаемый частной некоммерческой организацией – компанией Longwood Gardens Inc, находящейся на полном самообеспечении. 600 рабочих, студентов и добровольных помощников, в числе которых 50 садовников, ухаживают за зелеными питомцами Дюпона.

В соответствии с завещанием создателя этого полного очарования парка, на его территории проводятся семинары и встречи, воплощаются обширные образовательные программы, включая школу бесплатного двухгодичного обучения профессиональному садоводству, с приобретением специальности, со стажировкой и практикой.

Ныне поместье, где жил и отводил душу один из крупнейших магнатов мира, его архитектурно-садовый комплекс и все, что он сохранил и создал на территории некогда приобретенного им парка, носит статус национального исторического памятника США, являясь гордостью и достопримечательностью страны. Сады Дюпона или Longwood Gardens – ботанический сад мирового уровня и масштаба. Здесь – на клумбах, газонах, в его 20 открытых и 20 зимних садах, в обширных подогреваемых теплицах собрано 11 тыс. самых разнообразных цветов и растений.

Это одно из самых любимых мест американцев, где они отдыхают и развлекаются – семьями, как того желал Пьер Дюпон. Здесь ежегодно устраиваются многочисленные развлекательные мероприятия – от сезонных выставок цветов до театрализованных представлений для детей в открытом музыкальном театре, концертов органной музыки и колокольного звона.

Приход осени, к примеру, отмечает фестиваль хризантем с десятками тысяч пышных кудрявых красавиц. На Рождество наряжаются елки, в оранжереях выращиваются зимние цветы и тысячи традиционных пунцовых пуансеттий, а с наступлением вечера на зданиях и вдоль аллей вспыхивает пятью миллионами огней праздничная иллюминация.

Пять раз в году в Садах Дюпона проводится «Шоу фейерверков и фонтанов» – праздник, который не скоро забудется. Для американцев восточного побережья это такое же событие, как, скажем, «Парад роз» в Калифорнии. Полюбоваться этим зрелищем собирается огромное количество людей. Они приходят загодя, за несколько часов до начала представления, со своими пледами, ковриками, складными стульями. Занимают места на просторной поляне парка и терпеливо ждут наступления темноты.

Фонтаны танцуют под самую разнообразную музыку – от симфонической до суперсовременной, скажем, под мелодии из фильмов Superman и Star Track. Но на сей раз звучит музыка Чайковского, и одного этого достаточно, чтобы испытать удовольствие.

Будто разбуженные нежной мелодией, просыпаются фонтаны, плавно взлетая и опадая вместе с ней, меняя цвета и переливаясь всеми оттенками спектра. В небе, вторя аккордам, вспыхивают первые красочные цветы. Танец струй и огненный рисунок фейерверков идут по нарастающей, с каждым новым взрывом все более усложняясь. Главный фонтан взмывает ввысь на 40 м, будто стремясь принять участие в небесном шоу. Четыреста тысяч огней расцветают над головами завороженных зрителей гигантскими красочными цветами, превращая все небо в дивной красоты ботанический сад.

И под конец апофеоз музыки, красок, огней, всеобщего ликования и грохота орудий. Фонтаны бьют в полную силу. Низко над землей зависают и медленно тают в ночи огромные шары, в небо врезаются длиннохвостые светящиеся кометы. Оглушительный грохот не только не пугает зрителей, но и ввергает их в экстаз. От того, что залпы производятся низко, на них сыплются остатки тлеющей упаковки от зарядов. Но все просчитано заранее, и никому еще этот полуогненный дождь вреда не причинил.   

Обойти весь парк за день практически невозможно, а побывать хочется везде. По территории парка проложена железная дорога, но она детская. У каждого уголка свое «лицо», свои отличительные особенности. В «Фигурном саду», например, тисовые кусты подстрижены в форме геометрических фигур и разных животных, этакие живые зеленые скульптуры.

Его «Главная консерватория» по сей день считается одной из крупнейших оранжерей в мире. Огромные помещения со стеклянными высоченными потолками, с искусственными прудами, ручьями и скалами, имеют в плане квадрат (или колодец) с внутренним открытым двориком посредине. В них собраны растения по климатическим зонам. Кактусы, пальмы… тропики с лианами, коллекция орхидей, зал бонсай и т.д. Рассказывать обо всех зеленых питомцах нет возможности, да и ни к чему. Но на одном, неизменно вызывающем у посетителей живейший интерес, стоит заострить внимание.

Во внутреннем дворике, в водоеме с подогревом обитают мистические лотосы и прекрасные водяные лилии: белые, кремовые, розовые, голубые, сиреневые, малиновые. Сады Дюпона не случайно открыты до 10 часов вечера (по четвергам, пятницам и субботам). При солнечном свете в этом водоеме цветут дневные лилии, а с наступлением темноты поднимаются из глубины черных вод и распускаются на глазах ночные красавицы.

Среди них на воде лениво покачиваются гигантские зеленые «сковородки», с коричневым кантиком по краю, сверху ярко-зеленые, снизу фиолетовые. Это знакомая нам по фильмам, и еще – по Адлеру, Виктория регия – коронованная родственница российской кувшинки, уроженка Южной Америки. Там, на реке Амазонке, ее листья достигают 2 м в поперечнике. Благодаря мощным, решеткообразным прожилкам они могут выдерживать до 35 кг веса, в частности – сидящего и даже стоящего ребенка.

Виктория регия цветет громадными цветами, собранными из бесчисленного множества лепестков. Их цвета переливаются от белого, по краям, к нежно-розовым, переходящим к сердцевине в огненно-красный. Распустившийся цветок, источающий нежнейший аромат, может достигать одного фута в ширину. Чудо-растение было названо в честь английской королевы – «Виктория царственная». Для индейцев же это Апона – «птичья сковородка». А южноамериканские испанцы называют его водяным маисом. Они считают, что семена, которыми нашпигован плод Виктории регии, размером с кокосовый орех, не уступают по вкусовым качествам кукурузе.

Пьер Дюпон, обожавший экспериментировать с растениями, вывел путем скрещивания свою собственную разновидность зеленого гиганта. Так что в водоеме Консерватории посетителей встречает уже коренной житель Северной Америки – Victoria Longwood Hybrid.

Не менее интересно имение других представителей клана Дюпонов, находящееся в 6 милях к северо-западу от Уилмингтона, в живописной долине Брэндиуайн. Называется оно Музей-усадьба Уинтертур (Winterthur Museum & Country Estate) и пользуется особой славой и популярностью на всех уровнях, входя в десятку самых роскошных и известных загородных вилл Америки. Winterthur – это дивной красоты садово-парковый ансамбль с естественными лугами, прудами, рощами, холмами и цветами, плюс богатое собрание научных трудов и музей колониальной Америки, часть экспозиции которого определяется как один из лучших детских музеев.

Просторный, поначалу 20-комнатный, дом Winterthur построили для себя члены семьи Дюпонов еще в 1839 году. Долгое время он был просто богатым поместьем богатых людей. Дом и его угодья (2 500 акров земель) переходили несколько раз по наследству от отца к сыну, пока не попали к Генри Франсису Дюпону.

Генри с энтузиазмом занялся перепланировкой территории, разбивая сады, перекраивая на свой лад целые холмы, ручьи и пруды, чтобы придать им романтический вид старинного поместья. Помогала ему в этом подруга всей его жизни Мариан Коффин. Как большинство ландшафтных архитекторов-дизайнереров того времени, она находилась под влиянием классической архитектуры садов итальянского Возрождения, в основе которой лежала строгая симметрия и пропорциональность.

Генри Дюпон сполна реализовал свое романтическое видение красоты природы, свою любовь к ней, превратив поместье в единое и гармоничное произведение искусства. Каждое посаженное им или под его руководством дерево снабжено биркой, на которой, помимо названия и места, откуда оно родом, дана подробная инструкция, как за ним ухаживать, куда его можно пересаживать, а куда нет. «Глубокие познания в сфере жизни растений и проницательность в предвидении будущего обеспечили его ландшафтам красоту и долговечность», – отмечают исследователи.

Человек, оказавшийся на территории усадьбы, словно погружается в иное время, в иную реальность. Каждый отдельный сад посвящен какой-то определенной теме. С просторами зеленых лугов и холмов перемежаются бесчисленные оазисы цветов: Поляна Пионов, Сад-Поляна, Сад-Магнолия, Дубовая роща на холме, Солнечный Сад и т.д. Сады Азалий – буйство белого, розового, лилового, красного цветения под сенью огромных деревьев. А рядом красочный ковер из полевых цветов.

Rock Garden – узкая долина между холмами с водопадом, изливающим свои воды в несколько небольших сообщающихся прудов. По проекту Мариан Коффин для его создания в 1920 году потребовалось завезти в имение 135 тонн камня. За минувшие с той поры годы разросшиеся и поднявшиеся в небо деревья сомкнулись кронами, образовав сплошной шатер, придавший Скальному саду сумеречную романтичную таинственность.

thumbnailВ 1962-м, когда поместье уже функционировало как музей, 82-летний Генри сотворил на его территории еще одно чудо – Сад-на-Карьере, преобразовав старую каменоломню в экзотический каменный сад, для чего использовал широкую нишу в огромной обнаженной скале, орошаемую природными источниками.

Поднявшись по живописно вьющейся тропинке к летнему дому Бристоль на Платановом холме, можно обозревать развернутые, как на карте, ландшафты имения. Есть там и парк-сказка для детей – «Зачарованный лес», только он был открыт уже в 2000 году. Широкие лестницы ведут от главного здания вниз, через расположенные террасами сады к Reflecting Pool (что можно перевести, наверное, как «Зеркальный пруд»), который использовался хозяевами как плавательный бассейн.

Отдаваясь целиком саду, Генри не забывал и о другом своем хобби. Он регулярно пристраивал к основному дому комнату за комнатой, пока их количество не достигло 175, заполняя их быстрорастущей коллекцией предметов быта и прикладного искусства периода 1640-1860 годов. Благодаря его стараниям Winterthur ныне является музеем мирового класса с обширнейшей и богатейшей коллекцией антиквариата и американского наследия, собранного по временным периодам.

В коллекции более 85 тыс. предметов, изготовленных или бывших в употреблении в США, – от исторической одежды первых поселенцев и рабочих инструментов ремесленников до изысканных изделий из металла, дерева, керамики, стекла, серебра. Особое внимание Генри уделял фарфору, о чем говорит бесчисленное множество японских и китайских сервизов, расставленных на столиках под вышитыми салфетками, – к текстильным изделиям у него тоже было особое пристрастие. Коллекция включает в себя и произведения изобразительного искусства – живопись, графику, рисунки известных американских художников.

Затем, подражая английским лордам (если вспомнить балы и охоту его предков, это, видимо, у Дюпонов в крови), Генри принялся собирать библиотеку. Иначе какой же это знатный дом без богатой библиотеки? Подбор книг был весьма целенаправленным, напрямую связанным с тематикой коллекции.

Генри, как и его родственник Пьер, мечтал, чтобы люди могли увидеть плоды его трудов, насладиться ими, как наслаждался он сам, могли оценить их по заслугам. Он хотел, чтобы Winterthur принадлежал всем. И, заранее предопределив будущее своего детища, задолго до смерти он начинает готовить поместье к отведенной ему роли. В 1930-м создает корпорацию Winterthur как некоммерческое учебное заведение, после чего вплотную уже занимается превращением частного поместья в образовательный музей – с Visitor Center, со своим лекторием и пожарной командой. В 1951 году поместье Winterthur впервые открыло ворота для всех желающих, превратившись в музей.

Годом позже Генри Дюпон передает в общественное пользование свою научную библиотеку, чтобы американские студенты имели возможность ближе познакомиться с собственной культурой. По его глубокому убеждению, национальное изобразительное и прикладное искусство не были до него удостоены должным вниманием американцев. А следовательно, нужно было исправить эту историческую несправедливость.

32214560В библиотеке собрана научная литература по исследованию декоративно-прикладного искусства и других ценностей материальной культуры. Благодаря Генри, его музею и библиотеке поместье Winterthur становится общепризнанным центром современных исследований, способствующих пониманию и признанию художественной, культурной, социальной и интеллектуальной истории Америки – от колониальных времен до ХХ века.

Генри Франсис Дюпон умер в 89 лет, в 1969 году. Исследовательский центр успешно функционирует на территории поместья по сей день. Музей продолжает расширять свои коллекции за счет фонда, а также благодаря дарам и завещанному имуществу от друзей Дюпонов и нынешней администрации поместья.

Этот удивительный человек, являющий собой наглядный пример подлинного перфекционизма, был и остается ярчайшим представителем истории американской ландшафтной архитектуры, умудрившимся за одну свою жизнь создать эталон богатого американского поместья в лучших европейских традициях, которые там, за океаном, выпестовывались столетиями.

Be the first to comment

Leave a Reply