Необъятные ГРАНИ Дианы Вишнёвой

Vishneva __01«У меня нет ограничений – у меня есть танец!»

В апреле 2015 года при поддержке продюсерского центра Ardani Artist пройдут гастроли примы-балерины Мариинского театра Дианы Вишнёвой. Несмотря на напряженный график Дианы, New Style Magazine удалось взять у неё интервью, в котором мы поговорили о творческих планах балерины, работе над проектом «Грани», съемках в авторском кино и многом другом.

Диана Викторовна Вишнёва родилась в Ленинграде. Её карьерный путь начался с поступления в Академию русского балета имени А.Я.Вагановой (выпускалась по классу Людмилы Ковалёвой) в возрасте одиннадцати лет. В 1994 году одержала свою первую победу на Международном конкурсе юных артистов балета в Лозанне, завоевав Золотую медаль и Гран-при.

В творческом репертуаре Дианы заглавные партии в классических балетах – «Золушка», «Манон», «Баядерка», «Жизель», «Щелкунчик», «Лебединое озеро», а также неоклассика в хореографии Алексея Ратманского («Анна Каренина», «Утраченные иллюзии», «Золушка»), Альберта Алонсо («Кармен-сюита»), Ролана Пети («Кармен», «Юноша и Смерть»), Джорджа Баланчина («Рубины» из триптиха «Драгоценности»), Джона Ноймайера («Дама с камелиями», «Иллюзии как «Лебединое озеро»», «Татьяна»), Мориса Бежара («Кольцо вокруг кольца», «Бхакти», «Болеро») и т.д.

Творческая деятельность Дианы отмечена многими наградами и премиями, в том числе: Государственная премия Российской Федерации, премия «Божественная», приз «Лучшая танцовщица Европы», шесть «Золотых масок», приз «Балерина десятилетия» и многое другое. В 2007 году балерине присвоено звание Народной артистки России.

Ваши родители по профессии инженеры-химики, как получилось, в таком случае, что вы решили заняться балетом?

Я росла обыкновенным советским ребенком. Когда мне было шесть лет, мама отвела меня в танцевальную студию во Дворце пионеров. Я ходила туда с удовольствием, но никогда не задумывалась над тем, во что это может вылиться. Многое изменилось для меня, когда я решила поступать в Академию имени А.Я. Вагановой. Я попала в совершенно другой мир. Думаю, больше всего меня подтолкнуло к желанию поступить в Академию осознание того, что туда хотят попасть очень много детей. Конкурс был девяносто человек на место, претенденты съезжались со всех республик. Когда я поступила – это и стало моим желанием.

И у вас никогда не было мысли повернуть назад, прекратить?

Как раз, наоборот, такая мысль была постоянно. Мне казалось, что я недостаточно хороша для балета, что у меня мало природных данных, что не справляюсь со всеми задачами. Но что-то вдохновляло и не давало остановиться. И с каждым годом я работала больше и больше.

То есть вы перфекционист?

Я – перфекционист и пессимист. Я всегда относилась к себе очень жестко. Но, возможно, это те качества, которые и позволили мне стать тем, кем я сейчас являюсь.

Как у любого творческого человека, наверняка, у вас бывают моменты, когда что-то не удается, когда возникает ощущение, что все идет не так. В чем или в ком вы находите опору в таких случаях?

Конечно, прежде всего, в моей семье. Только в семье могут тебя понять, пожалеть, вдохновить. Кроме того, важна вера в меня моих педагогов, коллег.

В апреле вы приезжаете в Лондон с вашей новой программой «Грани» («On the edge»). Русский перевод кажется более многозначным, объемным. Расскажите, как родилось это название? Оно появилось вначале на русском или на английском языке?

Сначала оно появилось на английском языке, но когда мы перевели его, то поняли, что смысл на русском языке не совсем соответствует теме программы. Мне хотелось показать, что мир танца многогранен.

Соло-выступления – это всегда от «Я»; на сцене – это вы или это ваша лирическая героиня?

Это можно интерпретировать по-разному. В работе не заложена конкретная биографическая история, но в ней присутствует и часть меня, и те темы, которые волнуют постановщиков. Хореограф-мужчина видит меня в одном ракурсе, а хореограф-женщина – в ином. Нельзя сказать, что данный проект – это только «Я» или только взгляд хореографа, это сотворчество.

На создание второй части спектакля «Грани» повлияли фильмы Андрея Тарковского. Это какой-то конкретный фильм?

Вторая часть спектакля — «Женщина в комнате» — это наша первая работа с Каролин Карлсон, до этого она меня не знала. Когда мы познакомились, она расспрашивала о моем детстве, интересах, увлечениях и моей философии жизни. Мы очень много общались и просто как женщина с женщиной. Именно из этого общения родился спектакль. Собственно, сама постановка — это истории разных женщин. Все появлялось из каких-то маленьких деталей, импровизации, случайностей. Например, когда я пришла на выступление труппы Каролин, то была в туфлях на каблуках. Она сразу же предложила: «Давай будем танцевать на каблуках!». И уже на репетиции, она меня спрашивает: «А туфли-то привезла?» (смеется). Я не думала, что Каролин тогда говорила это всерьез. В итоге получилось, что я танцую именно на каблуках, что очень необычно для балета.

Каролин Карлсон — это тот хореограф, который ценит, знает и вдохновляется поэзией, что отражается в стилистике и движениях ее постановок. В частности, она любит творчество Арсения Тарковского, а также его сына, режиссера Андрея Тарковского. Все это повлияло на постановку в целом, и мы стали развивать эту идею.

Как проходила работа над первой частью – «Переключение» («Switch») Жана-Кристофа Майо?

Жан-Кристоф Майо следил за моей карьерой с того момента, когда я выиграла Гран-при в Лозанне (1994 г.). Хореограф был в составе жюри этого конкурса, и его голос стал решающим в присуждении мне первого приза.

Однажды он сказал: «Давай я что-нибудь для тебя поставлю, чтобы тебя почувствовать». Сначала это была совершенно иная история, но в процессе работы менялось все: и музыка, и сюжет, и задумка. В итоге, история превратилась в триллер, где главная героиня – голливудская дива. Это любовный треугольник, там есть и эротизм, и страсть, и внутренние переживания героев.

Какие фильмы и музыка вам нравятся?

Я люблю авторское европейское кино, а также мне нравятся хорошие голливудские фильмы. Из режиссеров это Ларс фон Триер, Педро Альмадовар и Вонг Кар Вай.

Если говорить о музыке, то я выросла на классике: люблю Рахманинова и Стравинского. В то же время, мне нравятся и современные исполнители: Земфира или Бьорк. Дома я люблю тишину. А самый приятный звук – это шум моря.

А как вы любите отдыхать?

Я стараюсь совмещать отдых с восстановлением. Люблю различные спа, Мёртвое море.

Какой у вас любимый город?

Париж.

А где ваш дом?

Дом там, где родители. Это родной город – Санкт-Петербург. Но, к сожалению, редко там бываю.

На веб-сайте вашего фонда написано, что, на ваш взгляд, сейчас происходит падение престижности балетной профессии. Почему вы так считаете?

Тот престиж, который был раньше, изменился. Очень много преподавателей уехало на Запад. Когда я училась, уровень и ритм преподавания были совершенно иными. Главным было качество, сейчас – быстрый результат. Всё стало упрощеннее. Я очень рада, что смогла застать то время, когда у нас преподавали выдающиеся артисты балета, легенды Мариинского театра.

Vishneva __02

А как вы думаете, почему это происходит?

Все немного мельчает. Мельчает градус искусства.

Какие у вас планы на будущее?

Возможностей и идей у меня очень много, а самое главное есть понимание того, что я могу сделать. Я продолжаю развивать свой фестиваль «Context», работать над проектами фонда. А как дальше сложится? Со всеми событиями, которые происходят в мире, очень сложно прогнозировать. Одно могу сказать – я буду всегда работать и всегда буду в творческом поиске.

Как у вас происходит зарождение новой творческой идеи?

Это очень непростой процесс. Ты вынашиваешь своего ребенка. Иногда возникает ощущение, что сходишь с ума (смеется): ты перестаешь принадлежать себе, тебе не дают спать музыка, собственные мысли. Творческий процесс никогда не прерывается. Меньше устаешь физически, чем психологически. Для меня всегда важен философски-психологический момент и истории. А когда этот этап пройден, и работа сделана, весь накопленный опыт трансформирует и обогащает тебя. То, что я переживаю, хватит на несколько жизней.

В вашем репертуаре есть роли самых разных героинь. Кто из них вам ближе?

Ближе всегда та, которую репетируешь. Но как только отыграешь – это уходит. А потом снова возвращаешься, и возникают совершенно новые эмоции. Я прихожу другим человеком. Мне всегда интересна драматическая линия, психологизм.

Эрнест Хэмингуэй сказал, что писателю мешают выпивка, женщины, деньги и честолюбие. А так же отсутствие выпивки, женщин, денег и честолюбия. А что мешает балерине?

Балерины все очень разные. Ты должен обладать очень сильной волей, характером, желанием, но нужно всегда оставаться человеком. У меня появилась потребность отдавать, желание делиться своим накопленным багажом. Помочь зрителям – рассказать, что балет не ограничивается только классикой. У меня нет ограничения, у меня есть танец! Танец без границ!

У вас был опыт съемок в авторском кино (Диана Вишнёва снялась в фильме Рустама Хамдамова «Бриллианты»», – прим.автора). Что вам дал этот опыт?

Я никогда не мечтала о съемках в кино и уж тем более не думала, что меня пригласит Рустам Хамдамов.  И когда он позвонил и предложил сняться у него в фильме, я жутко испугалась, сказала: «Я же не актриса, у меня нет опыта». На что Рустам ответил: «Именно это мне и нужно». Он потрясающе интересный человек, художник с большой буквы, невероятный эстет. Во время съемок, которые длились всего три дня, я старалась проводить больше времени в беседах с ним, чтобы понять его творческое мировоззрение, его мысли. Для меня это стало колоссальным опытом.   

Артистов часто спрашивают о том, какую роль они мечтают исполнить. У вас в репертуаре есть роли, которые мечтает станцевать, наверное, каждая балерина. Поэтому вопрос – а на что вы не согласитесь?

На участие в гала-концертах.

Премьера авторской балетной программы «ГРАНИ» Дианы Вишневой состоится в London Coliseum 14-18 апреля.

Заказ билетов по телефону 020 7845 9300 или на сайте  www.eno.org

Be the first to comment

Leave a Reply